ЦРУ как спонсор наркоторговли

История наркоторговли в Средней Азии неразрывно связана с тайными операциями ЦРУ. До советско-афганской войны опийное производство в Афганистане и Пакистане снабжало локальный рынок. Отсутствовало и производство героина на месте[296]. Исследование, проведённое Альфредом МакКоем (Alfred McCoy), подтверждает, что всего за два года после начала миссии ЦРУ в Афганистане «пограничные области Пакистана и Афганистана были превращены в главного мирового производителя героина, обеспечив до 60% американского спроса»[297].

Руководила героиновой торговлей штаб-квартира ЦРУ. Как только моджахеды захватывали тот или иной район Афганистана, поступал приказ, чтобы местные крестьяне приступали к выращиванию опиума в качестве вклада в революцию. Вдоль границы с Пакистаном афганские лидеры и местные князьки под защитой пакистанских спецслужб построили сотни лабораторий по производству героина. Однако в течение десятилетия ничем не ограниченного производства героина, отделение американского Агентства по борьбе с наркотиками[298] в Исламабаде ни разу не организовало ни одной облавы или ареста наркодилеров, не провела ни одной крупной конфискации товара...[299]

Афганистан - стратегический выступ Средней Азии, граничащий с западной границей Китая и бывшим Советским Союзом. Афганистан также транспортный коридор для нефте- и газопроводов, связывающих бассейны Каспийского и Аравийского морей. Теперь он также стратегический район опийного производства. На сегодняшний день, согласно источникам ООН, Афганистан поставляет на мировой рынок более 90% героина, обеспечивая тем самым многомиллиардные доходы наркосиндикатам, финансовым воротилам, спецслужбам и организованной преступности[300].

Под покровительством ЦРУ новая волна опийного производства поднялась в период, последовавший после окончания холодной войны. Вслед за американским вторжением в Афганистан в октябре 2001 года опийное производство увеличилось в 33 раза. Ежегодные доходы «Золотого Полумесяца» от торговли наркотиками оцениваются в 120-194 миллиарда долларов (2006), составляя более одной трети ежегодного международного товарооборота наркотиками[301].

От советско-афганской войны к «войне с террором»

Несмотря на развал Советского Союза, разветвлённая сеть военной разведки Пакистана не была демонтирована. И после завершения холодной войны с территории Пакистана ЦРУ продолжало поддерживать Исламские бригады. Новые тайные операции были проведены на Ближнем Востоке, в Средней Азии, на Балканах и в Юго-Восточной Азии. На завершающем этапе холодной войны пакистанские спецслужбы «использовались, как катализатор для ускоренной дезинтеграции Советского Союза и появления шести новых мусульманских республик в Средней Азии»[302]. Тем временем, исламские миссионеры-ваххабиты родом из Саудовской Аравии обосновались в мусульманских республиках и в пределах Российской Федерации. Они приступили к захвату светских государственных учреждений. Несмотря на антиамериканскую риторику, исламский фундаментализм в значительной мере обслуживает стратегические интересы Вашингтона в бывшем Советском Союзе, на Балканах и Ближнем Востоке.

После вывода советских войск в 1989 году гражданская война в Афганистане продолжилась с новой силой. Талибан получил поддержку пакистанского движения «Деобандис» и его политической партии Джамиат-уль-Улема-е Ислам (JUI). В 1993 году Джамиат вошла в правящую коалицию премьер-министра Беназир Бхутто. Таким образом, была установлена связь между Джамиат, вооружёнными силами и спецслужбами. В 1996 году, в связи с отставкой правительства Хизб-и-Ислами (Исламской партии) во главе с Гульбеддином Хекматиаром, Талибан не только утвердил в Кабуле бескомпромиссное исламистское правительство, но и «делегировал контроль над военно-тренировочными лагерями в Афганистане различным фракциям Джамиат»[303].

При поддержке саудовского ваххабитского движения Джамиат сыграла ключевую роль в пополнении армии добровольцев для войны на Балканах и в бывшем Советском Союзе[304]. Такое авторитетное издание, как «Джейн Дефенс Уикли» подтверждает, что «половина человеческих ресурсов Талибана и оружия поступает из Пакистана по каналам ISI». Фактически, после советского ухода из Афганистана, обе стороны афганской гражданской войны продолжали получать тайную американскую поддержку через пакистанские спецслужбы[305].

Поддержанное военной разведкой Пакистана, которой, в свою очередь, управляло ЦРУ, исламское государство талибов в основном обслуживало американские геополитические интересы. В частности, это объясняет, почему Вашингтон закрыл глаза на политику террора, проводимого талибами в 1996 году, включая вопиющее попрание прав женщин, закрытие школ для девочек, изгнание служащих женщин из правительственных учреждений и введение в стране шариата[306].

Наркокартель «Золотой Полумесяц» также использовался в целях финансирования и снабжения Боснийской мусульманской армии (уже в начале 1990-х), а также Косовской освободительной армии (УЧК). Фактически, во время террористической атаки 11 сентября, спонсируемые ЦРУ наёмники моджахеды вели боевые действия в рядах террористических формирований УЧК и НОА (Национально-освободительной армии), совершивших нападение на Македонию.