Глава 19. Я хотела для тебя только самого лучшего

Я хотела для тебя только самого лучшего.

Стерлинг не хотел ее повесить. Он хотел на ней жениться.

Тейн и Диана ринулись к ним, а Лаура осталась сидеть в блаженном изумлении, изо всех сил стараясь осознать только что услышанное. Они со Стерлингом поженятся. И будут жить так, как она мечтала жить с Николасом. С долгими прогулками на закате и горячим шоколадом по утрам в постели.

Тейн ударил ладонями по столу.

- Стерлинг, ты сошел с ума? С какой стати ты собираешься вознаградить ее за предательство, сделав своей женой и герцогиней?

Стерлинг откинулся на спинку кресла, на его губах заиграла улыбка.

- Ты переоцениваешь мою очаровательность. Кое-кто мог бы поспорить с тем, что я являюсь призовой наградой. Вполне возможно, что быть моей женой как раз и будет тем наказанием, которого она заслуживает.

Диана замотала головой так яростно, что из ее прически выбилась непослушная прядка.

- Я тебя не понимаю и никогда не смогу понять. Ты не собирался жениться по любви, но теперь женишься из мести?

- Кто здесь говорит о мести? Не вижу причин, почему я не могу быть таким же практичным, что и наша мисс Фарли. - Стерлинг бросил на Лауру ледяной взгляд. - Мне необходим наследник. Она может обеспечить меня им. И прежде, чем уехать из Девонбрук Холла, я говорил тебе, что собираюсь подыскивать себе жену. А сейчас мне даже не придется беспокоиться об ухаживании и всем остальном.

Диана понизила голос до шепота, но Лаура все равно хорошо расслышала.

- Если ты хочешь искупить свою маленькую неосторожность прошлой ночи, то есть другой, более благоразумный, способ это сделать.

- Какая еще неосторожность? - эхом отозвался Тейн. - Вот черт, о какой неосторожности я не в курсе?

- Ты мог бы просто как следует заплатить этой девочке, - прошипела Диана, толкая Тейна локтем под ребра. - Или, если твоей совести этого мало, можно даже назначить ей ежемесячное пособие.

Стерлинг подался вперед и с упреком посмотрел на нее.

- Теперь, Ди, ты понимаешь, что у меня нет никакой совести?

- Может, ты и хочешь, чтобы мир в это поверил, но я знаю тебя гораздо лучше. Прошлой ночью ты совершил дурацкую ошибку, но это не значит, что ты должен всю свою оставшуюся жизнь исполнять за это епитимию. Если бы ты женился на каждой женщине, которую соблазнял, Девонбрук Холл был бы уже доверху заполнен твоими будущими женами.

- Ненавижу это признавать, но твоя кузина права, - сказал Тейн. - Если ты собираешься подыскивать себе жену, то ты можешь выбрать любую лондонскую красавицу. Зачем тебе останавливать свой выбор на какой-то маленькой лживой...

- Тейн. - Стерлинг сузил глаза, что было другу достаточным предупреждением. - На мой взгляд, я обязан дать этой девушке свою фамилию, но и только.

- Нет, спасибо. - Голос Лауры прозвучал, словно колокол во внезапно упавшем молчании. Диана и Тейн отпрянули, когда она поднялась с кресла и с прямой спиной и высоко поднятой головой встала напротив стола. - Боюсь, мне придется отклонить это щедрое предложение, ваша светлость. Я не хочу носить вашу фамилию. Я не хочу рожать вам наследника. Я не хочу получать вашего богатства. И, уж конечно, я совершенно определенно не хочу вас. На самом деле, учитывая ваше колоссальное высокомерие, я думаю, что скорее согласилась бы пойти на виселицу, чем выйти за вас замуж.

Диана и Тейн издали единый судорожный вздох. Очевидно, никому из них даже в голову не приходило, что простая деревенская девушка посмеет отвергнуть столь высочайшее предложение. Но Стерлинг лишь поднял бровь.

Не сводя с Лауры взгляда, он мягко сказал:

- Вероятно, будет лучше, если вы оба оставите нас наедине.

- Я действительно не считаю, что … - начала было Диана.

- … это очень мудро, - закончил за нее Тейн.

Длинные аристократичные пальцы Стерлинга стали играть с ножом для писем.

- Можете подождать за дверью, если хотите послушать ее крики. Или мои.

Бросая через плечо опасливые взгляды, Тейн и Диана гуськом вышли за дверь, оставив Лауру стоять и смотреть на Стерлинга через запыленный стол.

Стерлинг показал ей на кресло ножом для писем.

- Прошу вас, садитесь, мисс Фарли.

С чувством, что она в чем-то напоминает его собак, Лаура плюхнулась обратно в кресло. От Стерлинга не укрылось, что она при этом болезненно вздрогнула.

- С вами действительно все в порядке? - Он посмотрел ей в лицо с выражением, которое легко было принять за искреннее беспокойство. - Боюсь, я мог оказаться вчера слишком… энергичен, когда оказывал вам вчера вечером знаки внимания. Это была невнимательность с моей стороны. Обычно я справляюсь с бренди более уверенно.

Плохо было уже одно то, что их брачная ночь стала просто "глупой ошибкой" и "небольшой неосторожностью". Дальше он ей скажет, что даже не помнит, как заходил к ней в спальню. И что все нежные и восхитительные моменты, которые у них были, растворились в пьяном угаре.

- Невнимательность - это когда кто-то забывает о дне рождения, - натянуто сказала она, - а не когда кто-то приходит в твою постель и притворяется твоим мужем, отлично зная, что это не так.

- Если бы вы знали, что наш брак недействителен, то отослали бы меня?

Лаура опустила глаза. Это был нечестный вопрос, и они оба знали это.

- Я не виню вас. Мужчина моего положения должен лучше сдерживать свои эмоции. Могу вас заверить, что такое больше не повторится. - Вместо облегчения Лаура ощутила потерю. Стерлинг отбросил в сторону нож для писем. - По моей просьбе один из лакеев совершил вчера вечером небольшую вылазку в деревенскую церковь.

Лаура нахмурилась, сбитая с толку резкой сменой темы. Она вспомнила экипаж, который видела отъезжающим от поместья, как раз перед тем, как Стерлинг ворвался к ней в спальню.

- Для чего?

- От радости при виде своей кузины, я чуть не забыл об ангеле, который свалился на нас с небес всего через несколько минут после того, как мы повторили свои обеты.

Лаура покачала головой. Она никогда не забудет тот ужасный момент, когда она повернулась и увидела его лежащим без движения на церковном крыльце.

- Это был ужасный несчастный случай.

- Я тоже был склонен так думать. Пока мой лакей не нашел на колокольне вот это. - Он открыл ящик стола и вытащил и из него какой-то железный предмет. В первый момент Лаура подумала, что это еще один нож для писем, но потом поняла, что это было долото, и его толстое лезвие все еще было в крошках цемента. - Похоже, это все-таки был не несчастный случай, а очень неумелая попытка убийства. Так скажите мне, мисс Фарли, - сверкающий золотом взгляд Стерлинга коснулся ее лица, когда он откинулся на спинку кресла: - Вы хотели получить меня живого? Или мертвого?

Хотя казалось, что прошла целая жизнь с тех пор, как она стояла на церковных ступенях в объятиях обожающего ее мужа, у Лауры заняло всего минуту, чтобы мысленно вернуться в то время. Она вспомнила, как поднималась на ноги после падения статуи, как, шатаясь, поднималась по лестнице, и как Лотти и Джордж на всех парах вылетели из-за угла церкви, выкрикивая ее имя. Она до сих пор помнила выражение лица Лотти - вина и ужас, смешанные с облегчением. А потом память вернула ее в еще более раннее время, к тому моменту, когда они с детьми впервые узнали, что Стерлинг Харлоу планирует завладеть их домом.

- Мы могли бы его убить. - Бодрые слова Лотти отозвались эхом в голове Лауры, а за ними последовал ее собственный небрежный ответ. - Для этого, вероятно, понадобится серебряная пуля или осиновый кол.

Однако именно ее сердце пронзили, хотя и не осиновым колом, а долотом в руках Стерлинга.

Она могла убедить его, что невиновна. Она знала, что до сих пор имеет над ним заметную власть. В конце концов, если бы он не отпихнул ее в сторону, статуя убила бы ее саму. Но выступить в свою защиту означало бы поставить под удар Лотти и Джорджа. И она сомневалась, что даже самый доброжелательный суд отнесся бы с пониманием к попытке убить пэра королевства, несмотря на то, что преступники едва вылезли из колыбели. Предполагается, что она будет наслаждаться жизнью в качестве герцогини и жены Стерлинга, пока ее брата и сестру вздергивают на виселице или гноят в Ньюгейтской тюрьме?

Понимая, что только что навсегда простилась со всеми надеждами на счастливое будущее, Лаура помертвевшим взглядом посмотрела на Стерлинга и холодно сказала:

- Я хотела получить Арден Менор. И я готова была пойти на что угодно, чтобы получить его, даже на то, чтобы избавиться от мешающего мне мужа.

Он не произнес ни слова. Только посмотрел на нее с безразличным выражением лица.

И понимая, что это не будет так эффектно без шапки золотых локонов, Лаура вскинула голову так же, как тысячу раз на ее глазах делала Лотти. Ее единственная надежда состояла в том, чтобы начать думать, как сестра.

- Завещание леди Элеоноры предусматривало, что я должна найти себе мужа. Она ничего не говорила о том, сколько я должна была жить с ним. Убрав вас с дороги, я могла бы управлять Арден Менор так, как я считаю правильным, и никто не стал бы вмешиваться в мои дела. Мне не хотелось разводиться с вами. Скандал бы плохо отразился на добром имени нашей семьи. Поэтому я решила, что будет менее обременительно просто убить вас.

Стерлинг погладил себя по щеке, стараясь прикрыть рот.

- Уронив мне на голову ангела.

Лаура выдавила надменную улыбку.

- Это был единственный способ получить все, что я хочу - поместье и свободу. Кроме того, всем известно, что вдовы имеют больше прав, чем жены.

Не произнеся ни слова, Стерлинг встал и подошел к двери. Рывком распахнув ее, он проревел:

- Карлотта! - после чего вернулся к столу и снова сел в кресло.

Лаура начала, запинаясь, что-то объяснять, пока в дверном проеме не появилась Лотти.

- Я заставила Лотти помогать мне. Я пригрозила… - Она постаралась придумать достаточно отвратительную угрозу. - Я пригрозила утопить всех ее котят, если она мне не поможет. Она умоляла меня не причинять вам вреда, но я не оставила ей выбора. Вот почему я … - Лаура замолчала, уставившись на сестру.

Белый передник Лотти был чистым и накрахмаленным, а карманы не бугрились от котят или контрабанды. И даже розовый бант, стягивающий золотые локоны, был совершенно ровным.

Она прошла к столу, присела в изящном реверансе и без намека на вызов произнесла:

- Да, сэр?

Лаура прижала руку ко рту.

- О Боже, что такое ужасное вы с ней сделали?

Стерлинг проигнорировал вопрос и очень тепло улыбнулся ее сестре.

- Лотти, дорогая, не могла бы ты повторить Лауре то, что рассказала мне сегодня утром?

Потупив взгляд больших голубых глаз, Лотти повернулась к Лауре.

- Это я виновата в том, что ангел чуть не убил вас обоих. Я расшатала его, а когда зазвонили колокола, меня на него снесло. Я планировала уронить его на голову Николаса. - Она с трудом переглотнула, бросив перепуганный взгляд на Стерлинга.

- Все в порядке, - мягко сказал тот. - Продолжай.

- Я имею в виду, на голову его светлости. Но потом поняла, что просто не смогу довести свой план до конца. Особенно после того, как Джордж сказал, как сильно вы любите...

- Спасибо, Лотти, - твердо остановил ее Стерлинг. - Я очень ценю твою честность. Ты можешь идти.

Лаура подождала, пока сестра выйдет за дверь, и подняла на Стерлинга горящий взгляд.

- Вы обманули меня!

- Не слишком приятное чувство, не правда ли? - Он встал, подошел к окну и остановился около него спиной к ней. Солнце вспыхнуло на его золотистых волосах, создав вокруг головы подобие нимба. - Хотя правда состоит в том, что дело не лично в вас, верно, Лаура? Вы просто ничем не отличаетесь от других женщин. Не отличаетесь от…

- Вашей матери? - тихо предположила Лаура. - Насколько я понимаю, ваш отец дал ей не больше выбора, чем вы сейчас даете мне.

Стерлинг повернулся к ней лицом и сжал губы.

- Вы абсолютно правы. У вас должен быть выбор. Итак, вы хотите стать моей женой или любовницей? В качестве любовницы вы получите право на дом, щедрое пособие - более чем достаточное, чтобы заботиться о Джордже и Лотти - отличный гардероб, драгоценности и кое-какой социальный статус, хотя и сомнительный. Взамен я жду, что вы будете принимать меня в постели столько, сколько я захочу. Конечно, когда я найду себе настоящую жену, то потребую от вас благоразумной осторожности. Но мы ведь уже точно знаем, что вы умеете хранить тайны, не так ли? Выбор за вами, Лаура, но я очень бы оценил, если бы вы сделали его побыстрее. - Он обвел комнату неприязненным взглядом. - Я уже и так потратил достаточно времени в этом провинциальном аду.

Потеряв от бешенства дар речи, Лаура встала и пошла к двери. Она уже взялась за дверную ручку, когда Стерлинг произнес:

- Прежде чем отвергнуть мое брачное предложение, вспомните, что, возможно, уже носите моего ребенка.

У Лауры перехватило дыхание. Она прикоснулась к своему животу, испытывая удивительную смесь гнева и острого желания.

Она медленно повернулась к нему лицом и с удивлением покачала головой.

- Если вы чего-то хотите, то не остановитесь ни перед чем, верно?

Стерлинг лениво пожал плечом.

- А чего еще можно ожидать от такого дьявола, как я?