Глава 7. Она бежала по темному коридору

Она бежала по темному коридору. Где-то на задворках сознания промелькнула мысль, что такое обычно бывает в фильмах ужасов. Вот только с той разницей, что она не убегала от врагов, что тоже, как и вся ситуация, было странным. Просто пыталась добраться до точки света, сияющей вдали. Почему? - и ни малейшего понятия. Просто все правильные героини правильных фильмов ужасов куда-то бегут, не заморачиваясь о причинах.

Коридор был длинный и темный, что определенно усложняло задачу. Казалось, что бежишь в пустоте. Споткнешься – и все, конец.

Подумалось, что неплохо было бы превратиться в собаку. Бежать стало бы легче. И все же что-то останавливало ее, что-то незримое, но могучее. И тут пришла совершенно неожиданная и необдуманная мысль: "Если перекидываться в собаку нельзя, то можно во что-то другое... Например, в кошку".

Все вдруг становиться больше, больше…. "Обожаю это место! Здесь даже думать нельзя!" - уныло пронеслось в ее голове. Увеличение прекратилось. "Замечательно. Я попала в Страну Чудес! Хреновая из меня же Алиса!" Попытавшись встать, она сразу отказалась от этой затеи, потому что на четвереньках стоять было удобнее. Осмотрев свои руки и придя к выводу, что это лапы, огляделась и поняла, что все весьма четко. Она больше не стояла в пустоте. Все было несомненно больше, но также понятнее. Стены были разрисованы какими-то странными знаками. Присмотревшись, она сумела понять, что это. Иероглифы. Прочитать их было невозможно без освещения. И все же они были ей понятны. Ведьма.

Стоять на месте было глупо. И она побежала вглубь. Теперь затея добраться до источника света не была столь безнадежной. С тех пор как увидела лапы, она стала ощущать себя легко, уверенно и изящно. Это было даже круче, чем превращаться в борзую. Так, наверно, чувствует себя кошка: королевой, богиней, зная, что любое ее движение так изящно и красиво, что любой ахнет, лишь увидев. "Кошка... А что, если... Здесь исполняются желания? Хочу домой, хочу домой", - стала молить она. Ничего не произошло. "Видимо, здесь исполняются только голубые мечты идиота", - мрачно размышляла она.

Шло время, она тоже шла, так как устала бежать. Свет приближался. Это была арка с двумя колоннами в египетском стиле. Дальше, рядом со стенами, стояли факелы, горевшие янтарным, как и ее глаза, огнем. В их свете поблескивало множество глаз с черным вертикальным зрачком. Вопреки ее ожиданиям, коты не были враждебны, даже наоборот, когда она проходила мимо них, почтительно, даже по-джентельменски, кивали. В конце огромной комнаты стояла изящно выполненная статуя женщины с кошачьей головой, а перед ней трон, который был похож скорее на огромный диван. На нем сидела кошка – забавная, но изящная, с большими ушами. Видимо, остальные коты считали ее главной.

"Так, спокойно, это же просто кошка", - и все же она чувствовала себя неловко. На секунду замявшись, она встретилась глазами со сидящей на троне. У нее перехватило дыхание: в них плескалась гордость и нежность, какую она видела лишь однажды в глазах той, что помогла ей превращаться, и о какой всегда мечтала. Уже смелее она подошла к дивану. Кошка замурлыкала, а потом вдруг обернулась худенькой, миниатюрной женщиной в спортивном облегающем костюме леопардовой расцветки с черными, аж с просинью волосами, собранными в хвост. Та, посмотрев на нее яркими печальными глазами, сказала:

- Ты такая красивая, мой котенок, такая взрослая, - последнее прозвучало с грустью, - Я... Я ско...

***

Остальное узнать не удалось, потому что прямо на голову Ирке кто-то вылил ведро ледяной воды с криком: "Проснись, Хортица!". Вскочив, ведьма зашипела и принялась трясти головой, пытаясь стряхнуть воду, вызвав недоумение стоявшей рядом Таньки с пустым ведром.

- Ир, ты как, в порядке? - опасливо поинтересовалась подруга.

Ирка посмотрела на нее, как на душевнобольную. Сначала она окатила ее холодной водой, а теперь спрашивает о самочувствии?! Вздохнув и сосчитав до десяти, она со злостью посмотрела на Таньку. Та прикрылась не шибко габаритным ведром.

- Ты не просыпалась! Мы не знали, что делать! - стала защищаться девчонка.

- О, да, - издевательски шипя, протянула Ирка, - Других способов не нашлось!

- Ну, - протянула виновато Танька, - вообще-то это было так забавно...

Ирка фыркнула и вдруг поняла, что так и стоит, как стояла, на четвереньках. Она неловко села.

- Ты испортила мне такой сон!

Танька насторожилась.

- Что за сон?

Ирка лишь поморщилась и махнула рукой. Танька выжидающе буравила ее зеленоватыми от раздражения глазами.

- О девочках-кошках и египетских иероглифах, - величаво задрав подбородок к верху, все-таки снизошла Ирина Симурановна – ибо по-другому назвать ее в этот момент было тяжеловато – до ответа.

- Ну, как я вижу, наша соня проснулась, - в комнату вошел довольный собой Богдан и насмешливо уставился на мокрые черные волосы Ирки.

Та что-то раздраженно буркнула и пошла в ванную.

***

Когда Ирка не вышла из ванной через двадцать пять минут, Танька забеспокоилась. Можете считать ее параноиком, но на Хортицу, по ее довольно скромному мнению, могут напасть даже в ванной собственного дома. Открыв дверь, девчонка пять минут ничего не могла сказать из-за дикого хохота из-за увиденной картины: Ирка, включив воду в раковине, ловила струю когтистой рукой с азартно блестящими глазами. Голову она, естественно, не вымыла.

- Ирка... - выдохнула Танька, наблюдая, как подруга в первое мгновение ее безудержного смеха подпрыгнула, стукнувшись головой о шкафчик, - Ты понимаешь, что через полчаса начнется урок?!

Та смущенно кивнула, недоуменно косясь на струйку воды.

- Я сейчас.

Танька вышла, слегка посмеиваясь.

***

На кухню девочка вошла, как королева. То есть, действительно, как королева. Такое бывало и раньше, особенно часто после этой субботы. Богдан шумно выдохнул, Танька подавилась чаем. Образ королевы нарушило Ирино, слегка неуверенное изречение:

- Что-то не так?

- Да нет, все в порядке, - сказала Таня, прокашлявшись, - А ты сама ничего необычного не замечаешь?

- Не знаю, вроде бы нет, - ответила Ирка, открывая очередную банку консервов и наливая в чашку молока.

- Ты собираешься это съесть? - спросил Богдан, с некоторым отвращением поглядывая на составляющие завтрака подруги.

- Нет, я это выкинуть хочу! - раздраженно ответила Ирка, подцепляя когтем малую рыбку.

Танька и Богдан переглянулись. Коготь Ирки не был черным. Не был собачьим.

- Ирка, ты случайно того… Не беременна? Неужели это вкусно? – осторожно спросила Танька.

- Конечно! - невозмутимо ответила Ирка.

Кот, незаметно пробравшийся на кухню, подтвердил это своим мурлыканьем. Ирка скосила на него глаза и вдруг, подцепив две рыбки, кинула их в миску, даже не смотря на нее. "Не попадет", - одновременно подумали Танька и Богдан. Рыбы приземлились ровно в центр миски, и кот, благодарно потершись о тощие ноги хозяйки, ушел позавтракать. Ирка же, вылив в блюдце ко всему прочему и молоко из своей кружки, сказала, посмотрев на висящие над плитой часы:

- Если поторопимся, сможем успеть к первому уроку. – И ушла одеваться.

Друзья проводили ее недоуменными взглядами.