ЖА́НРЫ ОБИХО́ДНО-РАЗГОВО́РНОЙ РЕ́ЧИ.См. РАЗГОВОРНАЯ БЕСЕДА, СЕМЕЙНАЯ БЕСЕДА

Жа́нры официа́льно-делово́го сти́ля– «относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы» произведений (М.М. Бахтин), функционирующие в сфере права: законодательства, управления, меж- и внутригосударственных отношений. Жанры этой сферы складываются исторически, и их стилистические различия выражены явно и определённо.

Новые реалии, иная ситуация в России конца ХХ в. предопределили изменения канонов и содержания жанров профессионального общения. Сегодня активно обновляются жанровые стандарты деловой речи: одни жанры замещаются другими, некоторые трансформируются, взаимодействуют, синтезируются. Изменяются и активно развиваются коммерческие, административные и др. жанры не только письменной, но и устной речи.

Ж.о.-д.с. создаются в сфере, где основным стилеобразующим экстралингвистическим фактором выступает право как форма общественного сознания с соответствующим ему – регулятивным – видом деятельности. Правовое регулирование общественных отношений осуществляется в двух направлениях – внутригосударственном и межгосударственном (дипломатическом), первое происходит в трёх областях – законодательной, юрисдикционной и административной. В каждой из этих областей осуществляются три разновидности деятельности: предписание, ходатайство и осведомление, поэтому тексты подстилей – внутригосударственные (законодательные, юрисдикционные, административные) и межгосударственные (дипломатические) – можно разделить на три группы – предписывающие, ходатайствующие и осведомляющие (см. таблицу).

Количество Ж.о.-д.с. многообразно, трудно обозримо и требует систематизации. Учитывая четыре группы текстов (подстилей) и их основные функции − предписания, ходатайства, информирования – все жанры можно свести в единую систему (см. табл., отражающую и формы речи (письменная и устная)), в которой функционируют те или иные жанры.

При реализации того или иного вида деятельности, в соответствии с коммуникативной установкой, функцией документа создаются тексты, в которых такие стилевые черты официально-деловой речи, как её предписующе-долженствующий характер, точность, не допускающая инотолкования, стандартизированность, неличностность, официальность и безэмоциональность изложения, проявляются неодинаково.

На выражение этих черт оказывает влияние ещё один фактор – адресат. Так, в законодательных текстах-предписаниях, устанавливающих нормы жизни в государстве, адресат представлен предельно обобщённо: государственными нормами должны руководствоваться все граждане. Императив в этих жанрах особенно строг, представлен развёрнуто и обобщённо, поскольку определяет норму поведения в обществе, систему обязательств; в целом таким текстам в наивысшей степени свойствен и неличный характер речи. Тем самым предписание осуществляется как обязывание, запрет и разрешение определённых действий; указание на юридическую ответственность, наступающую при тех или иных обстоятельствах и условиях.

Сфера влияния юрисдикционных императивных текстов ýже: она распространяется лишь на отдельные органы исполнения власти, должностных лиц и граждан, отсюда – документы содержат предписания по применению юридических санкций, т.е. к совершению лишь некоторых конкретных действий (а не нормы вообще).

Административные предписания определяют применение правовых норм в конкретных жизненных ситуациях (гражданских, уголовных и арбитражных делах), императивность в них смягчена за счёт более личностного изложения. Деятельность по предписанию в административной сфере может осуществляться как требование выполнения тем или иным должностным лицом необходимых действий, как установление порядка и способа их выполнения и т.д.

Жанры официально-делового стиля
Функции
Под-стили Формы речи Предписание Ходатайство Осведомление
Законодательный Письменная Законы, решения, нормативные акты, указы, постановления, вторичные жанры (инструкция, разъяснительное письмо, консультация, постатейный и оперативный комментарий)    
Устная   Апеллирующие парламентские речи Парламентские речи, прения
Юрисдикционный Письменная Обвинительные заключения, приговоры, определения, судебные решения, постановления об аресте, обыске Кассационные жалобы, кассационные протесты, поручения, подписки, обязательства Процессуальные акты, протоколы
Устная   Судебные речи, беседы на приёме граждан и др. Опросы, допросы, показания, очная ставка
Административный Письменная Приказы, решения, уставы, постановления, инструкции, служебные циркулярные письма, факсы и телеграммы директивного характера, договоры, контракты, трудовые соглашения, представления, заявки, контракты (торговые), договоры страхования (жизни, имущества и др.) Петиции; исковые, личные заявления, объяснительные записки, рекомендательные письма, служебные письма, факсы и телеграммы ходатайствующего характера, заявки, завещания, коммерческие письма типа оферты и претензии Автобиографии, докладные записки, личные листки по учёту кадров, резюме, коммерческие письма, банковские документы, акты, бухгалтерские документы (ордера, отчёты, квитанции, счета, реестры, ведомости, регистры, журналы-ордера, кассовые книги, калькуляции (сметы)), календарные планы, авансовые отчёты, карточки учёта материальных ценностей), товаросопроводительная документы, страховые полисы и др.
Устная Распоряжения, переданные лично или опосредованно (по телефону) Речи-представления, аукционы, выступления-предложения, просьбы Коммерческие переговоры, речи на приёмах и презентациях, торги, выступления и доклады на собраниях, телефонные разговоры, прения
Дипломатический Письменная Договоры, соглашения, конвенции, пакты, декларации, ультиматумы, вербальные ноты, протоколы Личные ноты  
Устная     Коммюнике, совместные заявления, совместные коммюнике, меморандумы

Жанры, содержащие ходатайства, наряду с императивностью, могут обладать личностным характером изложения, поскольку в этих документах отражаются отношения между администрацией и отдельными гражданами. При этом в жалобах, напоминаниях, просьбах, протестах, судебных речах, нотах и др. жанрах различна степень категоричности речи: от мягкости, деликатности до настойчивости, требовательности, жёсткости. Кроме того, апеллирующие парламентские речи, судебные речи, коммерческие и рекомендательные письма, презентации и др., должны обладать речевой выразительностью и богатством языковых средств с целью оказать определённое воздействие на слушателя/читателя. Ходатайство, обращённое к компетентным органам, структурам, должностным лицам, осуществляется как просьба, жалоба, претензия, предупреждение, напоминание, опровержение, запрос, предложение и т.д. в форме официального обращения. В текстах-ходатайствах особенно важно также соблюдать нормы речевого этикета, сложившиеся в российском деловом общении. В парламентских речах, переговорах и т.п. текстах уместны деликатность, терпимость, сниженная категоричность, в т.ч. благодаря эвфемизации речи.

Жанрам осведомляющего характера свойственна констатация, фиксирующая состояние дел в определённой области (протоколы, акты, справки, отчёты, показания, автобиографии, сертификаты, полисы и др.). Осведомление осуществляется как констатация, удостоверение, описание, перечисление и т.д.

Тот или иной устный или письменный текст определённого жанра отражает стандартную ситуацию официально-делового общения. Так, в ситуации, в которой необходимо представить условия и обстоятельства, влекущие за собой юридическую ответственность, востребован жанр закона; в ситуации, когда следует обратиться к кому-л. с просьбой, жалобой, – жанрзаявления. В случае поручения кому-л. определённых действий, передачи определённых прав, составляется доверенность. В случае подтверждения факта получения, передачи чего-л. кому-л. – расписка и т.д. Таким образом, исходя из коммуникативной потребности, автор выбирает жанр, оптимально подходящий для её реализации, и составляет текст, следуя установленному образцу.

Отличительной чертой Ж.о.-д.с. является стандартная форма с устойчивым набором и последовательностью реквизитов (совокупностью формальных элементов документа), которые специально регламентируются. Жанровая форма юрисдикционных документов задаётся законодательством (гражданским или уголовным кодексом), форма административных жанров – ГОСТами. Этот набор реквизитов передаётся регламентированными языковыми средствами, что приводит к использованию устойчивых, клишированных выражений и синтаксических конструкций, проверенных долголетней практикой. Такая стандартизированность текста особенно характерна для административных жанров.

Многие Ж.о.-д.с. находятся в «зоне влияния» других функциональных стилей: научного, публицистического, разговорного (см., напр., тексты судебных речей, протоколов допроса или осмотра места происшествия, акты судебных медэкспертиз, рекламные письма, переговоры, презентации, служебные телефонные разговоры, коммюнике). Поэтому в них проявляются дополнительно такие признаки других стилей, как оценочность (правовая), подчёркнутая логичность, эмоциональность и др., что не следует квалифицировать как нарушение культурно-речевых норм. Напр., жанр судебных речей кроме логичности и точности, свойственных официально-деловому стилю, требует еще и некоторой доли экспрессивности (эмоциональности, образности).

По отношению к официально-деловым текстам обязательными остаются требования нормированности речи как базового коммуникативного качества, а также обеспечения в них точности, логичности, чистоты, ясности, уместности высказывания. Вместе с тем в реально функционирующих жанрах деловой речи встречаются, к сожалению, ошибки, связанные как с несоблюдением жанровых форм, так и с отступлением от норм литературной речи, чего следует избегать. Вот примеры нарушений речевых норм из текста уголовного кодекса 1997 г.: Убийство, то есть причинение смертидругому человеку…; обязан был иметь заботу о ком-то; невиновное причинение вреда; … с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста….

Лит.: Анисимова Т.В. Типология жанров деловой речи: риторический аспект: КД. Краснодар, 2000; Анисимова Т.В., Гимпельсон Е.Г. Современная деловая риторика. М., 2008; Веселов П.В. Как составить служебный документ. М., 1982; Губаева Т.В. Практический курс русского языка для юристов. Казань, 1990; Дускаева Л.Р. Стилистические особенности актов прокурорского реагирования // Вестник Пермского гос. ун-та. Российская и зарубежная филология. 2009. № 5; Дускаева Л.Р. Речи судьи в суде с участием присяжных: жанрово-стилистический аспект // Мысль. Слово. Текст. СПб., 2011; Дускаева Л.Р., Протопопова О.В. Жанровая дифференциация юрисдикционной речи // Слово есть дело. СПб., 2009; Дускаева Л.Р., Протопопова О.В. Жанры официально-деловой речи // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М.Н. Кожиной. М., 2003; Дускаева Л.Р., Протопопова О.В. Стилистика официально-деловой речи. М., 2003; Зубарев В.С., Крысин Л.П., Статкус В.Ф.Язык и стиль обвинительного заключения. М., 1976; Ивакина Н.Н. Профессиональная речь юриста. М., 1997; Кирсанова М.В., Анодина Н.Н., Аксёнов Ю.М. Деловая переписка. М.; Новосибирск, 2001; Кожина М.Н. Стилистика русского языка. М., 1977, 1983, 1993; Колтунова М.В. Язык и деловое общение. М., 2000; Культура русской речи: учебник / под ред. Л.К. Граудиной и Е.Н. Ширяева. М., 1997; Русский язык делового общения. Воронеж, 1995; Шварцкопф Б.С. Официально-деловой стиль // Русский язык. Энциклопедия / гл. ред.Ф.П. Филин. М., 1979; Ширинкина М.А. Вторичный деловой текст и его жанровые разновидности: КД. Пермь, 2001; Шугрина Е.С. Техника юридического письма. М., 2000.

Л.Р. Дускаева, О.В. Протопопова

ЖА́НРЫ ПИА́Р-КОММУНИКА́ЦИИ(от англ. PR − public relations − ‘связи с общественностью’)тексты особого типа, функционирующие в сфере публичных коммуникаций: процессе информационного взаимодействия базисного субъекта PR (государства, коммерческих и иных общественных структур) и его целевой аудитории. Ж.п.-к. обладают специфической формой организации текстового материала и характеризуются общностью содержательных, композиционных и лингвостилистических признаков. Основные факторы образования жанра для PR-текста такие: целеустановка, предмет отображения, метод отображения, функции и лингвостилистические средства. Основные цели PR-текстов разных типов: информирование, создание и поддержание оптимальной коммуникационной среды, – достигаются через описание предметов; установление причинно-следственных связей событий и процессов. Любое обращение с PR-информацией в публичной коммуникации – заранее продуманное послание, в котором предусматриваются, прогнозируются последствия введения информации.

В настоящий момент исследователи при характеристике текстов PR-коммуникации обычно выделяют следующие жанры: оперативно-новостные, исследовательские, исследовательско-новостные, образно-новостные, фактологические (см. работы А.Д. Кривоносова, Н.Е. Пивоновой, С.Н. Должиковой, И.О. Морозовой). К оперативно-новостным жанрам относят пресс-релиз и приглашение. К исследовательско-новостным – бэкграундер, лист вопросов-ответов, имиджевое интервью. К образно-новостным – байлайнер, поздравление, письмо. К фактологическим – факт-лист, биографию, некролог. К исследовательским – заявление для СМИ.

Оперативно-новостные жанры оперативно передают новостную информацию, предметом которой является какая-л. персона или событие, касающееся той или иной общественной структуры. Основные жанровые признаки: актуальность, оперативность, релевантность, фактологичность, своевременная подача материала, лаконизм. Оперативно-новостной жанр пресс-релиз представляет собой сообщение, содержащее предназначенную для прессы новостную информацию о событии, касающемся базисного субъекта PR и передаваемом для публикации в СМИ. Приглашение – это текст, содержащий новостную информацию о событии в жизни субъекта PR, в котором адресату предлагается принять участие; его основная цель – пригласить.

Исследовательско-новостные жанры сообщают неоперативную, но актуальную информацию и предполагают анализ событий. Основные жанровые признаки: фактологичность, релевантность, полнота, аналитичность. Жанр бэкграундера представляет собой PR-материал для СМИ, содержащий информацию об организации, истории её создания, развития, профиле, продуктах и услугах. Лист вопросов-ответов – жанровая разновидность, позволяющая в форме ответов на возможные или наиболее часто задаваемые вопросы поддерживать паблицитный капитал субъекта PR; может быть подготовлен для открытой печати, мероприятий, связанных с прессой, корпоративного буклета и т.д. Имиджевое интервью – текст беседы с первым лицом организации, способствующий формированию/приращению паблицитного капитала базисного PR-субъекта.

В образно-новостных жанрах информация о новостном событии излагается от имени конкретного лица; PR-тексты этого жанра подписываются (в т.ч. и мнимо) первым должностным лицом базисного субъекта PR и/или распространяются от его лица. Основные жанровые признаки: фактологичность, релевантность, полнота и экспрессивность. Образно-новостной жанр байлайнер – это PR-текст от имени первого лица, связанный с каким-л. событием или темой; авторская, или именная статья, поддерживающая через авторитетный текст от имени первого лица организации её статус и паблицитный капитал. Поздравление – жанр PR-текста, представляющий собой поздравление со знаменательным в жизни адресата событием; направляется целевой аудитории от должностного лица или коллегиального органа базисного субъекта PR. Письмо – текст, направляемый от имени первого лица организации узкой целевой группе и представляющий собой обращение, посвящённое новостному событию в жизни организации или комментарию ситуации, действий руководства; целевая группа в тексте письма конкретна и всегда именуется.

Фактологические жанры содержат дополнительную по отношению к новостному событию информацию из реальной деятельности базисного субъекта PR (в виде суммы фактов). Основные жанровые признаки: фактологичность, релевантность, полнота. Факт-листкак жанр представляет собой короткий документ, отражающий профиль организации и содержащий справочные данные о ней, её товарах и услугах. Биография – жанр, дающий опорную фактическую информацию биографического характера о должностном лице базисного субъекта PR или социально значимой персоне. Некролог – официальное уведомление организации о смерти своего сотрудника.

Исследовательские жанры содержат анализ события или ситуации, касающихся организации; предполагают наличие элементов логически-рационального анализа фактов, многоканальность источников информации, лингвистические элементы научного стиля. Основные жанровые признаки: фактологичность, релевантность, полнота, экспрессивность (факультативно). Исследовательский жанр заявление для СМИ – это PR-текст, объявляющий и/или объясняющий позицию базисного субъекта PR по какому-л. вопросу или реакцию на событие с целью поддержания его паблицитного капитала (коммерческой привлекательности).

Функции Ж.п.-к.: информационная, воздействующая, функция конструирования публичного дискурса, познавательная. Основная функция Ж.п.-к. – информативная – определяет такие жанрообразующие признаки PR-текстов, как официальность, документальность, фактологичность, объективность, содержательность. Воздействующая функция определяет наличие выразительности, побудительности, оценочности и эмоциональности. Целеустановка на оптимизированную оценку предметов отображения – одно из основных свойств Ж.п.-к.

Лит.:Гундарин М. Книга руководителя отдела PR. Практические рекомендации. СПб., 2006;Должикова С.Н.,Морозова И.О. Стилеобразующие признаки корпуса PR-текстов. URL: www.vestnik.adygnet.ru/files/2011.2/1121/dolzhikova2_2011_2.pdf; Кривоносов А.Д. PR-текст в системе публичных коммуникаций. СПб., 2002; Патюкова Р.В.Сопоставительный анализ понятий публичной и политической коммуникации // Вестник Челябинского государственного университета. Сер. Философия. Искусствоведение.Челябинск, 2009. Вып. 36. № 34 (172); Пивонова Н.Е. Жанры PR-текстов. Лекция 9 // Речевые и письменные коммуникации, 2008. URL: www.pivo-nina.spb.ru/rechpism/rechpism_lectury9.html.

А.Н. Смолина

ЖА́НРЫ ПУБЛИЦИ́СТИКИ– формы текстов публицистической сферы, характеризующиеся устойчивыми чертами, зависящими от специфики реализуемого замысла, типом представления содержания адресату, наличием или отсутствием отличительных композиционно-речевых признаков.

Ж.п. выделяются по тематическому, интенциональному (в зависимости от авторского намерения – интенции) и даже формальному признаку (напр., объём или расположение на газетной полосе). К примеру, в самом названии жанра «передовая статья» уже содержится указание на его расположение в газете – первая полоса.

Современные исследователи при определении жанровых признаков опираются на практику, т.к. публицистические тексты не могут рассматриваться вне принципа целостности издания (газеты, радио- или телеканала и т.д.). Кроме того, это облегчает деятельность автора, позволяя более чётко определить, какая информация и в каком объёме потребуется для работы, текст какого жанра может получиться. Ж.п. облегчают и деятельность адресата, потому что предупреждают его, какие ожидания могут быть удовлетворены, а каких требований предъявлять к тексту не следует.

Некоторые исследователи выделяют пять групп Ж.п.: 1) оперативно-новостные (заметка во всех её разновидностях); 2) оперативно-исследовательские (интервью, репортажи, отчёты); 3) исследовательско-новостные (корреспонденция, комментарий (колонка), рецензия); 4) исследовательские (статья, письмо, обозрение); 5) исследовательско-образные (художественно-публицистические) – очерк, эссе, фельетон, памфлет [Основы творческой деятельности журналиста 2006: 139].

Традиционной является трёхчастная классификация Ж.п.

К информационным жанрам можно отнести заметку, корреспонденцию, репортаж, информационное интервью, зарисовку и нек. др. Это тексты небольшого или среднего объёма, отражающие один факт, одно событие, одну ситуацию. Часть из них допускает стандартное оформление, совсем или почти без экспрессивных композиционно-языковых средств. Другие (репортаж, зарисовка) требуют определённой стилистической отделки. Однако и в этих жанрах на первом плане стоит задача передать информацию.

Аналитические жанры (статья, эссе, аналитическое интервью, беседа, аналитическая корреспонденция, рецензия) не только передают читателю в той или иной степени актуальную информацию, но и анализируют её, обобщая факты, выявляя закономерности развития событий и процессов. Это тексты среднего и большого объёма, в них увеличивается количество и разнородность фактического материала, призванного аргументировать подробно разработанную авторскую концепцию той или иной общественной проблемы.

Художественно-публицистические жанры (очерк, фельетон, памфлет и нек. др.) передают актуальную информацию в эмоциональной, образной форме.

В текстах информационных жанров могут сочетаться элементы собственно публицистические, официально-деловые (напр., в жанре отчёта), разговорные и нек. др. В аналитических и художественно-публицистических жанрах господствующее положение занимают, соответственно, элементы публицистического и художественного стилей с целью воздействия не только на интеллектуальную, но и на эмоциональную сферу адресата.

По типу представления содержания Ж.п. можно разделить на монологические и диалогические. В монологических текстах (заметка, репортаж, зарисовка, статья, эссе, очерк, фельетон, памфлет и т.п.) автор передаёт информацию непосредственно читателю (радиослушателю, телезрителю). В диалогических жанрах (интервью, беседа, анкета и др.) двое или более носителей информации обмениваются ею друг с другом и в форме такого обмена передают сведения третьей стороне – читателю.

В ряде отечественных источников (см., напр., [Культура русской речи… 2003]) в качестве отдельных групп жанров выделяются юмористические, сатирические, комические и т.п. Очевидно, что в такой ситуации требуется установление иерархии жанровых групп. Если же вписывать данные группы в самую распространённую классификацию, включающую информационные, аналитические и художественно-публицистические жанры, то, скорее всего, и комические, и сатирические жанры следует отнести к группе художественно-публицистических. Вопрос же, касающийся «места» отдельных жанров (напр., сатирической заметки, комментария, интервью и т.п.) остаётся открытым. Определить, к какой группе (информационной или художественно-публицистической, информационной или аналитической, аналитической или художественно-публицистической) следует отнести тот или иной текст, оказывается действием крайне сложным. У перечисленных и нек. других жанров могут быть и информационные, и аналитические модификации.

Ж.п. взаимодействуют друг с другом, обогащают друг друга, что является следствием подвижности данной жанровой подсистемы. «Откликаясь на перемены в обществе, система жанров журналистики перестраивается, переживает смену лидера. Так, если в 70-е гг. лидировал очерк, который оказал большое влияние на статью, интервью, рецензию, значительно усилив в них изобразительность письма, то во второй половине 80-х гг. на первый план вышли интервью и статья, и теперь уже очерк стал включать в себя фрагменты интервью, получившего, наряду с обычными, и характерологическую функцию. Кроме того, жанры журналистики взаимодействуют с жанрами других функциональных стилей, что ещё больше обогащает запас выразительных средств публицистики» [Культура русской речи… 2003: 184−185]. «Процесс размывания жанровых границ приводит <… > к образованию гибридных жанровых форм (напр., очерк-расследование)» [Ким 2004: 12].

Подвижность системы Ж.п. проявляется в образовании новых жанров; в смешении жанров; в трансформации существующих жанров. Современный публицистический текст, как правило, включает в себя несколько жанровых форм. Так, статья (аналитический жанр) обычно сопровождается справочными сведениями о проблеме или действующих лицах (информационный жанр), комментариями экспертов (аналитический жанр), мнениями читателей и т.д. Самым ярким проявлением смешения жанров являются публикации в Интернете, когда исходный (базовый) текст не только содержит вкрапления элементов других жанров, но и сопровождается комментариями читателей, экспертов, содержит ссылки на другие тексты и т.п.

Классификация Ж.п. может строиться и по полевому принципу. В центре поля находятся традиционно выделяемые и не подвергающиеся серьёзным изменениям жанры, в периферийной зоне – жанры новые и трансформированные. Часть жанров (в настоящее время это, напр., сатирические жанры) из области периферии может сдвигаться к ядру при изменении ряда экстралингвистических параметров.

Лит.:Ким М.Н. Жанры современной журналистики. СПб., 2004; Культура русской речи:Энциклопедический словарь-справочник / под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. М., 2003; Лазарева Э.А.Газета как текст: АДД. Екатеринбург, 1994; Основы творческой деятельности журналиста. М., 2000; Тертычный А.А. Жанры периодической печати: учеб. пособие. М., 2002; Щербаков А.В. Полевая организация системы публицистических жанров // Проблемы современной лингвистики и методики преподавания языковых курсов: труды междунар. науч.-практ. конф. Кемерово, 2008.

А.В. Щербаков

ЖА́НРЫ ХУДО́ЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУ́РЫ– это понятие в качестве литературоведческого термина введено во Франции в ХVI в. для обозначения поэтических родаивида, намеченных в поэтике Аристотеля. Буало и Сумароков трактуют термин «жанр» (фр. genre − ‘род, вид’) с позиций классицизма. Несмотря на различия в толковании термина, под «жанром» обычно понимают повторяющиеся во многих произведениях на протяжении истории развития литературы единство композиционной структуры, обусловленной своеобразием отражаемых явлений действительности и характером отношения к ним художника.

На рубеже ХVIII – XIX вв. происходит смена каноническихжанров (автор сознательно ориентируется на произведения предшественников, отразившие неизменные прообразы), неканоническими. В эту эпоху актуализируются такие структуры, как роман, романтическая поэма, рассказ в стихах и др. Здесь «порождающая модель» определённого, продолжающего традицию произведения не была тождественна структурной основе произведения-образца. Специалистам приходится признать, что в литературе XIX века жанров либо вовсе нет, либо нет «в строгом смысле». Кризис жанрологии относят к 1920-м годам, к эпохе русского формализма (Ю. Тынянов, В. Шкловский). Основной аргумент Тынянова – признаки, отличающие один исторический вариант жанра от других гораздо существеннее, чем конструктивные свойства жанра, а потому невозможно «изучение изолированных жанров вне знаков той жанровой системы, с которой они соотносятся», т.е. исторический роман Л. Толстого и исторический роман Загоскина соотносятся друг с другом менее, чем роман Толстого с прозой его времени.

В литературоведении единого понимания жанра не существует, одни связывают его с литературными родами (эпос, лирика, драма), другие – с литературными видами, на которые делится род (роман, повесть, рассказ и т.п.). Литературный род – наиболее устойчивая категория литературоведения, используется для обозначения группы жанров, обладающих сходными структурными признаками и, одновременно, служит для выявления основных и как бы «естественных» возможностей словесно-художественного творчества, дифференциации «надисторических» инвариантов структуры литературного произведения. Род проявляется через вид или жанр. В термине «жанр» содержится и понятие о «жанровой форме», т.е. об особенностях идейно-эмоциональной трактовки изображаемого в пределах одного вида (пасторальный, утопический, научно-фантастический, детективный, семейно-бытовой роман и т.д.). В 1960-е гг. Цв. Тодоров предложил выделять исторические жанры и теоретические жанры, наши школьные представления о жанрах связаны с историческими, теоретические жанры – плод чистой дедукции, их примеры находим в античных поэтиках. Сегодня есть точка зрения, что категория «жанр» вообще не актуальна, её заменяет понятие «синтетической» конструкции, когда различия между родом и жанром признаются как бы несущественными, поскольку «эпическое», «драматическое» и «лирическое» суть универсальные «начала», выступающие в комплексе и присутствующие в любом жанре, но в различных сочетаниях и пропорциях, так балладу, рассказ в стихах и романтическую поэму называют «лироэпическими» жанрами (Э. Штайгер).

В современной науке выделяют несколько подходов к категории жанра. Во-первых, жанр предстаёт в неразрывной связи с жизненной ситуацией, в которой он функционирует, с различного рода ритуалами, что акцентирует установку на аудиторию, объём произведения, его стилистическую тональность, устойчивую тематику и композицию. Этот подход находит основания в поэтиках и риториках древности, откуда перешёл в научное изучение канонических жанров (А. Веселовский, Ю. Тынянов). Во-вторых, в литературном жанре видят картину или образ мира, отразившие определённое миросозерцание – традиционально-общее или индивидуально-авторское. Такое понимание, берущее основание в поэтике романтизма, переходит к мифопоэтике ХХ в. (теория жанра О. Фрейденберг), в теорию жанра как «содержательной формы» (Г. Гачев), оборачивается разграничением «жанрового содержания» и «жанровой формы» (Г. Поспелов). В-третьих, на почве трагедии от Аристотеля до Шиллера и Ницше формируется предсказание об особом аспекте структуры художественного произведения – границе между эстетической реальностью и внеэстетической действительностью, в которой находится читатель-зритель, о своеобразном пространстве-времени взаимодействия двух миров.

Эта точка зрения нашла отражение в работах М.М. Бахтина. В итоге появилась возможность понять форму целого как результат взаимодействия эстетической активности автора-творца и внеэстетической закономерности сознания и поступка героя, был решён вопрос о внутренней динамике многомерной художественной структуры. Разработанная Бахтиным теория жанра как «трёхмерного конструктивного целого» синтезирует все три подхода, существующие в жанрологии. С точки зрения учёного, жанр определяется исходя из «тематической действительности» и действительности читателя, отсюда два взаимосвязанных определения «типического целого художественного высказывания». В одном случае акцентирована «сложная система средств и способов понимающего овладения действительностью», в другом – определено, что «все разновидности драматических, лирических и эпических жанров» определяются «непосредственной ориентацией слова как факта, точнее, как исторического свершения в окружающей действительности». Оба аспекта объединяются установкой на завершение»: «каждый жанр – особый тип строить и завершать целое». Канонические и неканонические жанры могут расцениваться с позиции идеи «памяти жанра» (Бахтин). Благодаря постоянному воспроизведению структурного инварианта в различных произведениях сохраняется единая смысловая основа жанра, одновременно, благодаря постоянному варьированию этой структуры, происходит обновление смысла.

В современной массовой литературе жанры (детектив, триллер, боевик, мелодрама, фантастика, фэнтези, костюмно-исторический роман и т.д.) характеризуются предсказуемостью тем, приёмов, поворотов сюжета и способов решения конфликта. Принципиально важным оказывается понятие «формульной литературы», т.е. строящейся без оригинальности, отличающейся высокой степенью стандартизации, эскапизмом и развлекательностью. Формула – комбинация или синтез специфических культурных штампов и более универсальных повествовательных форм, архетипов. Самые известные формулы: «американская мечта», «сказка о Золушке», катастрофа, преступление и его расследование, соблазнение, нашествие инопланетян и т.д.

Лит.: Аристотель.Об искусстве поэзии. М., 1957; Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975; Буало. Поэтическое искусство. М., 1957; Гачев Г. Содержательность художественных форм. Эпос. Лирика. Театр. М., 1968; Маркевич Г. Основные проблемы науки о литературе. М., 1980; Медведев П.(М.М. Бахтин). Формальный метод в литературоведении. М., 1993; Поспелов Г. Вопросы методологии и поэтики: сб. ст. М., 1983;Тодоров Цв. Введение в фантастическую литературу. М., 1997; Тынянов Ю. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977; Фрейденберг О. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997; Чернец Л. Вопросы литературных жанров в работах М.М. Бахтина // Филологические науки. 1980. № 6; Черняк М.А. Базовые понятия массовой литературы: учебный словарь-справочник. СПб., 2009; Теория литературы: В 2 тт. Т. 1. М., 2004;Straiger E. Grundbegriffe der Poetik. 8 Aufl. Zürich und Freiburg, 1968.

Н.В. Ковтун

ЖАРГО́Н(от фр. jargon – букв. ‘наречие, жаргон’, производное от галло-романского *gargone – ‘болтовня’) – особый вид Социолектов (см.), который характеризуется специфическим словарным составом и доминированием таких функций, как идентифицирующая (опознавательная), эмотивная, людическая (игровая). Ж. является средством внутригруппового общения и отражения субкультуры различных социальных общностей; он служит для различения «своих» и «чужих», для противопоставления себя (и себе подобных) остальному обществу. Ж. подразделяются на классово-прослоечные (дворян, духовенства, мещан), профессиональные (авиаторов, работников какой-л. отрасли промышленности, торговли, медицины и т.п.); групповые Ж. относительно устойчивых совокупностей людей, имеющих общие интересы, ценности и нормы поведения (Ж. альпинистов, байкеров, картежников, геймеров и др.); воинские (Ж. различных родов и видов войск); возрастные (школьный, студенческий и т.п.). Последние три разновидности Ж. тесно взаимодействуют с интержаргонами (молодёжным сленгом, общевойсковым сленгом) и другими социолектами. От общенационального, общенародного языка Ж. отличается лишь лексикой и фразеологией, а также нередко особым использованием словообразовательных средств. Напр.: бабки − ‘деньги’, тачка − ‘автомобиль’, чувак − ‘парень’, стипуха − ‘стипендия’ и т.д.

Все Ж. характеризуются стремлением дать оригинальное наименование общеизвестным понятиям и представлениям, поэтому лексические единицы Ж. являются стилистическими (обычно сниженными) синонимами слов и словосочетаний общенародного языка: балабон, духарик, духарь, кадрист, приколист, сливодёр, стебло, стебок – ‘весёлый человек’; амбал, бамбула, бивень, бизон, боец, бугай, бык, гиббон, дровосек, желобок, жлоб, квадрат, капелька, качок, кулёк, культ, культик, пузырь, рама, рама 2х2, репа, слон, сохатый, стероид, шварц, шифоньер, шкаф − ‘культурист’; законтачить, подвалить(ся), подтусоваться, пришиться – ‘присоединиться’ и др. Для лексического состава Ж. характерна многозначность и диффузность значений многих лексем. Напр., прилагательное железный может называть понятия ‘надёжный’, ‘ценный’, ‘прекрасный’, ‘верный’ и под.; глагол зажигать имеет значения ‘веселиться’, ‘танцевать’, ‘ярко самовыражаться’, ‘играя на музыкальных инструментах, заставлять публику вставать с мест’ и т.д. Всем Ж. свойственна семантическая недостаточность, напр., отсутствие номинаций для многих абстрактных понятий. Это отчасти компенсируется высокой степенью экспрессии, образности, «нацеленности на передачу различного рода оценок», на языковую игру [Ермакова, Земская, Розина 1999: IX–XXVI]. В словарном составе различных Ж. немало наименований, образованных с помощью различного рода экспериментов с фонетическим обликом слова или каламбурного сближения сходнозвучащих слов: харакири – ‘кесарево сечение’ (мед.); гонококи − ‘сотрудники госнаркоконтроля’ (тамож.); компухтер, контупер − ‘компьютер’(комп.); чмо, чмоня – ‘тепловоз серии ЧМЭ3’ (ж/д). Типичными способами словообразования в современных русских Ж. является переосмысление общеупотребительного слова или словосочетания (шнурки − ‘родители’, рвать когти, делать ноги – ‘быстро убегать’), заимствование (чувак − из цыганского, атас − из фр., мани − из англ.); а также образование слов посредством специфических жаргонных аффиксов и усечения (кликуха − ‘кличка, прозвище’; вокалюга − ‘певец, участвующий в рок-концерте’; гетераст − ‘гитарист, музыкант, играющий на гитаре’; басюк − ‘музыкант, играющий на бас-гитаре’; закусон − ‘закуска, обычно к алкоголю’, глюки − ‘галлюцинация’, препод − ‘преподаватель’и т.п.) (см. Жаргонизмы).

Некоторые исследователи используют термин Ж. как синоним терминов «сленг», «арго», «социолект», «субстандарт», «нонстандарт» [Береговская 2007: 216], другие сближают его по значению только со сленгом [Арапов 1990; и др.] или только с социолектом [Беликов, Крысин 2001], третьи считают Ж. родовым понятием по отношению к арго и сленгу (см., напр. [Беликова 1992: 7]). Терминологическая путаница объясняется разницей научных подходов к исследованию данного феномена, а также недостаточной упорядоченностью метаязыка лингвистики.

Лит.: Арапов М.В. Жаргон // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990; Беликов В.И., Крысин Л.П. Социолингвистика. М., 2001; Беликова Н.В. Функционирование некодифицированной лексики в тексте: АКД. СПб., 1992; Береговская Э.М. О современном состоянии русской социодиалектной лексикографии // Восьмые Поливановские чтения. Ч. 3. Слово в тексте. Лексикография как источник информации для лингвистических исследований. Смоленск, 2007; Бондалетов В.Д. Социолингвистика: учеб. пособие. М., 1987; Быков В. «Русская феня». Словарь современного интержаргона асоциальных элементов. Смоленск, 1994; Виноградова Н.В. Компьютерный жаргон в аспекте гендер-лингвистических исследований // Исследования по славянским языкам. № 7. Сеул, 2002; Грачёв М.А. Толковый словарь русского жаргона: Русский язык от А до Я. М., 2006; Гуц Е.Н. Идеографический словарь жаргонно-просторечной лексики: 1985−2010 гг. Омск, 2010; Дубровина К.Н. Студенческий жаргон // Филологические науки. 1980. № 1; Дубягин Ю.П., Теплицкий Е.А. Краткий англо-русский и русско-английский словарь уголовного жаргона. М., 1993; Дьячок М.Т. Солдатский быт и солдатское арго // Русистика. Берлин, 1992. №1; Ермакова О.П., Земская Е.А., Розина Р.И. Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона. М., 1999; Кёстер-Тома З. Сопоставительное исследование субстандартной лексики восточнославянских языков (на примере школьной лексики) // Русистика. Берлин, 1992. № 2; Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. М., 1989; Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой толковый словарь русского жаргона. СПб., 2001; Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык. М., 2002; Скворцов Л.И. Литературный язык, просторечие и жаргоны в их взаимодействии // Литературная норма и просторечие. М., 1977; Словарь русского сленга (сленговые слова и выражения 60−90 годов). М., 1997; Словарь социолингвистических терминов. М., 2006; Хомяков В.А. Некоторые типологические особенности нестандартной лексики английского, французского и русского языков // Вопросы языкознания. 1992. № 3.

О.В. Фельде, О.Н. Емельянова

ЖАРГОНИ́ЗМЫ– слова и обороты, входящие в состав какого-л. Жаргона (см.) и при этом широко используемые за его пределами, в общенародной речи, в художественных и публицистических текстах и т.п. Как правило, Ж. являются стилистическими синонимами литературных слов: наезжать − ‘преследовать’, клёвый − ‘хороший’, мочить − ‘убивать, уничтожать’, облом − ‘неудача, невезение’, прикол − ‘шутка, розыгрыш’и мн. др. Лексическое значение Ж. осложнено «социальным довеском» [Поливанов 1931], они всегда экспрессивны или оценочны. Особенно много таких лексем появилось на рубеже ХХ–XXI вв., когда в силу социокультурных, социально-экономических, политических и иных причин существенно усилился процесс жаргонизации русского языка. Ж. составляют более 3 % новой лексики, зафиксированной авторами «Толкового словаря русского языка XXI века» [2007].

В процессе частого употребления в устной речи различных слоев населения, в печатных и электронных СМИ некоторые Ж. утрачивают специфический для них семантико-стилистический характер и переходят в разряд разговорно-сниженной (беспредел, обалдеть, застукать и т.п.), разговорной (дедовщина, лопухнуться и др.) и просторечной лексики (напр., косить − ‘притворяться, симулировать’). Жаргонные по происхождению слова и выражения, проникшие в Литературный язык (см.) называются жаргоноидами.

В языке художественных произведений Ж. используются для характеристики речи персонажей и создания необходимого речевого колорита, а также в случаях, когда литературный текст или жанр сознательно подвергается карнавальному переосмыслению. Напр.: Когда типа кумарит, когда в натуре рвёт башню от голимых глюков о том, какой, блин, на хазе напряг, – ты один мне в кайф, крутой, отпадный, чисто пацанский русский базар. В разговорной речи образованных людей Ж. иногда употребляются в процессе языковой игры, с целью самоиронии, а также для намеренного стилистического снижения речи. Однако следует помнить, что беспорядочное и немотивированное использование Ж. в речи нарушает её чистоту, придаёт речи человека небрежный, грубый характер.

Лит.: Быков В. Жаргоноиды и жаргонизмы в речи русскоязычного населения («Новые» слова и значения в современном русском языке) // Русистика. Берлин, 1994. № 1−2; Грачёв М.А. Толковый словарь русского жаргона: русский язык от А до Я. М., 2006; Гуц Е.Н. Идеографический словарь жаргонно-просторечной лексики: 1985−2010 гг. Омск, 2010; Кёстер-Тома З. Сопоставительное исследование субстандартной лексики восточнославянских языков (на примере школьной лексики) // Русистика. Берлин. 1992. №2; Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. М., 1989; Лазаревич С.В. Лексика и фразеология русского военного жаргона: АКД. Н. Новгород. 2000; Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой толковый словарь русского жаргона. СПб., 2001; Поливанов Е.Д. Стук по блату // Поливанов Е.Д. За марксистское языкознание. М., 1931; Распопова Т.А. Некодифицированная социально-оценочная лексика и её использование в русском языке 80−90-х годов ХХ века: АКД. Орёл, 1999; Рахманова Л.И. Жаргонная лексика // Современный русский язык. М., 1984; Скворцов Л.И. Литературный язык, просторечие и жаргоны в их взаимодействии // Литературная норма и просторечие. М., 1977; Толковый словарь русского языка начала XXI века. Актуальная лексика. М., 2007; Хомяков В.А. Некоторые типологические особенности нестандартной лексики английского, французского и русского языков // Вопросы языкознания. 1992. № 3; Шапошников В.Н. Русская речь 1990-х: Современная Россия в языковом отображении. М., 1998.

О.В. Фельде, О.Н. Емельянова