Современные субкультуры.Понятие контрк-ры и маргинальной к-ры

Маргинальная культура. Маргинальная культура понимается двояко. В последнее время специалисты стали рассматривать маргинальную культуру как особый тип пограничной культуры, рассчитанной на вкусы специфических групп интеллигенции и характеризующейся своеобразной протестной духоборческой (часто – постмодернистской) направленностью (ср. образцы «контрлитературы» Венедикта Ерофеева, Виктора Ерофеева, Виктора Пелевина, Андрея Битова). В данном случае для обозначения указанного феномена предпочтительно употреблять термин «альтернативная культура», подразумевая при этом допустимые эпатажные (несколько шокирующие душевными откровениями) отклонения от «зарегулированных» культурных процессов.

Гораздо чаще термином «маргинальная культура» обозначают наиболее низкий, вульгаризированный, смыкающийся с патологическими суррогатами китча тип культуры социально деградированных, деклассированных, криминализированных слоев. Это слои опустившихся людей случайных профессий, неисправимых этномаргиналов, пауперов, люмпенов, плутократов, представителей уголовного мира, криминального, полукриминального бизнеса и т.п. Асоциальные элементы отвергают незыблемые нормы общечеловеческой морали (или цинично пренебрегают ими), утрачивают связь с гуманистическими традициями национальных культур, с идеалами и образцами мировой культуры. Синонимом «маргинальной культуры» в негативном смысле слова является антикультура.

Маргинальная культура (с отрицательным вектором действия) «разбухает» в некоторых нестабильных материально неблагополучных обществах с признаками экономического кризиса и технологического застоя, деформируя дестабилизированные ареалы социальных, этнонациональных культур. Проблема маргинализации части массовой культуры и кризисного образа жизни обострилась, в частности, в ряде республик бывшего СССР и может быть разрешена только при условии прогрессивной реконструкции социально-экономического и политического строя, общего культурного подъема и духовного оздоровления подверженных затяжному кризису обществ.

Самым негативным субкультурным образованием маргинальной культуры является уголовно-криминальная асоциальная антикультура, включающая соответствующие виды вульгарного псевдоискусства и сленга (арго). Для духовно нездорового общества характерны диффузия деструктивной агрессивной психопатологии и заражающей антилингвокультуры уголовного мира, их проникновение в отсталые социальные слои, в «теневую среду» нелегального и полулегального бизнеса, в брутальный кино- и телекитч, в агрессивную «желтую прессу» и «розовую» беллетристику. Экспансия негативной маргинальное™ является глобальной проблемой современности, требующей программного системного разрешения под эгидой ЮНЕСКО. Для целенаправленного противодействия этой экспансии необходимо сплочение всех духовно здоровых, культуросозидательных сил мира, международных институтов, заинтересованных в самостоятельном развитии, росте интеллектуального и творческого потенциала каждого (общенационального сообщества.

Субкультура. Это особый тип культуры, представленный " замкнутыми самоизолирующимися социокультурными образованиями, которые складываются на «периферии» общественной жизни и дистанцируются от доминирующего типа культуры. Разнообразные субкультуры противопоставляют свои специфические наборы ценностей, символов, необычные стили жизни и творчества устоявшейся (а частью и застоявшейся) системе ценностей и норм, уходящим в прошлое социальным мифам, политическим и культурным догмам, не стремясь при этом (в отличие от контркультурных движений) разрушить, подорвать, заменить собой отживающие, консервативные или регрессивные формы культуры. Выделяются виды молодежных, этнических (в частности, диаспорных) и эпатажных художественных субкультур.

Несколько слов о показательных эпатажных субкультурах. В истории культуры наблюдается череда сменяющихся художественных субкультур, которые эпатируют канонизированные и консервативные, отживающие художественные традиции, затвердевшие системы этико-эстетических оценок, претендуя порой на ярко выраженную новизну и исключительность, а порой – и на скандальную «ниначтонепохожесть».

К девиантным (резко отклоняющимся) субкультурам относится, например, так называемое «либерте» – обозначившаяся на склоне XVIII в. волна «сексуально-освободительного» движения в среде рафинированной пресытившейся французской аристократии. На ее гребне возникли шокирующие образцы эротической литературы («опусы» маркиза де Сада и т.п.). В XVIII–XX вв. на периферии письменной культуры гротескно проявились (сыграв на принципе релятивизма) славянский эротический фольклор, стилизованная инвективами русская «сублитература» и «субпоэзия», в том числе скандально известного Ивана Баркова.

Субкультуры, претендовавшие на признание и исключительную творческую оригинальность, представляли в «эпоху взрыва» (термин Г. Аполлинера) ряд жестко конкурировавших между собой, но неизменно ориентировавшихся на полную свободу художественных (и литературных) течений модернизма (кубизм, футуризм, кубофутуризм, движение обэриутов, акмеизм, супрематизм, эпатажные формы и жанры театрального авангарда – хэппенинг, перформанс). Некоторые из этих течений пытались занять неустойчивые контркультурные позиции.

Во взаимодействии между субкультурами и доминирующим типом культуры определенного общества наблюдается следующая закономерность. Отдельные образцы и целые сегменты субкультуры, подвергаясь институционализации и артикулированию модой (в контексте новых культурных эпох, периодов с более толерантными этическими и эстетическими оценками, критериями), перемещаются «в ядро» (или «к ядру») общественно-культурной жизни и становятся общепринятыми и даже авторитетными ценностями. Аналогичным образом дело обстоит с инновационными образцами, перспективными программа- Ми контркультуры. К примеру, на художественном пространстве республик бывшего СССР общепризнанными стали многие рок-ансамбли, предшественники которых когда-то подвергались официальной критике и пребывали в «параллельных» культурных пространствах. И наоборот, утратившие привлекательность, искусственно «имиджированные» трафаретные образцы банального слоя художественной культуры со временем выталкиваются из «ядра» на «периферию» и быстро забываются обществом.

Контркультура. От массива субкультур отделяется ряд социокультурных формирований, которые специализируются на выполнении (охарактеризованной Н. Смелзером в «Социологии культуры») ресоциализаторской функции культуры, вступая в открытую борьбу с отжившими, устаревшими или(и) плохо усвоенными ценностями, консервативными (но по инерции господствующими) предрассудками, шаблонами жизни, «двойными стандартами» и ханжеской моралью, ортодоксальными закрепощениями духа, эстетическими, стилевыми монополиями и т.п. Данные формирования и образуют особую, быстро наполняемую подсистему культуры, которую называют контркультурой. Контркультура – оппозиционный наступательный тип культуры, представители которой стремятся реконструировать и частично демонтировать доминирующую в обществе систему ценностей, норм, идеалов, заменив отжившие – или кажущиеся отжившими – формы качественно новыми образованиями, что соответствует функции ресоциализации.

В истории общества выделяются позитивные (андерграунд советского периода, рок-культура) и негативные (движение «битников» 1940 – начала 1950-х гг., выступления радикально-экстремистских групп молодежи в конце 1960-х гг.) контркультуры, противостоящие тому или иному господствующему типу культуры. Позитивная контркультура, выполняя функцию ресоциализации и будучи ориентированной на создание ярких инноваций, служит важной формой культурного и цивилизационного прогресса, активизируясь в переходные эпохи и на переломных этапах истории.

Грань между субкультурой и контркультурой порой весьма " относительна и условна. Были и есть многофункциональные (поливекторные) социокультурные образования, занимающие пограничное положение между типом субкультуры и типом контркультуры. К числу таковых принадлежит, например, исследованная М.М. Бахтиным народная карнавальная культура позднего средневековья и раннего Возрождения. Сегодня некоторые новые перспективные ответвления молодежной рок-культуры (джаз-рок, симфо-рок, фольк-рок и др.) и поставангардной музыки находятся в стадии перерастания из эксклюзивных явлений субкультуры в завоевывающие признание публики модные направления массовой музыкальной культуры. Можно говорить и об известной акцентированной контркультурной направленности признанных эталонов высокой художественной культуры (ср., например, классические образцы русского и белорусского демократического искусства XIX – начала XX в.).