Vi. учение о посмертном состоянии

Пятое учение, учение о Бардо, то есть Промежуточном Состоянии, наступающем после смерти и предшествующем новому рождению, есть сокращенный вариант "Бардо Тхёдола" (Освобождение путем слушания во время пребывания в посмертном состоянии), состоящего в оригинале из двух книг, который был переведен и опубликован с подробными комментариями в "Тибетской книге мертвых".
Читатель заметит, что учение о Бардо, которое здесь изложено, является дополнением к вышеупомянутому учению о Ясном Свете и учению о майе, так как в нем посмертное состояние рассматривается как продолжительное состояние сна, которым сменяется такое же иллюзорное состояние, именуемое жизнью, и которое зависит от этого предшествующего ему состояния.
Как постоянно подчеркивается в "Тибетской книге мертвых", если умирающий не обладает йогической способностью оставаться в таком состоянии, в котором он видит Ясный Свет, что является результатом успешной практики йоги во время земной жизни, его сознание постепенно спускается на нижние ступени, где Ясный Свет исчезает. Затем для него наступает вторая смерть - посмертное состояние, и он попадает в настоящее Бардо.
Там он еще глубже, чем при жизни, погружается в иллюзию, порождаемую майей, и находится в этом состоянии столько времени, сколько ему предопределено там пробыть его кармой. Затем наступает час, когда он входит в утробу матери и начинает новую жизнь, оставаясь пленником страстей и рабом Неведения.
Если же умирающий достиг мастерства в йоге при , жизни, он путем высшего напряжения воли перед смертью входит в транс, который есть высшая ступень самадхи и, находясь в трансцендентном единении с Ясным Светом, умирает, сохраняя непрерывность сознания. Таким образом, в отличие от непросветленных, он не впадает в обморочное бессознательное состояние, которое обычно сопутствует отделению принципа сознания от земного тела в момент смерти. Адепт йоги не умирает так, как остальные люди, кроме, возможно, случая внезапной насильственной смерти. Он просто оставляет свою земную форму, зная, что она не более как одежда, надеваемая и сбрасываемая по мере надобности, и он находится все время в полном сознании, в состоянии экстаза, в котором сияет Ясный Свет. Бодхисаттва сознательно вступает на Путь Перевоплощения в нужное время и как принадлежащий к Четвертому Ордену Посвященных, он, как учит Будда1, входит в утробу матери зная, пребывает в ней зная и рождается зная".
Это великое странствие через все области иллюзорного существования, совершаемое добровольно с непрерывающимся сознанием в гармонии и божественном слиянии микрокосмического ума с Макро-космическим Умом, есть Цель Дхармы. Победитель Майи становится властелином жизни и смерти, Светом во Тьме, Путеводителем для Заблудших, Освободителем Закабаленных. На оккультном языке Великого Пути, Махаяны, это означает, что для него не существует больше различий между сансарой и нирваной1. Он проходит через сансару как лев, свободно бродящий в горах. Он проходит через существование добровольно.
Тибетские гуру уподобляют процесс смерти угасанию светильника, в котором израсходовано все масло. С помощью подобной эзотерической символики они объясняют различные галлюцинаторные явления -света, звуки и образы, возникающие в момент смерти и после смерти.
Как учит "Тибетская книга мертвых", с умозрительной точки зрения все галлюцинаторные явления, которые видит умерший, являются чисто иллюзорными. Они есть не что иное, как галлюцинаторная объективация мыслеформ, порождаемых содержанием сознания их зрителя, как прямое следствие воздействия акта смерти на психику. Таким образом, в посмертном состоянии, которое похоже на сон, происходит вызванная смертью персонификация импульсов ума. Также во время возрождения, которое есть обратная сторона смерти, возникают такие же явления в обратной последовательности. На тибетском языке существует обширная литература, к которой относится данный трактат, об оставлении и обретении человеческого тела, а также большое число описаний состояния, предшествующего рождению, когда сознание охраняет и направляет развитие эмбриона.