Экономика России в годы войны, её милитаризация. 12 page

2. К 30 - 40 гг. XIX в. в России начался промышленный переворот, переход от мануфактуры к фабрике. Повсеместно ручной труд заменялся на машинный, формировался рынок вольнонаемной рабочей силы. Но в отличие от европейских государств, Россия оставалась аграрной страной. В сельском хозяйстве было занято 9/10 ее населения. Крепостничество сковывало развитие производитель­ных сил. По объему промышленной продукции Россия отставала от Великобритании и 18 раз, от Германии в 9 раз, от Франции в 7,2 раза. Доля России в мировом промышленном производстве составляла 1,7 процента.

Анализируя общественно-политическое развитие России В. О. Ключевский выделил основные вопросы времени: социально – политический - новые отношения между классами; коди­фикационный - упорядочение нового законодательства; педагогиче­ский - воспитание умов; финансовый - устройство государственного хозяйства2.

3. В.О. Ключевский подчеркивал, что в процессе решения этих задач большую роль играла личность самого императора, его характера. На первую половину XIX в. приходится правление двух императоров: Александра I (1801 - 1825 гг.) и Николая I (1825 - 1855 гг.).

Александр I был воспитан своей бабкой Екатериной II. Она стре­милась подготовить, сделать из него, если не идеального человека, то идеального государя. Александр получил блестящее для того вре­мени образование. Но он был сложной и противоречивой натурой. В начале царствования он слыл либералом, искал пути решительного реформирования российской действительности, а закончил жизнен­ный путь с репутацией гонителя либеральных идей, религиозного мистика.

Для проведения реформ был образован Непременный совет - совещательный орган при императоре. Однако основным центром, в ко­тором разрабатывались идеи преобразований стал Негласный комитет, в который вошли воспитанные на передовых идеях XVIII в. молодые дру­зья царя - граф П. А. Строганов, граф В. П. Кочубей, польский князь Адам Чарторыйский, граф Новосильцев Н.Н.

Наиболее либеральной, хотя и противоречивой, была попытка пра­вительства в области образования. Были созданы университеты: Казан­ский, Харьковский, Петербургский. Открыты университеты в Дерпте и Вильно. В 1804 г. было открыто московское коммерческое училище, кото­рое положило начало специальному экономическому образованию. В 1811 г. был открыт Царскосельский лицей, первый выпуск которого про­славил А. С. Пушкин. Начался широкий ввоз иностранных книг, впервые были переведены и изданы труды Адама Смита.

Основное внимание было уделено реформированию системы государственного управления. Исключительную роль в разработке этих ре­форм сыграл статс-секретарь Непременного совета М. М. Сперанский. Сын бедного сельского священника, он сделал головокружительную карьеру и стал ближайшим советником императора. Великий труженик М. М Сперанский достиг энциклопедических знаний постоянным самооб­разованием. Он подготовил документ «Введение к уложению государст­венных законов». В результате в 1802 г. был учрежден Кабинет минист­ров под управлением самого императора. Министерства заменили устаревшие коллегии, утвердилось единоначалие.

Был реформирован Сенат, ставший высшим судебным органом, надзирающий за соблюдением законности в империи. В 1910 г. по ини­циативе Сперанского был создан Государственный совет - высший за­коносовещательный орган при царе.

Проекты Сперанского могли бы способствовать началу конституци­онного процесса в России, но они были реализованы лишь через сто лет - созыв Государственной думы, например.

Были сделаны некоторые шаги по реформированию почвенного уклада, изменению бедственного положения крепостных крестьян. Огра­ничили продажу крестьян, их нельзя было продавать «в розницу», то есть без семьи. Государственных крестьян запрещалось передавать в частные руки. Указ «О вольных хлебопашцах» предусматривал выход крестьян на волю по обоюдному согласию с помещиком. Но освободи­лось к 1825 г. менее 0,5% крепостных. В 1801 - 1805 гг. было отменено крепостное право в Прибалтике, крестьяне получили личную свободу, но не получили земли.

Но даже все эти скромные меры встретили мощное сопротивление консервативных сил, дворянства. Идеологом консерватизма стал Н. М. Карамзин. В записке «О древней и новой России», он настаивал на не­зыблемости самодержавия и крепостничества.

В практической жизни консервативные тенденции особенно быстро проявились в «аракчеевщине». Граф А. А. Аракчеев проводил политику, нацеленную на упрочение абсолютизма и ужесточение крепостного права. Наиболее ярким проявлением «аракчеевщины» стали военные поселения - особая форма комплектования и содержания армии.

Внешнеполитическая ситуация, связанная с экспансионистской деятельностью Наполеона Бонапарта заставила императора отказаться от преобразовательной деятельности. Россия вступила в антинаполеонскую коалицию и с 1805 г. по сути вела борьбу с Францией. Летом 1807 г. она подписала крайне невыгодный мирный договор с Францией в Тильзите. Он обязал Россию примкнуть к континентальной блокаде Ве­ликобритании, что нанесло значительный ущерб экономике и междуна­родному престижу России.

12 июня 1812 г. Наполеон во главе «Великой армии» вторгся на рус­скую территорию. Французское нашествие вызвало в российском обще­стве подъем патриотических чувств. Армия и народ были готовы к лю­бым лишениям во имя победы. Именно всенародное сопротивление на­шествию обеспечило победу в Отечественной войне. 25 декабря 1812 г. Александр I в Манифесте известил граждан России о победонос­ном завершении войны. В 1813 - 1814 гг. российская армия продолжала бороться с Наполеоном за пределами страны. Успешные заграничные походы русской армии имели большое значение для престижа России в Европе. Александр I стал одним из создателей Священного союза, кото­рый объединил всех монархов Европы. Основой союза стало признание незыблемости существующих европейских монархий. Россия теперь вместе с другими странами решала судьбу европейской цивилизации.

4. В самой России Отечественная война стала одним из источников зарождения «вольномыслия». У образованных людей возродились надежды, что Россия подвинется в сторону демократии, что император дарует Конституцию. Многие верили, что мужество крестьян в войне будет воз­награждено освобождением от крепостного рабства. Но этого не произошло, и в российском обществе стала формироваться политическая оппозиция. В 1816 г. возникают тайные общества, движения, получившие название декабристского: Декабристы, ядро которых составили молодые офицеры и чиновники с передовыми взглядами, выступили с идеей установления конституционных порядков, против крепостного права, за свободу и равенство граждан. Увидев во время заграничных походов благополучную, динамично развивающуюся Европу, декабристы стремились к ускоренному продвижению России и созданию государства западноевропейского типа.

В ноябре 1825 г. в Таганроге умер Александр I. Возник династический кризис, ибо императором по воле покойного должен был стать не Константин, а младший брат Николай Павлович. Пока шло выяснение ситуации, создалась обстановка междуцарствия. Это создало благопри­ятную обстановку для выступления. 14 декабря 1825 г. на Сенатскую площадь в Петербурге вышли офицеры со своими полками. Восстание было жестоко подавлено.

Пятеро руководителей были повешены, сотни офицеров были сосланы в Сибирь и в кавказские полки. Около 2,5 тыс. солдат судили особым судом. На многие годы в России было запрещено упоминать о выступлении декабристов. Поражение восстания и тра­гическое изъятие из активной общественно - политической жизни целого поколения лучших, образованнейших и честных людей страны стало на­циональной трагедией, последствия которой долго сказывались на судьбах общества.

5. С жестокого подавления восстания началось правление Николая I. Царевич воспитывался для военной карьеры, а не для управления госу­дарством, он перенес армейские методы командования на государст­венные дела. На самые разнообразные должности назначались воен­ные. Генералы управляли народным просвещением, духовным ведомст­вом, губерниями и городами. Из 70 - тысячной армии чиновников поло­вину составляли военные.

Николай I считал, что неукоснительное следование всех граждан бу­кве закона обеспечит порядок в стране. Поэтому была проведена коди­фикация (упорядочение) запутанного российского законодательства. Под руководством М.М.Сперанского были обобщены законы, принятые после Соборного Уложения 1649 г. Их опубликовали в «Полном собра­нии законов Российской империи» в 45 томах. Первая статья гласила: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограничен­ный».

Николай I, конечно, не мог видеть углубляющегося экономического и социально - политического отставания России от передовых европей­ских стран. Но менять что-либо, тем более кардинально, он не собирал­ся. Внешне николаевская Россия являла собой образец спокойствия и стабильности в противовес раздираемой социальными конфликтами Европы (революции 1830, 1831, 1840,1844 и 1848 гг.) армия блистала на военных смотрах и маневрах. Медленными темпами, но развивалась экономика. Количество мануфактур увеличилось почти в 6 раз. Города превращались в промышленные центры. Возрастали объемы торговли. С 1801 - 1860 г.г. объем среднегодового вывоза увеличился почти в 4 раза, а вывоз хлеба - в 6 раз. Улучшилась система путей сообщения. В 1837 г. была построена железная дорога Санкт-Петербург - Царское село. В 1851 г. начала действовать железная дорога Петербург - Москва, строились шоссе.

Однако по сравнению с Европой Россия развивалась недостаточно и противоречиво. Расплата за отсталость не замедлила сказаться. Если в 1812 г. Россия одержала победу над объединенными силами Европы, то через 40 лет она потерпела поражение в Восточной (Крымской) войне 1853-1856 г.г.

1855 г. положил начало новому периоду в политической жизни России. В феврале умер Николай I и на престол взошел его сын Алек­сандр, император Александр II (1855 - 1881 гг.).

Таким образом, царствование Николая I было прямым логическим продолжением политики второй половины царствования Александра I.


Лекция 14. Общественная мысль и особенности общественного

движения России XIX века

План:

1. Состояние русского общества после неудачи выступления декабристов.

2. Консервативное и либерально-оппозиционные направления русской общественной мысли конца 30-40-х годов.

3. Формирование демократического направления русской общественной мысли.

4. Освободительное движение в 1861-1864 гг.

5. Революционные организации и кружки середины 60 - начала 70-х гг., русское народничество 70 - начала 80-х гг. XIX века.

6. Рабочее и либерально-оппозиционное движения в 70-80-е гг. XIX века.

Литература:

Антонов В.Ф. Народничество в России: утопия или отвергнутые возможности? // Вопросы истории. 1991. № 1.

Аптекман О.В. Общество “Земля и воля” 70-х годов. Пг., 1924.
История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях./ автор-составитель О.В.Будницкий. Ростов-на-Дону, 1996.

Балуев, Б.П. Либеральное народничество на рубеже XIX - ХХ веков. М., 1995.

Бердяев, Н.А. Алексей Степанович Хомяков. Томск, 1996.

Бердяев, Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.

Власть и общественное движение в России имперского периода : монография / под ред.М.Д.Карпачева [и др.].- Воронеж: Воронежский гос.ун-т, 2005.- 372с.

Володин А., Карякин Ю., Плимак Е. Чернышевский или Нечаев? О подлинной или мнимой революционности в освободительном движении России 50-60-х годов XIX века. М., 1976.

Дудзинская Е.А. Славянофильство в общественной борьбе. М., 1989.

Дьяков В.А. Освободительное движение в России (1825-1861). М., 1979.

Материалы по истории СССР: Освободительное движение и общественная мысль России XIX века. М., 1991.

Олейников, Д.И. Классическое российское западничество. М., 1996.

Пантин, И.К., Плимак, Е.Г., Хорос, В.Г. Революционная традиция в России: 1783-1883. М., 1986.

Пирумова Н.М. Земское либеральное движение: Социальные корни и эволюция до начала ХХ века. М., 1977.

Твардовская, В.А. Идеология пореформенного самодержавия (Н.М. Катков и его издания). М., 1978.

Либеральная модель общественного переустройства России на рубеже XIX-XX веков. М., 1994.

Любимов, А.П. Фонд «Либеральная миссия». История лоббизма в России / А.П.Любимов;Фонд «Либеральная миссия».- М., 2005.- 208с.

1. В XIX веке в России активизировалась идейная и общественно-политическая борьба. Основной причиной явилось осознание прогрессивной частью общества, что самодержавие и крепостничество обусловливают отставание России от передовых западно-европейских стран. Формирование антисамодержавной и антикрепостнической идеологии стимулировали народные волнения, хотя они не приняли массового размаха, характерного для XVII-XVIII вв.

Первыми на борьбу с самодержавием и крепостничеством выступили дворянские революционеры. Они подняли восстание в декабре 1825 г. и вошли в историю как «декабристы».

После разгрома восстания декабристов общественная жизнь в России проходила в сложной обстановке политической реакции. Поражение декабристов вызвало у части общества пессимизм и отчаяние. Отражением этих настроений явился цикл «Философических писем» П. Я. Чаадаева, написанных в 1829-1831 гг. и выразивших мрачные взгляды автора на прошедшее, настоящее и будущее России. Первое «Философическое письмо», которое излагало основные положения, развитые в последующих семи письмах цикла, Чаадаев опубликовал в 1836 г. в журнале «Телескоп», издаваемом профессором псковского университета Н. И. Надеждиным. «Письмо» содержало историко-философские раздумья автора, покоившиеся, как он писал, на «истине христианского учения». Рассматривая прошлое и настоящее России, он делал пессимистические выводы относительно ее будущего. Чаадаев писал, что Россия не примкнула ни к Западу, ни к Востоку, не имеет никаких традиций и сильной религиозной основы. Спасение России, указывал он, заключается в полном приобщении ее к религиозно-культурным началам западного мира. В «Письме» содержалась и суровая критика социальных и нравственных основ существующего в России общественно-политического строя.

Николай I, прочитав «Философическое письмо» Чаадаева, расценил как «смесь дерзостной бессмыслицы, достойной умалишенного». «Телескоп» был закрыт, его редактор Надеждин сослан в Усть Сысольск, цензор А. В. Болдырев (ректор Московского университета) за пропуск «Письма» в печать был отстранен от должности с установлением за ним полицейского надзора. Чаадаев был официально объявлен «сумасшедшим», и за ним установили «медико-политический надзор» для «освидетельствования его умственного состояния». Разумеется, никто не верил в «сумасшествие» Чаадаева, в том числе и посещавший его доктор.

Герцен писал в «Былом и думах», что «Философическое письмо» Чаадаева произвело сильное впечатление на разные круги России. Это был, по его словам, «выстрел, раздавшийся в темную ночь», всколыхнувший многих и заставивший задуматься о судьбах России.

На автора «Письма» обрушились ретрограды. Но и передовая общественность оценила «Философическое письмо» неоднозначно. Считая положительным сам факт протеста против николаевской действительности и постановки вопроса о судьбах России, она осудила пессимизм Чаадаева, его негативное отношение к прошлому России и неверие в ее будущее. А. С. Пушкин писал Чаадаеву о своем решительном несогласии с его взглядами. «Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя, - писал Пушкин, - но клянусь честью, что ни за что на свете не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, той, какой нам Бог ее дал».

Впоследствии в рукописи «Апология сумасшедшего» (1837 г.) Чаадаев признал односторонность и несправедливость своих суждений об отсутствии будущего у России. Вместе с тем он объяснял, что его «Письмо» было вызвано болью за Россию, «за судьбу народа, и недр которого вышли могучая натура Петра Великого, всеобъемлющий ум Ломоносова и грациозный гений Пушкина». Чаадаев писал, что Россия призвана сказать миру свое слово, «решить большую часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество».

В первые годы после восстания декабристов в России действовали различные кружки в основном студенческой молодежи, малочисленные по составу и разнообразные по характеру - литературные и философские, радикальной и умеренно направленности. Ряд студенческих кружков в те годы возник в стенах Московского университета. Участники их не имели ясных целей и опыта конспиративной работы. Обычно существовали они недолго так как их деятельность быстро пресекалась полицией.

Николай I во время своей коронации в конце августа 1826 г. узнал о распространении крамольной поэмы «Сашка», автором которой оказался студент Московского университета А. И. Полежаев, Николай I сам расследовал это дело, лично допрашивал Полежаева и распорядился отдать его в солдаты. Появление его поэмы Николай I усматривал как «следы» 14 декабря 1825 г.

Спустя несколько лет в стенах Московского университета полиция выявила несколько тайных студенческих кружков антиправительственного характера. Например, в 1827 г. был раскрыт кружок братьев Петра, Михаила и Василия Критских. Основной темой бесед кружке были «любовь к отечеству» и судьба декабристов, осуждение крепостного права и режима, царившего в армии. Участники кружка строили планы широкой антиправительственной пропаганды. Николай I приказал заключить членов кружка в Шлиссельбургскую крепость и тюрьму Соловецкого монастыря, а «прикосновенных» студентов и мелких чиновников) выселить из Москвы и отдать под надзор полиции.

В 1830 г. в Московском университете сложился кружок «казеннокоштного» студента В. Г. Белинского под названием «Литературное общество 11-го нумера» (кружок собирался в комнате под номером 11 общежития для «казеннокоштных» студентов). Участники кружка много читали и спорили на литературные темы, переписывали запретные стихи Пушкина, Рылеева, Полежаева и сами сочиняли крамольного характера сочинения. В 1832 г. В. Г. Белинский был исключен из университета под предлогом «слабого здоровья» (Белинский по болезни пропускал занятия) и «по ограниченности способностей».

В 1834 г. полиция раскрыла кружок А. И. Герцена и Н. П. Огарева. Официально их обвинили в «пении пасквильных песен», подслушанных доносчиком. Герцен был арестован и сослан сначала в Пермь, затем в Вятку, а в 1837 г. по ходатайству В. А. Жуковского переведен на службу во Владимир. Огарев был сослан в Пензу, остальных членов кружка отдали под надзор полиции.

Заметное место в общественно-культурной жизни России тех лет занимал литературно-философский кружок Н. В. Станкевича, действовавший в 1831-1837 гг. Станкевич, человек большого личного обаяния, разносторонних познаний, необычайно одаренный, обладавший удивительным умением открывать таланты, привлек к кружку воспитанников Московского университета, впоследствии видных общественных деятелей и ученых нового поколения - В. Г. Белинского, М. А. Бакунина, К. С. Аксакова, Т. Н. Грановского, О. М. Бодянского, М. Н. Каткова, В. П. Боткина, Ю. Ф. Самарина. Всех участников кружка, несмотря на различия их взглядов и убеждений, объединяла любовь к литературе и философии, особенно немецкой. Они изучали произведения немецких философов - Ф. Шеллинга, И. Канта, И. Фихте, затем обратились к философии Г. Гегеля, который стал их кумиром, а впоследствии - и Л. Фейербаха. Кружок ставил своей задачей пропаганду просветительских идей и гуманизма. С отъездом Станкевича 1837 г. для лечения за границу его кружок прекратил свое cyществование.

2.30-40-е годы XIX в. в идейной жизни России характерны увлечением философией, особенно классической немецкой, которую изучали представители разных направлений русской общественной мысли - от консервативной до радикальной. Каждый из русских мыслителей искал в трудах немецких философов теоретическое обоснование своих общественно-политических позиций. На рубеже 30-40-х гг. происходит заметное оживление идейной жизни русского общества. К этому времени уже четко обозначились такие течения как охранительное, либерально-оппозиционное и леворадикальное.

Принципы теории «официальной народности» были кратко сформулированы в 1832 г. С. С. Уваровым (с 1833 г. - министр народного просвещения), это - «православие, самодержавие, народность». За «народность» ратовали тогда все направления общественной мысли - от консервативного до леворадикального, но вкладывали в это понятие различное держание. Леворадикальное (речь идет о представителях революционной демократии 40-50-х годов) рассматривало «народность» в плане демократизации национальной культуры и просвещения народных масс в духе передовых идей, видело в народных массах свою основную опору в борьбе за социальные преобразования. К «народным началам» апеллировали славянофилы.

Консервативно-охранительное направление в условиях роста национального самосознания тоже обращалось к «народности», которая трактовалась ими как приверженность народных масс к православию и самодержавию.

Теория «официальной народности» стремилась доказать «исконность» и «законность» самодержавно-монархической формы правления в России и существующего в ней социального строя (крепостничества). Идеологи официальной народности, и прежде всего С. С. Уваров, объявляли крепостное право «нормальным» и «естественным» состоянием, одним из важнейших устоев России, «древом, осеняющим церковь и престол». Для теории «официальной народности характерны противопоставление патриархальной, «спокойной», без социальных бурь и потрясений, России «мятежному» Западу, насаждение казенного оптимизма, в духе которого предписывалось создавать литературные и исторические произведения.

Теоретики «официальной народности» доказывали, что в России господствует наилучший порядок вещей, согласный с требованиями религии и «политической мудрости» Крепостное право хотя и нуждается в улучшении, но сохраняет много патриархального (т. е., с их точки зрения, положительного), «хороший» помещик лучше охраняет интересы крестьян, чем они могли бы сделать это сами, а положение русского крестьянина лучше положения западноевропейского рабочего.

Либерально-оппозиционное течение в русской общественной мысли данного периода было представлено взглядами славянофилов и западников.

Славянофилы - представители либерально настроенной дворянской интеллигенции. Учение о самобытности и национальной исключительности русского народа, его мессианской предопределенности, неприятие ими западно-европейского пути социально-политического развития, даже противопоставление России Западу, защита самодержавия, православия, некоторых консервативных, точнее, патриархальных общественных институтов сближали их с представителями «официальной народности». Однако славянофилов никоим образом нельзя приравнивать к теоретикам этого ретроградного направления. Славянофильство - оппозиционное течение в русской общественной мысли, и в этом смысле оно имело больше точек соприкосновения с противостоявшим ему западничеством, нежели с теорией «официальной народности».

Славянофилы, как и западники, выступали за отмену крепостного права сверху и проведение других реформ в области суда, администрации и других, буржуазных по своей сущности преобразований (хотя славянофилы субъективно выступа против буржуазного строя, особенно западноевропейского образа с его «язвой пролетариатства», падением нравов и другими отрицательными явлениями). Они ратовали за развитие промышленное торговли, просвещения, за свободу слова и печати, не принимали николаевскую политическую систему. Но противоречивость взглядов славянофилов, сочетание в их воззрениях прогрессивных и консервативных черт до сих пор вызывают споры об оценке славянофильства как идейного направления и о его месте в русской общественной мысли. Следует также иметь в виду, что и среди самих славянофил не было единства мнений. Их внутренние споры между собой пор носили не менее острый характер, чем с западниками.

Исходной датой славянофильства как идейного направлен русской общественной мысли следует считать 1839 год, когда два его основоположника, Алексей Степанович Хомяков и Иван Васильевич Киреевский, выступили со статьями: первый «О старом и новом» второй - «В ответ Хомякову» (с несогласием некоторых положен Хомякова). В этих статьях, несмотря на разные подходы к проблеме прошлого, настоящего и будущего России, были сформулированы основные, общие для обоих авторов положения славянофильской доктрины. Обе статьи не предназначались для печати, но широко распространялись в списках и оживленно обсуждались.

Конечно, и до этих статей различными представителями русской общественной мысли высказывались славянофильские идеи, но они тогда еще не обрели стройной системы. Славянофильство как идейное направление оформилось к 1845 г., к этому времени сложился и славянофильский кружок. Его составляли высокообразованные и даровитые люди. Душой кружка был А. С. Хомяков «Илья Муромец славянофильства», как его тогда называли, необыкновенно одаренный, энергичный и блестящий полемист, обладавший феноменальной памятью и огромной эрудицией. Все xopoшо знавшие Хомякова отдавали должное этой «колоссальной личности», ставя его в один ряд с великими людьми России.

Большую роль, в кружке играли также братья И. В. и П. В, Киреевские. В кружок входила замечательная семья Аксаковых - братья Константин и Иван, позже в кружок вошли: их отец Сергей Тимофеевич известный русский писатель, публицисты А. И. Кошелев и Ю. Ф. Самарин - впоследствии видные общественные деятели во время подготовки и проведения реформ, ученые-публицисты Ф. В. Чижов Д А.Валуев. Славянофилы оставили богатое наследие в философии, литературе, истории, богословии, экономике. Иван и Петр Киреевские считались признанными авторитетами в области богословия и истории литературы, Алексей Хомяков - в богословии (в знании всех тонкостей богословия ему не было равных), Константин Аксаков и Дмитрий Валуев занимались русской историей, Александр Кошелев и Юрий Самарин - социально-экономическими и политическими проблемами, Федор Чижов - историей искусства. Сохранилось их большое и ценное эпистолярное наследие, до сих пор еще полностью не изданное. Их письма представляют собой не столько документы личного характера, сколько трактаты и рассуждения на современные им общественно-политические темы. Дважды (в 1848 и 1855 гг.) славянофилы пытались создать свои политические программы. Для теоретического обоснования национального пути развития России славянофилы обращались к западноевропейской, главным образом немецкой классической, философии. Особенно они увлеклись сочинениями Шеллинга и Гегеля, трактовкой ими исторического процесса.

Термин «славянофилы», по существу, случаен. Это название им было дано их идейными оппонентами - западниками в пылу полемики. Сами славянофилы первоначально открещивались от этого названия, считая себя не славянофилами, а «русолюбами» и «русофилами», подчеркивая, что их интересовала преимущественно судьба России, русского народа, а не славян вообще.

Основной тезис славянофилов - доказательство самобытного пути развития России, точнее - требование «идти» по этому пути, идеализация «самобытных» учреждений, прежде всего крестьянской общины и православной церкви. Община в представлении славянофилов - «союз людей, основанный на нравственном начале», исконно русское учреждение. Община импонировала славянофилам тем, что с ее регулярными переделами земель характерен особый нравственный климат, который проявляется в «мирском согласии на мирском сходе», а в древности - на вече. Развитию этих качеств как нельзя лучше способствовала православная церковь. Она рассматривалась славянофилами как решающий фактор, определивший характер русского народа. Православная церковь в отличие от рационалистического католицизма никогда не претендовала на светскую власть, всецело ограничиваясь сферой веры и духа.

Славянофилы приняли версию о «добровольном призвании» власти как начальном моменте русской государственности. Вследствие этого власть в России, в отличие от Запада, не противостояла народу, напротив, она была желанной защитницей, «званым гостем» народа, осознавшего необходимость установления государства. В России не сложились и классы в западноевропейском понимании этого слова. В результате в русской истории не было социальной розни, внутренних потрясений. По мнению славянофилов, революционные потрясения в России невозможны и потому, что русский народ политически индифферентен. Он никогда не претендовал на политические права и государственную власть, жил в своем общинном мире, развивая те высокие нравственные качества, которые ему свойственны. Власть, в свою очередь, выполняла присущие ей функций, не вмешиваясь в дела «земли» (мира), в необходимых случаях собирала земские соборы и спрашивала мнение «земли» по тем или иным общегосударственным вопросам. Эти силы развивались как бы параллельно, не вмешиваясь в дела друг друга. Поэтому между властью и «землей» установились добрые, патриархальные отношения.

Славянофилы стремились доказать, что русскому народу органически присущи социальный мир и неприятие революционный переворотов. Если и были смуты в прошлом, то они были связаны не с изменой высшей власти, а с вопросом законности власти монарха; народные массы восставали против «незаконного» монарха: узурпатора, вроде Бориса Годунова, самозванцев или же за «хорошего» царя. Славянофилы выдвинули тезис: «Сила власти - царю, сила мнения - народу». Это означало, что русский народ (по своей природе «негосударственный») не должен вмешиваться в политику, предоставив монарху всю полноту власти. Но и самодержец должен править, не вмешиваясь во внутреннюю жизнь народа, но считаясь с его мнением. Отсюда требование славянофилов созыва совещательного Земского собора, который выражает мнение народа, выступает в роли «советчика» царя. Отсюда также и их требование свободы слова и печати для свободного выражения общественного мнения.