Надежда на будущее

Свидание с родными в конце моего длительного поста было первым за все заключение.

И прошло еще много времени, прежде чем я увиделся с некоторыми из них снова. При встрече мне рассказали, как быстро распространялось и укреплялось Царство Божие и какой урожай пожинали по всему Китаю. Кобовцы прислуживались к нашему разговору, но так и не поняли о чем говорили Делинь и друзья. Меня же это свидание ободрило и укрепило. Комитет общественной безопасности все еще выискивал улики против меня. Сотрудники КОБ рыскали по городам и уездам, чтобы набрать компрометирующий материал и состряпать на меня новое дело.

Однажды утром в восемь часов тюремные ворота отворились. Меня повели на суд. Вел судебное заседание судья - человек низкого роста лет тридцати. Черные глаза его были полны презрения и отвращения.

Помогал ему высокий человек лет пятидесяти. Увенчанный сединой, он выглядел мудрым и опытным. Его лицо казалось очень добрым, хотя в действительности это был коварный и хитрый тип. Вот что он сказал мне : " Граждане Юн, наше государство проявило к вам большое снисхождение. Учитывая ваше неудовлетворительное физическое состояние, мы предоставили вам несколько месяцев на отдых и поправку. Теперь вы окрепли, кроме того у вас было много времени приготовиться к своему выступлению. Теперь такой случай выдался. Подумайте и признайтесь в преступлениях! "

Затем судья стал задавать вопросы : " Какие уезды вы посетили и сколько раз? Как зовут людей, с которыми вы встречались? Кто является вашим руководителем? Какую антиправительственную пропаганду вы распространяли? Какие выражения вы обычно употребляли, чтобы настроить своих последователей против нашей религиозной политики? Вы противодействовали ПЦТБ, обучая своих последователей избегать ее как блудницу?"

На это я ответил : " Я не знаю, что вы имеете в виду ".

Ударив кулаком по судейскому столу, судья закричал в ярости : " Сейчас посмотрим, как ты будешь оправдываться. Принесите магнитофон! " Принесли магнитофон, поставили на судейский стол. Когда нажали на кнопку, включилась запись проповеди, с которою я выступал несколько лет тому назад. Были слышны рыдания верующих. Мой голос на пленке произнес : " Братья, не дайте блуднице обмануть себя. Храните верность Иисусу...Возьмите пример с Финееса, который взял в руку свое копье, чтобы не было хулы на имя Божье ( см. Числа 25:6-18 ). Будьте верны и не предавайте Господа, как Иуда. Поднимитесь и приготовьтесь стать мучениками! Возвещайте истину!"

На пленке была записана молитва нескольких братьев и сестер. Здесь я услышал голоса дорогих братьев Су, Ю и Юиня. Мне было очень приятно услышать снова их голоса и молитвы.

Затем я услышал свое громкое пение :

Бояться не надо - будь смел и храбр!

Господь не оставит - будь смел и храбр!

Пред злом сатанинским - будь смел и храбр!

В Спасителя веруй - будь смел и храбр!

Кобовцев больше всего возмутили моя заключительная молитва. Тогда я молился так : " Господи, пожалуйста, рассей черные тучи над нашей страной! Свяжи бесовскую силу, которая правит нашими правителями. Господь Иисус, преобрази политику нашего правительства. Освободи из уз всех братьев и сестер! Пусть наш народ руководствуется Твоей волей. Господи, помилуй Китай! Поставь руководителей Своей Церкви нашего времени, и пусть они встанут за справедливость и правду как Даниил и Есфирь. Помоги нам слушать Тебя, а не людей! "

Потом верующие подтвердили эту молитву словом " Аминь! "

Щелкнув, запись остановилась. Я открыл глаза и увидел самодовольную, до ушей, улыбку судьи. Он сказал : " Юн, вы слышали свои собственные слова и молитву. Вы также слышали голос гражданина Су. Теперь вы, конечно, не станете отрицать, что выступали против политики нашего государства! Вы утверждаете, что избранные народом правители являются бесами, а " Патриотическая церковь трех благ" - блудницей. Мы схватили вас за руку! Скажите правду, кто эти двое, кроме Су и вас, молитву которых мы слышали на пленке?

Слушать молитву и песнопение братьев и сестер мне было так приятно, что я с удовольствием послушал бы пленку еще раз. Подумав немного, я ответил : " Гражданин судья! Я не могу точно сказать, кто выступал. Голоса были слышны нечетко. Нельзя ли эту пленку прокрутить еще раз, чтобы я убедился? "

Судья пришел в неистовую ярость. Глаза его выскочили из орбит, он застучал по судейскому столу и, указывая на меня пальцем, закричал : " Что вы говорите! Перед вами очевидные свидетельства. Вы не можете отрицать этого! Перед вами гора улик. Встаньте на колени и повторите молитву, записанную на пленке ! "

Тут ко мне подскочили охранники с дубинками и ударили по ногам, чтобы я упал на колени. При этом они кричали : " На колени! Встать на колени! "

В тот же самый миг сила Божья наполнила меня. Внутренний голос сказал мне : " Не бойся! Укрепись в Господе. Пусть тьма врагов встанет вокруг тебя, будь спокоен в Иисусе. Будь смел и тверд в Господе! "

Охрана продолжала бить меня и пинать, как вдруг во весь голос я крикнул судье : " Какой властью ты велишь слуге Божьему встать перед тобой на колени? У тебя нет на это никакого права! Твои вопросы необоснованны. Теперь я всем вам повелеваю именем Иисуса Христа Назарея встать на колени! Я возложу на вас руки и попрошу Господа простить ваши грехи. Все на колени! На колени! На колени! "

Все присутствующие - судья, судебные должностные лица и охранники - просто онемели. Совершенно ошеломленные, они смотрели на меня несколько минут. Потом они пришли в себя. Судья стукнул кулаком по столу и прокричал : " Как ты посмел, контрреволюционер, говорить такое! Это государственная измена! Как ты посмел приказывать судье Комитета общественной безопасности встать на колени перед тобой? Ты что, Бог что ли ? "

Мне хотелось ответить ему : " Я человек с Неба. В Иисусе я тверд как алмаз. Вам не сломить меня ".

Тут встал старший офицер КОБ и спокойно сказал : " Ну, ладно. Юн проповедовал на множество тем, поэтому ему сейчас не припомнить случая, когда он выступал с проповедью на этой конкретной пленке. Юн, вы можете вернуться в камеру, чтобы поразмыслить обо всем. Когда мы пригласим вас в следующий раз, вы должны будете четко ответить на все наши вопросы. У нас найдется множество улик против вас помимо этой пленки. Ваша ситуация безнадежна. Поступите благоразумно, взвесьте все и дайте ясный ответ ".

Теперь я понимал, что они приготовились к долгой борьбе со мной. Я подумал о словах апостола Павла, говорившего о нашем Господе : " Который и избавил нас от столь близкой смерти, и избавляет, и на Которого надеемся, что и еще избавит " ( 2 Кор. 1 :10 ).

Чтобы заставить меня признаться в своих " преступлениях ", местные судьи испытали все, но безуспешно. Они употребили самые варварские пытки, какие могли изобрести их умы, но так и не смогли заставить меня сказать хоть слово, чтобы потом обратить против меня. Поэтому им пришлось передать мое дело по инстанции в Народный суд провинции. Именно там было назначено предварительное слушание моего дела. Когда я вошел в зал заседаний, то увидел, что председательствовал в суде один из моих племянников!

Господь предупредил меня, что в этом надо видеть очередную уловку сатаны. Мой племянник сказал следующее : " Гражданин Юн, у нас имеется множество улик против вас. Вы, несомненно, поносили наше государство. Вы заявляли, что наши дела окутаны тьмой и подконтрольны бесам. Кроме того, что вы нападали на нашу религиозную политику, написали много материалов, чтобы настроить верующих против " Патриотической церкви трех благ" и нашего народа.

Итак, имея множество улик против вас, мы можем приговорить вас к пожизненному заключению и даже к смертной казни. Ответьте, принадлежат ли вам следующие материалы? У вас еще остается возможность искупить свою вину. Скажите, какие преступные действия совершили ваши сотрудники и помощники, и мы будем снисходительны к вам ".

Не успел мой племянник завершить свою речь, как Святой Дух обратился к моему сердцу : "Юн, ты левит, принадлежащий Мне. Отдели себя от родственников, ты - Мой ".

Я тотчас ответил : " Мы с вами родственники, но вы служите КПК, а я - Иисусу. Я буду исповедовать свою веру. Все сказанное вами обо мне, - правда, но о деятельности других мне ничего не известно ".

Мой племянник, не зная, что ответить, некоторое время молчал. Потом он сказал следующее : " Юн, пока не поздно, прими мой совет. На этом заседании ты не можешь действовать так перед судьей, выносящим приговор! Отнесись к суду иначе, иначе тебе не сдобровать".

Потом меня доставили камеру.

Через некоторое время мое дело опять слушалось в провинциальном народном суде. Меня в наручниках привезли на заседание суда на мотоцикле, причем с вооруженным эскортом с обеих сторон. Сокамерники горячо молились обо мне. Я же испытывал в сердце великую радость.

Впервые я оказался в огромном зале суда. Впереди было возвышение и много свободных кресел. Не зная, где сесть, я занял большое круглое кресло. Когда явился судья, то страшно разъярился : " Сумасшедший, как ты посмел занять судейское кресло? Вставай немедленно! "

Без всякого смущения я ответил : " Здесь нет моей вины. Мне никто не указал, где сесть". В сердце своем я знал, что однажды воссяду с Богом на Его престоле, чтобы судить народы и даже ангелов.

Но вот начался суд. Мне сообщили, что на слушании моего дела присутствует верховный судья и все высокопоставленные должностные лица провинции. Они восседали на возвышении за судейским столом. Другие сорок-пятьдесят официальных гостей следили за происходящим из зала. Здесь были представители местных отделений Объединенного фронта, Комитета общественной безопасности, Комитета по делам религии и движения " Патриотическая церковь трех благ ".

Все " улики" против меня - Библии, духовные книги, пленки и мои записные книжки - были размещены на длинном столе. Здесь было также письмо от брата Су, в котором мне предлагалось возглавить служение на юге Хэнаня и в Хубэе.

Судья спросил меня : " Гражданин Юн, весь этот мусор принадлежит вам? "

Я встал и ответил : " Это не мусор, а святые вещи, освященные Всемогущим Богом ".

Судья не понял, что я имел ввиду, и спросил : " Как бы там ни было, все эти вещи принадлежат вам, не так ли ? "

Ничего не страшась, я ответил : " Позвольте мне проверить, так ли это на самом деле ".

Охрана передала мне Библию. Я открыл эту книгу и взглянул на внутреннюю сторону верхней обложки. Там стояла собственноручная надпись брата Су : " Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся " ( Мф. 5:6 ). Даря мне эту Библию, брат Су подписался и проставил дату. Там же стояли мое имя и подпись.

Я сказал судье : : " Да, это моя учебная Библия ".

Затем мне передали на осмотр духовную книгу-календарь, " Потоки в пустыне ". Увидеть ее было все равно что увидеть старого доброго друга после долгой разлуки. Я прижал ее к сердцу, открыл и нашел, что луч света в этот день суда был направлен на место из Ин. 19:11 : " Иисус отвечал : ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе ". Я понял, что этот стих стал для души моей обетованием Божиим на этот день. Я понял, что мне следует покориться повелению Бога и пойти путем, угодным Ему. Я бесстрашно указал на все, что выложили на столе, и заявил : " Гражданин судья, мне больше не надо проверять все это. Да, эти вещи принадлежат мне".

Этим ответом удовлетворились все. Судья сказал : " Теперь я включу для вас следующую запись. Послушайте внимательно ". Прослушав эту запись несколько минут, я сказал : " Голос на этой пленке мой".

Когда же судья потребовал рассказать о моих сотрудниках и руководстве, я со всевозможным почтением ответил : " Гражданин судья! Ни о ком из этих людей мне ничего не известно".

Суд удалился на получасовой перерыв, после чего, как мне сказали, будет объявлен приговор. Кобовцы говорили, что меня приговорят к пожизненному заключению или смерти. Мне же казалось, что я получу не меньше восьми лет тюрьмы, поскольку мои сотрудники уже получили от пяти до восьми лет тюремного заключения.

Должностные лица стали возвращаться в зал суда и занимать свои места. Я поразился, когда судья объявил следующий приговор : " Гражданин Юн, мы признали вас виновным по предъявленным обвинениям. Объявляем ваш приговор - четыре года лагерей с каторжными работами! "

Всего четыре года! Я не мог поверить этому ! Радость переполняла меня, ведь Бог оставлял мне надежду на будущее служение в Китае. Господь приготовил мне много работы в будущем! Мне захотелось увидеться с возлюбленной женой и поиграть со своим драгоценным сыночком. Теперь я мог надеяться на встречу. Наступит день, когда я снова буду молиться с братьями и сестрами моей церкви. Теперь можно было помечтать. Теперь я знал, что не умру в тюрьме.

Когда меня привезли в тюрьму, меня переполняло чувство огромной радости и благодарности за милость Господа ко мне. Я поделился новостью с братьями по камере, и мы подняв руки к небу, поклонились Богу.

Через несколько дней после объявления моего приговора на рассвете, холодным октябрьским утром 1984 года меня перевели из тюрьмы в Наньяне в Синьянский тюремно- трудовой лагерь, где мне предстояло провести остаток срока по приговору.

Делинь : Четыре года, когда Юн был за решеткой, стали для меня самыми напряженными в моей жизни. По молитвам Господь посылал мне облегчение. Братья и сестры иногда помогали мне и брали на себя часть моих забот.

В то время мои отношения с Богом изменились. До рождения Исаака мое хождение перед Богом было чистым и скромным. Каждый день я читала Слово, молилась Иисусу и была радостной. Но после рождения Исаака наступили тяжелые времена и вера моя ослабла. С каждым днем я теряла силы и не знала, как проживу следующий день.

Когда Исааку было около двух лет, в моей жизни произошло важнейшее событие. В то лето стояла такая жара, что мы выносили постели во двор и спали у большого дерева под открытым небом. В конец изнуренная, я поддалась уговорам сатаны, что мне не нужно часто молиться, вполне достаточно моих молитв перед сном!

В тот вечер мать Юна ушла на собрание. Заснул Исаак, за ним забылась во сне и я. И вдруг у ног я вижу мрачную демоническую фигуру. Я страшно испугалась и начала громко и горячо молиться. Я провозглашала : " Именем Иисуса я противостою тебе, сатана. Я противостою твоей лжи. Ты заставил меня думать, что можно молиться только перед сном. Я связываю тебя именем Иисуса! "

Демоническое существо исчезло, как только я произнесла эти слова. На моем кожаном пояске был колокольчик. Я повесила поясок на спинку кровати. Теперь этот колокольчик звенел сам по себе. Я поняла, что этим сатане хотелось отвлечь мое внимание от молитвы. Не обращая внимания на этот звон, я не переставала молиться. Вскоре бесовское влияние прекратилось и в моем сердце воцарился глубокий мир.

Многие из наших соседей, которые тоже отдыхали во дворе, слышали мои крики, и спрашивали потом, что это было со мной.

Как раз в это время домой возвращалась мать Юна. Находясь на расстоянии около двух километров от нашего села, она каким -то образом почувствовала молитву множества верующих. Чтобы присоединиться к молитвенному служению, она поспешила домой. Придя домой и увидев, что я молилась одна, она была крайне поражена!

Это событие стало поворотным пунктом в моей духовной жизни. С того дня у меня на душе становилось все лучше и лучше.

Пока мой муж находился в заключении, Бог помогал нам во всем. Но мне хотелось бы рассказать вам только о двух чудесах, случившихся с нами в то время.

Справляться с хозяйством, когда все заботы легли на наши слабые женские плечи, было отчаянно трудно!. Не представляю, как бы мы справились со всеми делами одни в то время! Например, мы решили посадить бабат, а как это делать не знали. Уже потом я узнала, что побеги надо было сажать на расстоянии в 60 см друг от друга! Я же сажала их на расстоянии всего в 10 см друг от друга!

Прослышав о моей оплошности, наши соседи издевались и потешались

над нами все долгое лето! Слухи распространяются быстро, так что вскоре я сделалась предметом всеобщих насмешек.

Но вот пришла осень, и наши соседи стали проклинать все на свете, поскольку урожай батата у них оказался весьма скудным. Клубни их батата не превышали размеров шарика для игры в настольный теннис.

Мы же, выкапывая свой батат, находили крупные клубни, которые достигали иногда размеров баскетбольного мяча! Это было великое чудо, и все знали, что это Бог позаботился о нас таким образом.

С тех пор наши соседи стали уважать нас и считать моего мужа не заклятым преступником, а человеком, брошенным за решетку несправедливо. Наши соседи увидели " ...различие между праведником и нечестивым, между служащим Богу и не служащим Ему " (Мал. 3 :18 ).

Второе чудо произошло, когда Исааку исполнилось три года. У нас не было ни домашнего скота, ни удобрений, так что нам приходилось обменивать часть урожая зерновых на удобрения. Нам надо было собирать хороший урожай, иначе не купить продуктов и необходимых для жизни вещей.

На этот раз я не знала, как сеять пшеницу. Я разбрасывала семена так густо, что они покрыли все поле ковром!

За неделю до жатвы пошел сильный ливень с градом. Град сыпал размером с теннисный шарик. Я бросилась из дома в поле, как только услышала, что начался градобой, и увидела, что пшеничные поля некоторых наших соседей уже полностью побиты градом. Мы с матерью Юна упали на колени со словами : " Господи, помилуй нас!"

И случилось чудо. Бог пощадил нас, и только нас. Наша пшеница, нетронутая градом, стояла во весь рост. Остальные пшеничные поля в округе были побиты.

После бури народ высыпал на улицу и увидел, как Господь Иисус Христос защитил нас. Таким было яркое свидетельство для них.

В тот год мы наслаждались вкусным хлебом, а наши соседи, не собравшие никакого урожая, довольствовались прошлогодними запасами кормовой кукурузы для свиней.

Оглядываясь на прошедшие годы, мы убеждались, что в самые трудные времена Господь не оставлял нас!