Советское общество во второй половине 1960-х – первой половине 1980-х гг

Смена партийно-политического руководства означала и смену политического курса. С устранением Н.С. Хрущева многие из его начинаний были либо осуждены, либо преданы забвению. По ряду направлений началось движение вспять. Консервация политического режима не могла не привести к застою во всех сферах жизни.

Это время часто называют «двадцатилетием упущенных возможностей», «брежневской эпохой». Эти годы стали пиком военно-политической мощи Советского государства и одновременно все нарастающего социально-экономического и политического кризиса, проявляющегося в постепенном застое экономики, оскудении духовной сферы, нарастающей коррупции и других деформаций общественной жизни.

После критики в адрес Хрущева на Пленуме ЦК в октябре 1964 г. за непродуманные реформы, нарушение коллегиальности руководства, частую смену кадров с трибуны был выдвинут лозунг «стабильности». Достаточно быстро стало ясно, что в политическом плане он означал отказ от радикальных перемен, «тихую реставрацию» ряда элементов сталинизма. Уже в конце 1964 г. было отменено деление партийных органов на сельские и промышленные. На ХХIII съезде КПСС (1966 г.) были восстановлены традиционные названия высших партийных органов: Политбюро ЦК, генеральный секретарь ЦК. Из Устава было исключено положение об ограничении пребывания на партийных постах конкретными сроками. Пребывание в рядах партийно-государственной элиты, по существу, становилось пожизненным. Руководители областей и республик нередко находились на одном месте по 15–20 лет.

Это неизбежно в рамках существовавшей системы вело к старению кадров, семейственности, повышению роли личных связей, усиливало определенную независимость местных элит от центра в решении частных проблем. Формой отстранения от руководства в случае каких-то конфликтов, неудовольствия высшего руководства, слишком грубого нарушения законов стали перевод на дипломатическую, профсоюзную работу, уход на пенсию. Главенствующиеместа практически все эти годы занимали три человека: Л.И. Брежнев – первый секретарь (с 1966 г. – генеральный секретарь) ЦК КПСС (до ноября 1982 г.) и председатель Президиума Верховного Совета СССР (с 1977 г.); А.Н. Косыгин, Председатель Совета Министров СССР (в октябре 1980 г. его сменил Н.А. Тихонов); М.А. Суслов, в ведении которого находилась идеологическая работа.

Отличительной особенностью общественно-политической жизни было создание иллюзорного мира показательного благополучия. «Юбилейные вахты», «Ударные трудовые недели», месячники «дружбы» и «культуры обслуживания» и т. п. непрерывно сменяли друг друга, завершаясь раздачей наград, званий, премий. Съезды КПСС превратились в помпезные праздники, призванные продемонстрировать все нарастающие успехи. Выступавшие соревновались в славословиях политике КПСС и ее руководству. Особенно пышные эпитеты с начала 1970-х гг. доставались Л.И. Брежневу: «великий революционер-ленинец», «выдающийся политический и государственный деятель современности», «выдающийся писатель». За эти годы Л.И. Брежнев стал четырежды Героем Советского Союза (1966, 1976, 1978, 1981 г.), Героем Социалистического Труда (1961 г.), Маршаллом Советского Союза (1976 г.), лауреатом двух Ленинских премий и т. п.

Вместе с тем при внешнем спокойствии и единодушии в руководстве шла борьба различных групп, представлявших интересы определенных структур: военно-промышленного комплекса, КГБ, национальных республик и т. д. В этой ситуации Брежнев вплоть до тяжелой болезни (1976 г.) проявлял качества лидера, будучи, по выражению одного из наблюдавших его журналистов, «беспощадным человеком со стальными кулаками, хотя и в бархатных перчатках».

Противоречие между официальным благополучием и реальной жизнью система стремилась снять при помощи формальных перемен, инсценирующих демократическое развитие советского общества. В Верховном Совете СССР были образованы различные комиссии для предварительного рассмотрения вопросов. Формально были расширены полномочия Советов различных уровней. В октябре 1977 г. была принята новая, четвертая по счету, советская Конституция. Советы депутатов трудящихся стали называться Советами народных депутатов, что означало наступление социальной однородности советского общества. Одновременно 6-я статья Конституции юридически оформила монопольное положение КПСС в советской политической системе, определив партию как «руководящую и направляющую силу общества, ядро его политической системы». КПСС в соответствии с решениями ХХV съезда определялась теперь как партия всего народа, оставаясь по своей природе якобы партией рабочего класса.

Был выдвинут тезис о полном и окончательном решении национального вопроса, о формировании «новой исторической общности – советского народа». Необходимость объяснить населению невыполнение формально действующей Программы КПСС, обещавшей создание к 1980 г. «основ коммунистического общества», привело к появлению теории «развитого», или «зрелого», социализма, которого якобы уже достигла наша страна. Эти и другие, подобные им, пародии на теоретическую разработку реальных проблем призваны были замаскировать нарастание неблагополучия в экономической сфере.

Консерватизм политической жизни руководство страны пыталось сочетать с экономическими реформами, ибо этого требовало реальное положение дел. После снятия Хрущева на пленумах ЦК прозвучала резкая критика положения дел в сельском хозяйстве и в промышленности. Опять говорилось о слабом внедрении достижений научно-технического прогресса, низкой материальной заинтересованности работников в результатах труда, отставании в производительности труда от развитых капиталистических стран. Пленумы ЦК КПСС в марте и сентябре 1965 г. стали началом экономической реформы. Мартовский пленум пытался найти механизмы улучшения положения дел в сельском хозяйстве за счет снижения плана обязательных закупок и его неизменности в течение 10 лет, отмены ограничений для личных подсобных хозяйств. Но решения эти в основном остались на бумаге.

Самой серьезной попыткой перестройки экономики стали решения сентябрьского Пленума ЦК КПСС 1965 г. Были использованы идеи ученых-экономистов и математиков Л. Конторовича, В. Немчинова, В. Новожилова. В основу реформы были положены идеи хозрасчета и самостоятельности предприятий. Она включала, во-первых, совершенствование системы управления (сокращение планируемых показателей, восстановление отраслевого принципа), во-вторых, усиление роли экономических рычагов (себестоимость, цена, прибыль и т. п.). Оставалось пять показателей, устанавливающихся сверху: объем реализации продукции, основная номенклатура изделий, фонд заработной платы, прибыль и рентабельность, взаимоотношения с бюджетом. Таким образом, реформа пыталась сочетать административную иерархию управления с экономической заинтересованностью отдельного коллектива.

Свой старт хозяйственная реформа взяла в январе 1966 г. и первоначально дала обнадеживающие результаты: удельный вес интенсивных факторов в обеспечении прироста национального дохода возрос с 34 % в 1966 г. до 40 % в 1970 г. В строй было введено две ГЭС, Западно-Сибирский и Карагандинский комбинаты, началось освоение Тюменского нефтегазодобывающего комплекса, был построен завод в Тольятти (1967 г.). Вводился Знак качества (сертификация выпускаемой продукции), распространялся щекинский эксперимент (перевод предприятий на хозрасчет и самоокупаемость).

Вселяли оптимизм итоги восьмой пятилетки (1966–70 гг.), когда успешно развивались наиболее прогрессивные для СССР отрасли промышленности: электроэнергетика (на 54 %), машиностроение (на 74 %), приборостроение (в 2,3 раза), радиоэлектроника и нефтехимическая отрасль (на 78 %). Резко возросла добыча газа: в 1970 г. она составила около 200 млрд м3. По объему производства ряда видов промышленной продукции СССР обогнал США и занимал первое место в мире.

Вместе с тем попытка реализации реформы встретила мощное сопротивление управленческого аппарата, не желавшего терять реальные рычаги власти. К тому же она объективно посягала на право партии распоряжаться хозяйственными кадрами. Наконец, в условиях монополизма, отсутствия конкуренции интересы отдельного предприятия и общества в целом все больше расходились. Предприятию было выгодно выпускать однотипную продукцию по максимально высоким ценам. Это грозило серьезными экономическими осложнениями. Все это, вместе взятое, вело к возвращению жесткого административного управления с детальным планированием номенклатуры изделий, цены на них, контроля за штатным расписанием и фондом заработной платы.

Расширение масштабов экономики вело к интенсивному росту аппарата. За 1965–1985 гг. количество министерств и ведомств увеличилось с 29 до 160. В управленческом аппарате теперь работали миллионы человек, но эффективность их труда падала. В этой обстановке сложных взаимоотношений регионов и центра, отдельных ведомств, необходимости согласования их действий на разных этажах власти разрастается «теневая экономика» – производство т. н. «левой», не учтенной государством продукции за счет хищений, рационализации производства. Таким образом, товарно-денежные отношения в условиях планово-распределительной системы становились явлением хозяйственной преступности.

В последующие годы экономическая мощь СССР нарастала за счет новых предприятий, шахт, нефте- и газодобычи. В космос запускались сотни искусственных спутников, в океан уходили десятки атомных подводных лодок, в Западной Сибири осваивались громадные месторождения нефти, были построены тысячи километров газопроводов, шедшие в Европу. Олицетворением индустриальной мощи страны стало достижение военно-стратегического паритета с США, успехи в освоении космоса.

В социальной сфере росла заработная плата, основная часть городского населения переезжала в отдельные квартиры. Пенсии обеспечивали скромные минимальные потребности пожилых людей. Был осуществлен переход к всеобщему среднему образованию. Если среднее образование и выше в 1939 г. имели около 11 % населения, то в 1959 г. – 36 %, а к 1983 г. – более 70 % советских людей.

Тем не менее именно в этот период экономика превращала СССР в «колосса на глиняных ногах». Его экономика только к началу 1960-х гг. стала индустриальной и продолжала развиваться прежде всего за счет количественного роста. Руководители страны гордились огромными объемами производства электроэнергии, стали, добычи нефти и газа. Передовые страны в это время переходили на энергосберегающие технологии, глубокую переработку нефти и газа, отказывались от доменного производства в металлургии, использовали комплексную автоматизацию и механизацию. В СССР доля ручного труда к началу 1980-х гг. составляла в промышленности 35–40 %, 50–60 % – в строительстве,
70–75 % – в сельском хозяйстве. Шло постоянное падение темпов экономического роста. По мнению ряда экономистов, с конца 1970-х гг. он вообще прекратился.

Одновременно обострилась демографическая ситуация. Были исчерпаны трудовые ресурсы деревни. Ежегодно около 3 тыс. деревень исчезало с карты России. Индустриальный рост без заботы о защите природной среды вел к резкому ухудшению экологической обстановки. Промышленные министерства, заинтересованные в получении бюджетных средств, проталкивали все более дорогостоящие проекты («поворот северных рек на юг» и т. п.), не задумываясь о последствиях. Стремление к военному паритету, который понимался как равенство и даже превосходство в количественном уровне вооружений, в условиях резкого отставания в производительности труда вело к экономически непосильному соревнованию с США. На военные нужды уходило до 80 % национального дохода. Все это заставляло государство финансировать социальную сферу по «остаточному принципу». Сократилось жилищное строительство, вернувшись на уровень 1960-х гг. Все больше обострялась ситуация с продовольственными товарами. В начале 1980-х гг. во многих городах появилась т. н. «талонная система».

На протяжении ряда лет государство стремилось пополнить доходы бюджета за счет роста производства и продажи алкогольных напитков. К середине 1980-х гг. винная монополия, как в начале ХХ в., обеспечивала до 30 % доходной части бюджета. Одновременно шла распродажа природных богатств страны, прежде всего сырой нефти. За счет т. н. «нефтедолларов» рос импорт продовольствия (зерна, масла и т. д.)
и обеспечивалось дальнейшее наращивание добычи той же нефти.

Понимание необходимости экономических реформ, неэффективности существующей системы хозяйствования все более осознавалось в обществе и в «коридорах власти». Экономические институты подавали партийному руководству секретные записки, предупреждая о надвигавшемся экономическом кризисе. Усилился интерес к опыту НЭПа в 1920-е гг. и ряда стран Восточной Европы (Венгрия, ГДР), использовавших товарно-денежные рычаги под контролем государства. В 1979 г. была сделана новая попытка начать экономическую реформу. Наиболее инициативные партийные и хозяйственные кадры пытались внедрять новые хозяйственные отношения под флагом «эксперимента». Но происходившее при этом высвобождение неквалифицированного труда и рост заработной платы у оставшихся работников пугали руководство страны непредсказуемыми социальными последствиями, поэтому эксперименты или оставались островками в океане традиционной экономики, или прекращались. Иногда по ложным обвинениям их инициаторы попадали на скамью подсудимых и в заключение (Н.И. Худенко в Казахстане).

В мае 1982 г. была принята Продовольственная программа. Она провозглашала комплексный подход к решению накопившихся проблем: соединение экономических, организационных и социальных мер. Подчеркивалась необходимость наладить переработку сырья в районах его производства. Реально были сформированы агропромышленные объединения (АПО) и агропромышленные комитеты. В Москве был создан Агропромышленный комитет СССР, объединивший сельскохозяйственные министерства и госкомитеты. В результате в значительной части все закончилось разрастанием бюрократических структур и новыми вывесками. Капиталовложения в сельское хозяйство не давали желаемой отдачи. Промышленные птицефабрики с высокой эффективностью производства полностью зависели от привозных кормов.

Таким образом, все более проявлялся тупиковый характер советской директивной экономики, сформированной еще в 1930-е гг. и лишенной реальных стимулов к саморазвитию и самообновлению. Предприятия и министерства не были заинтересованы в быстрейшем использовании научно-технических достижений, структурных изменениях.

В сфере внешней политики советское руководство в эти годы пыталось решить несколько важнейших задач: сохранить СССР как лидера «социалистического лагеря», расширить сферу своего международного присутствия и влияния путем поддержки коммунистических и рабочих партий в несоциалистических государствах, а также «прогрессивных», «антиимпериалистических» движений и политических режимов в Африке, Азии, Центральной Америке, на Ближнем Востоке; сохраняя противостояние с Западом, сделать отношения с ним менее конфронтационными и более предсказуемыми.

Отношения Советского Союза с социалистическими странами Восточной Европы во второй половине 1960-х гг. резко осложняются. В период смены советского руководства было ослаблено внимание ко внешнеполитическим проблемам. Этим попытались воспользоваться три государства: Югославия (имевшая с 1948 г. напряженные отношения с КПСС), Чехословакия (экономически наиболее развитая страна Восточный Европы в довоенный период, где внутри КПЧ сложилась мощная политическая оппозиция, ориентированная на демократические реформы) и Румыния (лидер которой, Н. Чаушеску, стремился, подобно И. Тито, проводить самостоятельную от СССР политику).

В этот период формируется внешнеполитическая доктрина Л.И. Брежнева, согласно которой угроза новому общественному строю может исходить не только от явного врага – империалистов, но и от возникающих очагов сопротивления внутри социалистического лагеря. Поэтому приоритеты, связанные с созданием и укреплением оборонного могущества СССР, сменяются переходом в наступление, к открыто агрессивным действиям на международной арене.

После того, как переговоры с КПЧ не привели к отказу от реформ, в ночь на 21 августа 1968 г. войска Варшавского Договора вступили в страну; 6 мая 1970 г. Г. Гусак, возглавивший КПЧ, подписал Договор о дружбе и сотрудничестве с СССР.

Вслед за «нормализацией» положения в Чехословакии усилился процесс военной и экономической интеграции Восточной Европы и Советского Союза. Помимо Варшавского Договора и СЭВ создается еще около 30 межгосударственных учреждений, взявших под контроль экономическую жизнь «братских стран».

Стабилизация отношений СССР с восточноевропейскими государствами позволила переориентировать внимание на конфликт с Китаем. В конце 1960-х гг. происходит столкновение на границе. С тем чтобы нейтрализовать влияние Китая в Азии, Советский Союз налаживает контакты с Северной Кореей и Вьетнамом, оказывая им всестороннюю экономическую и военную помощь. В ответ Китай начинает сближение с США.

Опасаясь объединения двух своих главных противников, СССР осуществляет в 1972 г. резкий поворот в советско-американских отношениях. Начиная с визита Р. Никсона в Москву (1972 г.) до 1975 г., мир переживает период «разрядки» международной напряженности. В результате тесных контактов было подписано 23 соглашения о сотрудничестве двух стран в различных сферах, за пять лет (1971–1976 гг.) объем торговли увеличился в восемь раз. Достигнутый в 1969 г., паритет по числу межконтинентальных ракет привел к переговорам по их ограничению; 26 мая 1972 г. в Москве был подписан договор по Ограничению стратегических вооружений (ОСВ-1). В ноябре 1974 г. была достигнута договоренность по ОСВ-2, но американский конгресс не ратифицировал документ.

Вершиной «разрядки» стало Совещание по сотрудничеству и безопасности в Европе. Оно прошло в Хельсинки в 1975 г. с участием 33 государств Европы, а также США и Канады. Был подписан Заключительный акт, в котором участники совещания обязались соблюдать принципы неприменения силы, нерушимости границ, невмешательства во внутренние дела друг друга, уважения прав человека, свободы информации и передвижения.

В эти годы шли переговоры о сокращении вооруженных сил в Европе. В ходе «разрядки» международной «напряженности» СССР добился значительных успехов во внешней политике: 1) заключение соглашений с США означало признание Советского Союза сверхдержавой; 2) политический авторитет страны подкреплялся налаживанием отношений с Францией, признанием ГДР и границ между европейскими странами, сложившихся в послевоенный период; 3) торговые договоры с западноевропейскими странами и США открыли значительные возможности для развития экономических связей, технологических и культурных контактов. Экспортируя энергоносители в период нефтяного кризиса, государство заняло прочное место на мировом рынке; 4) как никогда было сильно влияние СССР на страны социалистического содружества в политической и экономической сферах; 5) через пропаганду мира, оказывая всестороннюю помощь, СССР усилил свои позиции среди развивающихся государств, часть которых объявила, что ориентируется на построение социализма.

Правительство страны увлеклось глобализацией внешнеполитических устремлений, в первую очередь на Ближнем Востоке и в Африке. Помощь и поддержка постепенно обратились в свою противоположность, свелись к вмешательству во внутренние дела суверенных стран (Ангола, Эфиопия) и, наконец, переросли в открытую интервенцию, начавшуюся в декабре 1979 г. против Афганистана.

Кризис политической системы в СССР, обозначившийся в начале 1980-х гг., послужил сигналом к распаду социалистического лагеря. Первым выпавшим звеном стала Польша. В отличие от Венгрии и Чехословакии, где инициатива реформ исходила сверху – от партийных оппозиционеров, у поляков процесс демократизации начался снизу. Нарождавшееся народное движение возглавил независимый профсоюз «Солидарность», который правительство под давлением масс вынуждено было признать. СССР, занятый внутренними проблемами, не решился открыто вмешаться в польские события. Провалы во внешней политике, падение международного престижа страны резко высветили внутрикризисные явления.

Последствия политических и экономических решений все более проявлялись в духовной жизни. Новое руководство прекратило процесс десталинизации, усилило идеологический контроль. Особую роль в этом процессе свертывания либеральных послаблений сыграли чехословацкие события 1968 г., показавшие верхушке КПСС опасность идеологического плюрализма. Первым предупреждением инакомыслящей советской интеллигенции стало «дело Синявского и Даниэля». Два советских литератора были арестованы в сентябре 1965 г. за публикацию своих произведений за рубежом. В 1966 г. они получили несколько лет лагерей. Ужесточилась цензура. Был снят главный редактор «Нового мира» А. Твардовский.

Но, в отличие от сталинского и даже хрущевского времени, это наступление консервативных сил встречало все усиливающееся сопротивление и неприятие деятелей науки и культуры. Накануне ХХIII съезда КПСС Брежневу было направлено официальное письмо (среди подписавших – академик П. Капица, писатель К. Чуковский, режиссер Г. Товстоногов, актер И. Смоктуновский) с протестом против возможной реабилитации Сталина; 62 писателя в письме ХХIII съезду просили об освобождении Ю. Даниэля и А. Синявского.

С конца 1960-х гг. формируется т. н. «диссидентское движение» («диссидент» – инакомыслящий, противопоставляющий свои убеждения официальной идеологии страны). Оно выступало с требованиями соблюдения советских законов и международных соглашений, подписанных СССР. Добиваясь гласности, его активисты организовали выпуск «Хроники текущих событий», рассказывая о преследованиях по политическим и идеологическим мотивам. Составной частью сопротивления властям стал «самиздат» – распространение произведений, запрещенных к публикации в СССР. Среди них были стихи А. Ахматовой («Реквием»), О. Мандельштама, А. Твардовского, книги Л. Гинзбург, Ж. Медведева и т. д.

Неформальными лидерами этого движения стали академик А. Сахаров, писатель А. Солженицын, генерал-майор П. Григоренко и др. Неоднократно предпринимались попытки политических демонстраций в Москве. Наибольшую известность получил выход семи человек – К. Бабицкого, Л. Богораз, В. Делонэ, В. Дремлюги, Н. Горбаневской, П. Литвинова, В. Файнберга – на Красную площадь 25 августа 1968 г. в знак протеста против вторжения в Чехословакию. Громадный резонанс во всем мире вызвала опубликованная за рубежом книга А. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». В 1970 г. писатель был удостоен Нобелевской премии по литературе. Изменение общественного климата сказалось в отношении к этому событию. Если в 1958 г. власти сумели заставить Б. Пастернака отказаться от этой награды, то теперь, несмотря на все усилия, А. Солженицын принял ее, но не имел возможности выехать для ее получения. Вручение Нобелевской премии А. Солженицыну состоялось после его высылки из СССР в 1974 г.

Фактически частью диссидентской деятельности стали национальные движения. Такие группы формировались в Прибалтике, на Украине, в Закавказье. С начала 1970-х гг. появились требования о свободной эмиграции из страны. Особенно широкое распространение они получили в среде советских евреев и немцев. Правительство СССР было вынуждено ради улучшения отношений с ФРГ и США разрешить выезд лиц еврейской и немецкой национальности из страны, сопровождая это различными нарушениями прав человека. Использовались следующие методы подавления: помещение в психиатрические клиники, заключения в лагеря, ссылка, высылка из страны, лишение гражданства (по отношению к отказавшимся вернуться из-за границы во время командировок).

Хотя само диссидентское движение было весьма малочисленным (несколько тысяч человек), оно имело моральную поддержку среди гуманитарной и технической интеллигенции, студенчества. Легальной основой диссидентства, противостояния официальной идеологии становились песни В. Высоцкого, книги В. Белова, В. Быкова, В. Распутина, Ю. Трифонова, В. Шукшина и других поэтов и писателей, писавших об опустошении российской деревни, реалиях Великой Отечественной войны, нравственных проблемах советского общества и т. п. Критика экономического управления, защита экологии в связи с масштабными проектами строительства и мелиорации, прорывавшаяся на страницы газет и журналов, отражавшаяся в искусстве, говорила о развитии элементов гражданского общества, о кризисе официальной идеологии.

Силу умственного брожения показало «дело Саблина», оставшееся в те годы практически неизвестным советскому обществу. Потомственный моряк, окончивший Высшее военно-морское училище им. Фрунзе и Военно-политическую академию им. В.И. Ленина, заместитель командира эсминца «Сторожевой» по политической части В. Саблин в ноябре 1975 г. попытался, при содействии группы офицеров и матросов, захватить корабль, привести его из Риги в Ленинград и потребовать возможности выступить по телевидению с призывом о возвращении «к ленинским принципам демократии и социальной справедливости», «уважении чести, жизни и достоинства личности». Корабль был перехвачен в море. Саблин арестован, судим и расстрелян.

Не будучи в состоянии вернуться к методам сталинизма, власть
в эти годы стремилась изолировать своих идейных противников путем уголовного преследования, помещения в психиатрические лечебницы (В. Буковский, П. Григоренко), ссылки (А. Сахаров), высылки за границу (А. Солженицын), разрешения на выезд из страны с недопущением возвращения (М. Ростропович), организацией идеологических кампаний в средствах массовой информации. Одновременно существовало стремление взять под свой контроль различные неформальные движения творческой молодежи (художников-абстракционистов, рок-музыкантов и т. п.). Особую роль в проведении такой политики играли идеологическое руководство КПСС и КГБ. Внутри КГБ было создано специальное 5-е управление для борьбы с «идеологическими диверсиями».

В ноябре 1982 г. умер Л.И. Брежнев. Генеральным секретарем ЦК КПСС и председателем Президиума Верховного Совета СССР стал бывший председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов. С его приходом
в официальных документах победные реляции стали уступать место критике, впервые было сказано, что «мы не знаем общества, в котором живем». Усилилась борьба с коррупцией в верхних эшелонах власти. Но позитивная программа во многом свелась к лозунгу «наведения порядка», «укрепления дисциплины». Одновременно значительно обострились советско-американские отношения.

Ю.В. Андропову не удалось реализовать свое видение общественных перемен. Уже с середины 1983 г. он тяжело болел, а в феврале 1984 г. скончался. Его наследником стал тяжело больной К.У. Черненко (февраль 1984 – март 1985 г.), при котором произошел полный возврат к политике брежневского периода.

Тем временем в стареющей партийно-государственной элите постепенно укрепились позиции относительно молодых и энергичных политиков (М.С. Горбачев, Е.К. Лигачев, Н.И. Рыжков, Э.А. Шеварнадзе, А.Н. Яковлев и др.), не только боровшихся за передел власти в свою пользу, но и готовых в большей или в меньшей степени к обновлению страны.

Перестройка в СССР

В марте 1985 г. (после смерти К.У. Черненко) Генеральным секретарем ЦК КПСС стал М.С. Горбачев, председателем Совмина СССР – Н.И. Рыжков (в декабре 1990 г. его сменил В.С. Павлов). Начался новый и последний этап в истории СССР, получивший вскоре название «перестройки».

Понятие «перестройка» можно определить как попытку сохранить административно-командный социализм, придав ему элементы демократии и рыночных отношений, но не затрагивая коренных основ политического строя. Перестройка имела серьезные предпосылки. Застой в экономике, нарастание научно-технического отставания от Запада, провалы в социальной сфере вызвали у миллионов людей и части руководителей сознание необходимости перемен.

Другой ее предпосылкой был политический кризис, выразившийся в постепенном разложении государственного аппарата, в его неспособности обеспечить экономический прогресс, в откровенном сращивании части партийно-государственной номенклатуры с дельцами теневой экономики и преступностью, что привело к формированию в середине 1980-х гг. устойчивых мафиозных группировок, особенно в союзных республиках. Подталкивали к переменам апатия и застой в духовной сфере общества. Было очевидно, что без перемен невозможно поднять активность народа.

Можно предложить следующую периодизацию перестройки: первый этап – с апреля 1985 до конца 1986 г.; второй этап – с января 1987 по апрель 1988 г.; третий этап – с апреля 1988 по март 1990 г.; четвертый этап – с марта 1990 по август 1991 г. Несмотря на всю условность такой периодизации, она позволяет проследить динамику перестроечного процесса, основные этапы политической борьбы, участия в общественно-политической жизни широких масс народа.

Апрельский (1985 г.) Пленум ЦК КПСС провозгласил курс на ускорение социально-экономического развития страны, глубокие перемены в жизни общества через совершенствование социализма. Ускорение предполагалось осуществить за счет научно-технического прогресса, перевооружения машиностроения и активизации «человеческого фактора» путем повышения трудовой и технологической дисциплины, ответственности кадров.

Первые шаги по пути перестройки привели к определенному подъему производства в 1985–1986 гг. Но в этот момент по экономической программе Горбачева нанесла удар неблагоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Упали мировые цены на нефть – «спасательный круг» нефтедолларов, который поддерживал на плаву советскую экономику на протяжении 20 лет, был утрачен. Огромные экономические и человеческие потери повлекла авария на Чернобыльской АЭС (апрель 1986 г.). Вместе с коренными пороками советской экономики это привело к тому, что программа ускорения осталась на бумаге. Попытки новых подходов в сочетании с инерцией прошлого сказались и в том, что на ХХVII съезде КПСС (февраль–март 1986 г.) была принята новая редакция Программы КПСС, дано обещание решить к 2000 г. жилищную проблему, одновременно провозглашалась антиалкогольная кампания, обогатившая «теневую» экономику и способствовавшая распространению наркотиков.

Наиболее реально перестройка проявилась на первом этапе во внешней политике, где была выдвинута идея нового политического мышления. Под ним понималось переосмысление современного мира и проведение политики с позиций общечеловеческих ценностей. Новое мышление исходило из реальностей ракетно-ядерного века, из фактов эпохи научно-технической революции, сделавших мир взаимозависимым и взаимоуязвимым. Начался медленный отход от идей «мировой революции» и отказ от идеологизации внешней политики. Были выдвинуты внешнеполитические инициативы в области разоружения, начались переговоры по наиболее острым проблемам международной жизни.

Важным направлением перестройки стало укрепление позиций М.С. Горбачева в руководстве партии. Были устранены противники реформ и выдвиженцы Л.И. Брежнева: В.В. Гришин, Д.А. Кунаев, Г.В. Романов, Н.А. Тихонов. Одновременно в Политбюро были введены реформистски настроенные люди. Руководителем партийной организации Москвы и кандидатом в члены Политбюро ЦК в конце 1986 г. стал бывший руководитель строительных организаций Урала, а затем первый секретарь Свердловского обкома КПСС Б.Н. Ельцин.

Первые годы перестройки убедили Горбачева, что радикальных перемен невозможно достичь без глубоких преобразований экономики и политической системы. Существовали два альтернативных варианта развития СССР. Первый вариант мог использовать опыт Китая, где с конца 1970-х гг. при отсутствии политических свобод широко развернулась экономическая реформа с использованием товарно-денежных отношений. Второй вариант предполагал одновременно сочетать демократизацию и экономические реформы.

Сложно судить, чем руководствовался Горбачев и его ближайшее окружение при выборе вариантов развития СССР, но был избран второй вариант. Именно с этих мер начался следующий этап перестройки. В январе 1987 г. на Пленуме ЦК КПСС на первый план выдвинулась идея демократизации общественной жизни. Была провозглашена идея выборности хозяйственных руководителей, разработана программа обновления внутрипартийной жизни, расширены возможности гласности для средств массовой информации.

Понимая важность экономических проблем, Горбачев собрал в июне 1987 г. очередной Пленум ЦК КПСС, на котором была предложена программа реформ. Был провозглашен переход от административных к экономическим методам руководства народным хозяйством. Двумя краеугольными камнями реформы стали законы о государственном предприятии и о кооперации. Однако в условиях отсутствия структурной перестройки управления народным хозяйством, сохранения министерств это не могло принести ожидаемых результатов. Упомянутые законы вступали в противоречие с остававшейся неизменной экономической практикой и только усиливали дисбаланс экономики. В частности, создание кооперативов, имевших право на свободное формирование цен и фонда заработной платы, открывало возможность для перетекания безналичных денег в наличные и создавало пробоину в жестком финансовом контроле за ценами со стороны государства.

Важную роль в осуществлении реформ, вовлечении в политическую жизнь широких слоев трудящихся сыграла политика гласности. Она началась с раскрытия правды о преступлениях сталинского периода, без разоблачения которых невозможно было сломать тоталитарный режим. В ходе первого и в начале второго этапов перестройки значительная часть номенклатуры (правящий слой, господствующий в бюрократической системе управления) поддержала Горбачева, одни – из-за осознания необходимости перемен, другие – из-за карьерных соображений (реформы сопровождались кадровыми перестановками). Но, выйдя на первые позиции, вторые ряды партаппаратчиков почувствовали угрозу своей власти в случае дальнейшего углубления реформ. Первым серьезным симптомом начавшегося в аппаратной среде сопротивления стало дело Б.Н. Ельцина, действия которого в Москве вызвали недовольство местной номенклатуры. В итоге после столкновения на октябрьском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС Ельцин был снят со своих постов. Для противников перестройки это стало сигналом к атаке, а радикально настроенные круги использовали неуклюжие действия властей против Ельцина, замалчивание объективной информации о нем для формирования образа борца за интересы народа, пострадавшего за правое дело.

Обострение борьбы за власть уже на втором этапе перестройки активизировало национальное движение в союзных республиках. Первые митинги и демонстрации в период перестройки носили национальный характер; 7 мая 1987 г. в Москве прошел митинг националистического общества «Память». Еще раньше, в декабре 1986 г., произошли массовые выступления казахской молодежи в Алма-Ате после отстранения от власти Кунаева, которые прошли под лозунгом «Казахскому народу – казахского лидера». В начале 1988 г. вновь вспыхнул ожесточенный конфликт в Нагорном Карабахе (области Азербайджана, заселенной преимущественно армянами). Призывы к воссоединению с Арменией вызвали ответную реакцию в Азербайджане. Противостояние на националистической почве постепенно переросло в вооруженный конфликт, а центральные власти не смогли приложить нужных усилий для его разрешения. Появилась первая «горячая точка» в СССР.

Антиперестроечным силам в КПСС необходимо было найти повод для открытого выступления против Горбачева и реформ. Таким поводом стала дискуссия вокруг оценки периода правления Сталина. Манифестом противников Горбачева стала статья в газете «Советская Россия» (13 марта 1988 г.) преподавателя Технологического института из Ленинграда Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами», которая была перепечатана более чем тридцатью областными газетами страны. Ее рекомендовали к изучению в сети политучебы. Суть выступления Андреевой сводилась к оправданию сталинского террора и тоталитарной системы. Исторические аналогии метили в происходившие в обществе перемены.

Пауза с ответом Андреевой порождала впечатление возврата к старому. Но 5 апреля 1988 г. «Правда» опубликовала редакционную статью, подготовленную членом Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлевым, которая явилась решительным ответом Н. Андреевой. В ней была дана резко отрицательная оценка подобных взглядов. Выступление «Правды» стало сигналом к активизации борьбы за перестройку и ознаменовало начало третьего этапа перестройки (с апреля 1989 по март 1990 г.).

Характерной чертой этого этапа стало вовлечение в политическую жизнь народных масс. Из коридоров Кремля и зданий партийных органов политическая борьба выплеснулась на улицы. Наиболее ярко это проявилось в ходе подготовки к XIX конференции КПСС. Выборы делегатов проходили частично на альтернативной основе, сопровождались дискуссиями. В обществе росла вера в возможность перемен.

В ходе XIX партконференции (июнь–июль 1988 г.) был поставлен вопрос о политической реформе, направленной на создание правового государства, развитие парламентаризма в рамках Советов, прекращение подмены КПСС хозяйственных и государственных органов. На основе решений конференции были внесены изменения в Конституцию СССР, предусматривающие введение нового элемента государственной структуры – Съезда народных депутатов СССР. Выборы депутатов, состоявшиеся весной 1989 г. на альтернативной основе, стали очередным этапом развития политической активности народа, несмотря на то, что значительная часть депутатов избирались не прямым голосованием.

В этот период перестройки идет формирование многопартийности. Начиная с «Демократического союза», одним из наиболее ярких лидеров которого была В.И. Новодворская, в 1989–1990 гг. организуются различные политические силы – от радикальных сторонников смены политической системы (типа «Демократической партии России во главе с Н.И. Травкиным) до анархистов и националистов. Не осталась единой и КПСС; в ее рядах сложился ряд течений, начиная с «Демократической платформы» и кончая сторонниками ультрабольшевизма.

В этих условиях Горбачев начал проводить тактику лавирования между консерваторами и реформистами, пытаясь сдерживать крайности. Отсутствие твердости и решительности особенно тяжело сказалось на экономике. В 1988–1990 гг. не предпринималось решительных мер по ее структурному преобразованию – сохранялся прежний хозяйственный механизм. Несмотря на начало разговоров о введении рыночной экономики, перемены затронули только кооперативный сектор. Отрицательно сказался в этих условиях отказ от партийного руководства экономикой, так как она еще не стала саморегулируемой, а старый механизм был разрушен. В результате начались открытые инфляционные процессы, падало производство, снижался уровень жизни, свирепствовал товарный дефицит.

Во внешней политике продолжался курс на отказ от мировой революции. В 1989 г. СССР вывел войска из Афганистана, окончив бессмысленную войну. Прекращение политического давления на социалистические страны Восточной Европы привело к падению в 1988–1990 гг. коммунистических режимов, поддерживаемых СССР. В результате стало возможным объединение в октябре 1990 г. Германии. Но разрушение социалистической системы привело к разрыву экономических связей в рамках СЭВ, что больно ударило по экономике СССР. М.С. Горбачев продолжил процесс разоружения, подписав в 1990 г. договор о ликвидации ракет малой и средней дальности. Для латания дыр в экономике использовались западные кредиты. Внешний долг СССР возрос в несколько раз. Общим итогом внешнеполитической линии Горбачева стало окончание «холодной войны».

Особенно сложно развивались в 1988–1990 гг. национальные отношения. В союзных республиках в полный рост поднялось национальное движение и формировались партии, выступавшие за выход из СССР («Саюдис» в Литве, «Рух» на Украине, «Народные фронты» в Латвии и Эстонии). Первоначально они выступали под лозунгами борьбы за перестройку, реформы и интересы народа. Их требования касались вопросов культуры, языка, демократизации и свободы, разоблачения сталинских репрессий. Но постепенно национальные силы взяли курс на достижение суверенитета и независимости. Выборы в Верховные Советы республик в ряде мест привели их к власти. Первой в марте 1990 г., так же как и в 1917 г., свою независимость провозгласила Литва. Начался распад СССР. Возникли новые очаги национального напряжения: Грузия и Абхазия, Северный Кавказ, Ошская область в Киргизии.

Одновременно возрастало давление на Горбачева со стороны руководства КПСС и Съезда народных депутатов СССР. Стремясь удержать власть и поддержать стабильность, Горбачев провел через съезд решение об учреждении поста Президента СССР. В марте 1990 г. он стал первым Президентом СССР.

Весной 1990 г. начался последний этап перестройки, который можно было характеризовать как ее кризис. Постоянные колебания Горбачева привели к тому, что консерваторы начали обвинять его в «буржуазности», «предательстве дела социализма», в срыве перестройки в том виде, как она замышлялась, а демократы осуждали за нерешительность и непоследовательность.

Основная борьба развернулась в сфере экономики. В июле 1990 г. состоялся XXVIII съезд КПСС. Выборы делегатов проходили на альтернативной основе. Борьба консервативных и реформаторских сил завершилась победой последних – Горбачеву удалось провести на съезде программный документ, признающий рыночную экономику. Хотя на состоявшемся одновременно I съезде Компартии России консервативные силы получили большинство, становилось очевидным, что создается почва для сотрудничества реформаторов-коммунистов и демократов.

Избранный весной 1990 г. председателем Верховного Совета России Б.Н. Ельцин в конце июля 1990 г. предложил М.С. Горбачеву выработать совместную программу экономических реформ, тем более что предложенный Н.И. Рыжковым план перехода к рынку в мае 1990 г. был отвергнут. В итоге этих договоренностей были разработаны две программы: Рыжкова–Абалкина, продолжавшей традиции административно-командной системы, своеобразный «прусский путь», и Шаталина–Явлинского, которая предлагала радикальный переход к рынку. Горбачев заявил о поддержке программы Шаталина–Явлинского. Однако на деле был принят компромиссный вариант, выхолостивший радикальные идеи. Но этот план также не был доведен до конца. В декабре 1990 г. был смещен с поста председателя Совета Министров Н.И. Рыжков. В.С. Павлов, возглавивший затем правительство, настоял на обмене пятидесяти- и сторублевых банкнот, осуществил повышение цен. Продолжалась бесконтрольная эмиссия денежных знаков. В результате рубль значительно обесценился. Суверенизация подорвала связи между предприятиями и регионами, продолжался спад производства. В крупных городах были введены талоны на продукты питания, возникла угроза голода.

На рубеже 1980–1990-х гг. Горбачев откровенно пошел на сближение с консерваторами. Об этом свидетельствовали попытки военного подавления народных выступлений в декабре 1990 г. в Баку и в январе 1991 г. в Вильнюсе, а также отставка Э.А. Шеварнадзе, заявившего об угрозе диктатуры в стране. В ответ на это весной 1991 г. прошла волна митингов в защиту демократии и реформ, организованных «Демократической Россией».

Особенно осложнилось положение в союзных республиках. Процесс суверенизации привел к разрыву хозяйственных связей, что сказалось на их положении. Даже в тех республиках, где после выборов Верховных Советов в 1990 г. у власти оказались коммунисты, раздавались голоса за выход из СССР. Для обеспечения мандата на сохранение Союза в марте 1991 г. был проведен референдум, на котором большинство населения высказалось за единство и обновление СССР.

Одновременно стало ясно, что в рамках старых отношений, определенных союзным договором 1922 г., существование Союза ССР невозможно, а 23 апреля 1991 г. по инициативе М.С. Горбачева в Новоогарево (под Москвой) состоялась встреча руководителей 11 республик (не присутствовали представители Прибалтики и Грузии), на которой была достигнута договоренность о принципах нового союзного договора и создана комиссия по его подготовке.

В этот период обострилась борьба в Верховном Совете России. Ельцин стал терять поддержку того незначительного большинства, которым был избран на пост Председателя Верховного Совета. Тогда он повторил опыт Горбачева годичной давности и добился решения о проведении выборов Президента России, сократив до минимума сроки предвыборной кампании. Программы пяти претендентов представляли различные варианты перехода к рынку. Исключением была программа шестого кандидата – А. Макашева, которая имела антирыночную направленность. Выборы Президента России состоялись 12 июня 1991 г. Убедительную победу в первом туре одержал Б.Н. Ельцин. Победа Ельцина и поддержавшей его «Демократической России» напугала высшие круги КПСС, номенклатуру в союзных республиках, объективно усилив дезинтеграцию СССР. На третье место по числу поданных голосов – после Б.Н. Ельцина и Н.И. Рыжкова – вышел лидер либерально-демократической партии СССР В.В. Жириновский, выдвигавший националистические и популистские лозунги.

Тем временем Горбачев с помощью компромиссов и маневров отбивал нападки консерваторов в КПСС. Правые круги в партии готовились к новому съезду, на котором собирались отстранить Горбачева от руководства КПСС. В то же время, набирал силу «новоогаревский» процесс. Был подготовлен проект союзного договора, который были готовы подписать 9 республик. Датой подписания было назначено 21 августа 1991 г. Новый договор предусматривал создание действительно федеративного государства, ликвидацию многих центральных структур, планировались кадровые перестановки, затрагивающие интересы многих чиновников.

Поскольку сорвать подготовку нового союзного договора не удалось, консерваторы организовали заговор, а 18 августа 1991 г. группа руководителей государства предложила Горбачеву, отдыхавшему на даче в Форосе (Крым), ввести чрезвычайное положение и покончить с реформами. После отказа Горбачева его изолировали от управления страной. По утверждению некоторых участников августовских событий, Горбачева никто не изолировал, а он «самоустранился» и ждал, чья возьмет.

В ночь на 19 августа 1991 г. вице-президент Г.И. Янаев издал указ о вступлении его в должность Президента в связи с «болезнью» М.С. Горбачева. Был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в который вошли Г.И. Янаев, О.Д. Бакланов, Б.К. Пуго, В.А. Крючков, В.С. Павлов, Д.Т. Язов, А.И. Тизяков и В.А. Стародубцев. Было введено чрезвычайное положение, объявлены расформированными отдельные структуры власти, не отвечавшие Конституции 1977 г., приостановлена деятельность оппозиции. В Москву были введены войска. Члены ГКЧП стремились действовать в рамках закона, избегая кровопролития, но попытка переворота была вполне реальна. Руководство ГКЧП пыталось сохранить империю и свои кресла. И хотя КПСС прямо не участвовала в заговоре, отдельные ее руководители и комитеты на местах поддержали ГКЧП. Но непопулярность, а в отдельных случаях и одиозность лидеров заговора оттолкнули от него даже потенциальных сторонников.

Борьбу с ГКЧП возглавили Ельцин и руководство России. В обращении, зачитанном с танка Президентом России, переворот был объявлен антиконституционным, а ГКЧП – незаконным. Отдельные воинские подразделения отказались выполнять приказы путчистов. Многие тысячи москвичей пришли к Белому дому России на Краснопресненской набережной Москвы. Активную роль в организации отпора путчу сыграли новые предприниматели – руководители бирж, коммерческих структур. Они оказали финансовую и техническую помощь руководителям России, а их сотрудники были активными участниками живого кольца у Белого дома. В результате путчисты не рискнули применить силу, и к 21 августа выступление было подавлено. Руководители ГКЧП были взяты под стражу. Августовский путч и контрпереворот Б.Н. Ельцина, по сути, подвели черту под существованием СССР. После приостановления в августе, а затем запрета в ноябре 1991 г. деятельности КПСС лопнул обруч, объединявший союзные республики. Победа Ельцина и демократов напугала коммунистическую номенклатуру на местах,
и она бросилась в объятия националистов. Во всех республиках прокатилась волна провозглашений независимости, референдумов и выборов президентов; 1 декабря большинство населения Украины на референдуме высказалось за независимость. Попытка Горбачева возобновить новоогаревский процесс провалилась.

8 декабря на встрече в Беловежской пуще руководителей России, Украины и Белоруссии Б. Ельцина, Л. Кравчука и В. Шушкевича, а затем 21 декабря на встрече в Алма-Ате руководителей бывших союзных республик (кроме Эстонии, Латвии, Литвы и Грузии) было прекращено действие союзного договора 1922 г. СССР перестал существовать,
а Президент Горбачев ушел в отставку. Одновременно на территории бывшего Союза возникло Содружество Независимых Государств (СНГ). В тот момент Беловежское соглашение было ратифицировано Верховным Советом практически единогласно, в т. ч. и коммунистической фракцией.

Крушение административно-командного социализма и ликвидация СССР были вызваны комплексом социально-экономических причин, требовали легализации развивавшихся на «теневой» криминальной основе рыночных отношений. Тоталитарная политическая система не была способна обеспечить условия для прогресса экономики. Часть партаппарата, тесно связанная с «теневой» криминальной экономикой, рассчитывала в рамках начавшихся реформ «отмыть» свои «теневые» капиталы.

Отсутствие реальных прав и полномочий у союзных республик, разрыв в уровнях их экономического развития, боязнь потери национальной самобытности, воспоминания о репрессиях, стремление части республиканского партаппарата закрепить свое положение создавали предпосылки для подъема широких национальных движений, стремившихся на определенном этапе к выходу из СССР.

Хотя руководство страны во главе с М.С. Горбачевым стремилось сохранить основы прежней политической системы и руководящую роль Компартии, их надежды не оправдались. Либеральные реформы в рамках тоталитарного государства вели к его гибели. Перестройка переросла в национально-демократическую революцию, сокрушившую СССР.