Глава 12. В конце второго дня Дженна любовалась звездами, стоя на палубе «Колумбии»

В конце второго дня Дженна любовалась звездами, стоя на палубе «Колумбии». Ветер крепчал, однако она не спешила обратно в солярий. Лишь застегнулась под горлышко и обхватила себя руками. Еле‑еле удалось отыскать на палубе уединенное местечко, так и незачем покидать его столь быстро. Скоро возвращаться в похожую на спальню желтую пещеру. Скоро уединение закончится.

Паром для Дженны стал идеальным замкнутым миром. Здесь она сама по себе, но если что – поблизости сотни людей. Взглянув на звезды, Дженна вдохнула полной грудью холодный воздух. Да, она приняла верное решение, однако часть ее хотела присутствия кого‑то близкого. Любящего и любимого. Вдвоем с Дженной они крепко прижмутся друг к другу, им станет тепло. Они будут пить горячий шоколад, дуть себе на руки, целоваться… Он распахнет на себе куртку, и Дженна юркнет в его объятия.

Такое было возможно. Еще два лета назад. С Робертом. Он раскрыл полы куртки, и Дженна прильнула к нему. Они любовались на звезды и пили вино вместо горячего шоколада. Если бы их тогда не отвлек Стив Миллер, если бы ему хватило учтивости не прерывать семейную идиллию, Бобби остался бы жив. Впрочем, нет. Так думать нельзя. Бобби ушел, ничего не изменишь.

Все началось с вечеринки на борту яхты, курсирующей вдоль берега Сиэтла. Дженна и Роберт, с головой погрузившись в собственный мирок, целовались и смотрели на огни ночного города. Было начало июня, стояла теплая ночь. Остальные гости шептались, завидуя им: мол, посмотрите, какая чудесная пара.

Тогда еще Роберт слыл лихим брокером‑одиночкой. Пока его коллеги‑ровесники целовали задницы боссам, Роберт на палубе целовал жену. И за это его уважали.

Роберт постоянно признавался Дженне в любви, даже на людях и за столом. Иногда заскакивал домой в обеденный перерыв за небольшими семейными радостями. И ведь не так много времени прошло с тех пор. Всего два коротких года. Бобби было пять лет, Дженна с Робертом прожили в браке восемь. Они заслужили звание ветеранов семейной жизни. Их друзья разводились, а Дженну с Робертом, казалось, минуют беды, способные разлучить молодую чету. Они даже начинали подумывать о втором ребенке, желательно девочке.

Стив Миллер окликнул Роберта и Дженну. Дженне Стив никогда не нравился: чуть за тридцать, разведенный и гордый собой за то, что предусмотрел в добрачном договоре один пункт и после развода его жена не получила ничего. Его любимым увлечением было гонять по кругу на «Порше»; поговаривали, будто у Стива грудные и икроножные мышцы заменены имплантатами. Роберту, напротив, Стив нравился, однако муж не любил, когда его называют «шеф». Его от этого обращения передергивало. В конце‑то концов, он не какой‑нибудь там бригадир на стройке.

– Эй, шеф!

– Привет, Стив.

– Дженна, как дела, дорогая?

Стив поцеловал ее в щеку.

– Привет, Стив.

– Ты сегодня просто обворожительна. Вот бы мне такую девушку, мы бы с ней сейчас порезвились.

Стив обнял Роберта:

– Боб, уделишь мне минутку? Надо поговорить. О полезном и… приятном.

Стив Миллер втиснулся между Дженной и Робертом.

– Я работаю с одной инвесторской группой. Мы уже вкладывались в несколько значительных проектов, и затраты окупились с лихвой. Каждый в Сиэтле мечтает вступить в наше маленькое братство, но, как гласит пословица, желающих много, избранных – единицы. Впрочем, ты, Боб, случай отдельный. Твои успехи впечатлили нашу группу, и мне дан зеленый свет. Я прямо здесь могу пригласить тебя в наш следующий проект.

Стив остановился и взглянул на Роберта:

– Да у тебя помада на губах, шеф!

Дженна облизнула палец и стерла «следы преступления».

– Есть на Аляске заброшенный городок, на острове Принца Уэльского.

– Родители Дженны родом с Аляски. Из городка под названием Врангель.

– Серьезно? Так это по соседству.

– Моя жена – на четверть тлингитка.

Стив поднял руку, подражая индейскому приветствию.

– Хау! В общем, там есть заброшенный рыбацкий городишко, и мы задумали превратить его в высококлассный курорт. Вместе с японцами создаем компанию с ограниченной ответственностью. Проект называется «Тандер‑Бэй». Взнос – по сто тысяч.

Роберт изумленно вскинул брови.

– Погоди, Бобби, – продолжил Стив, – пока ты не сказал, что у тебя нет ста тысяч, позволь обрисовать два момента. Во‑первых, можем уступить тебе меньшую долю. Вложишь пятьдесят штук, двадцать пять, двадцать… неважно, сколько есть. Во‑вторых, собственно, ради чего я завел разговор. Если ты заинтересуешься в проекте, то получишь возможность абсолютно бесплатно отдохнуть на этом самом курорте. Сейчас объясню. Деньги мы намерены вбухать немалые, поэтому и на промоакции экономить не собираемся. В июле курорт откроется на неделю, заедут еще потенциальные инвесторы, и мы устроим им каникулы. Покажем, какой шикарный проект получается. Для тебя и твоей семьи отдых не будет стоить совершенно ничего. Ну, как? Дженне и Бобби место понравится.

Глаза у Роберта загорелись. Он взглянул на Дженну, и ей передался азарт мужа.

– Звучит заманчиво, Стив.

– Правильно, правильно! Наш курорт станет новым словом в индустрии отдыха. Смотри, людям хочется приобщиться к природе, так? Будем продавать ее. В конце концов, отдыхающим нужна приличная кормежка. В начале дня все ищут веселья, и удобства их не заботят, но под вечер людям охота принять горячий душ, и чтобы в номере их дожидалась бутылочка хорошего вина. Я прав? Наймем лучших поваров, однако за пищей гости отправятся сами: на рыбалку, в лес, – и после добычу, приготовленную шеф‑поварами, подадут им на стол. Гиды у нас отменные, профессиональные, они сами освежуют убитого зверя, очистят тушу. Представь: крепкое «Шатонеф‑дю‑Пап» да под свежую оленинку! «Эрмитаж» под форель! Ну, разве не здорово?

У Роберта уже слюнки текли, впрочем, он сдерживался.

– А что, если я не захочу вкладываться? Такую сумму наличными враз не наберешь. Для меня даже четверть сотни – это много.

– Погоди расстраиваться, шеф. Считай, что тебе выпал счастливый билет: тебя и так хотят взять в партнеры. Компания у нас очень активная. Вложишься не в этот проект, так в следующий. Главное – на тебя обратили внимание. На самом деле это в тебя вкладывают деньги. Большая честь!

Роберт повелся. Дженне и самой захотелось побывать на острове Принца Уэльского, в Тандер‑Бэй. Она тогда решила отыскать это место на карте. Роберт соблазнился перспективой и рассказами Стива Миллера о курорте с охотой и рыбалкой на дикой природе. Это, конечно, походило на то, как если бы в ресторане тебе предложили самому извлечь креветку из панциря, зато как увлекательно. Роберт мыслями уже унесся в Тандер‑Бэй. И вернуть его оттуда могла только Дженна и только дома.

Дженна взглянула на горизонт, на великолепный вид. Хорошо на воде, романтично. Но кому нужна романтика, когда в дело вступают ружья и удочки? Охота, убийство, изысканные блюда под тонкие вина. И все – бесплатно!