Социально-экономические предпосылки возникновения социологии

Особо следует отметить две «великие революции» ХVIII-ХIХ столетий в Европе - промышленную революцию и Великую Французскую революцию 1789-1794 гг., которые выступили своего рода катализаторами появления новой науки - науки об обществе. Эти две революции стали сутью и истоками происшедших экономических и поли­тических преобразований всей эпохи. Благодаря им при­вычные на протяжении предшествующих тысячелетий формы социальной организации во многом прекратили свое существование. Эти революции положили начало эпохи утверждения капитализма в Западной Европе.

Промышленная революция (промышленный переворот) является важнейшим событием в экономической жизни капиталистических обществ того времени. Она основыва­лась на достижениях в естественных науках, внедряла новые машины и технологии. Промышленный переворот представлял собой значительный скачок в развитии про­изводительных сил, его сущность заключалась в переходе от ремесла и мануфактуры к машинному производству. Капитализм привел к замене ручного труда машинным. Иногда промышленную революцию представляют просто как ряд технических достижений (новые машины, ис­пользование энергии пара в промышленности и т.д.). Но технические изобретения являлись лишь частью гораздо более широкого спектра социально-технических измене­ний. Вместе с техникой приходил и новый социально-экономический порядок, характерными особенностями которого стали фабричная система хозяйствования, инду­стриализация и урбанизация.

Свое начало промышленная революция берет в Вели­кобритании в 1760 г. Громадный подъем английской про­мышленности охватил не только текстильное производст­во (ведущую отрасль промышленности Англии), но и все остальные отрасли производства. Буквально за несколько десятилетий (промышленный переворот в Англии закон­чился в 10-20-х гг. XIX в.) в корне была изменена экономическая жизнь страны. Повсеместное введение машин, использование силы пара, развитие путей сооб­щения привели к тому, что Великобритания из государст­ва с незначительно развитой промышленностью, с пре­имущественно земледельческим населением и с обычны­ми для того времени маленькими городами превратилась в государство с большими фабричными городами. В 1830-е годы в ней уже полностью утвердилась фабричная систе­ма производства. Став крупнейшим капиталистическим государством, она начала оказывать мощное экономичес­кое и политическое влияние на все страны мира.

Вслед за Великобританией в разное время до конца XIX в. промышленный переворот - скачок в развитии производительных сил, переход от мануфактур к машин­ному производству начинается в США, Франции, Герма­нии, Италии и Японии. В XIX в. промышленная револю­ция распространилась по всей Западной Европе и в Амери­ке. В России она начинается только в первой половине XIX в. и заканчивается к концу 70-х - началу 80-х гг. XIX в., что, естественно, сказалось на специфике и времени появления в ней социологии. Благодаря промышленному пере­вороту капитализм смог окончательно утвердиться во многих странах мира.

До XIX в. в городах даже наиболее высокоурбанизированных обществах проживало не более 10% населения. Самые крупные города в доиндустриальных обществах по современным меркам были очень малы. Например, насе­ление Лондона до XIV в. было около 30 тыс. человек. К началу XIX в. численность населения в нем уже составля­ла около 900 тыс. человек, что намного превышало чис­ленность населения в других известных городах. Несмот­ря на густонаселенность Лондона, в это время в городах проживала лишь незначительная часть населения Англии и Уэльса. А через сто лет, к 1900 году, уже около 40% населения Англии и Уэльса жили в городах с населением 100 и более тысяч человек [см.: 40. С. 131].

В 1800 г. 27,2 млн. человек земного шара, т.е. 3% всего населения, проживало в городах (с населением 5 тыс. и более человек), из них 15,6 млн. человек, т.е. 1,7% всего населения, проживало в больших городах (население 100 тыс. и более человек). В 1900 г. уже 218,7 млн. человек (13,3%) проживало в городах, из них 88,6 млн. человек (5,5%) в больших городах [см.: 279. С.6].

Развитие городов связано с урбанизацией. О феномене урбанизации можно говорить уже с XVIII в. Ученые выде­ляют ряд признаков урбанизации: увеличиваются - доля городского населения; плотность и степень равномернос­ти размещения сети городов на территории всей страны; число и равномерность размещения крупных городов; доступность крупных городов для всего населения, а также многообразие отраслей народного хозяйства.

Процесс урбанизации сопровождают как позитивные, так и негативные последствия. Среди негативных отметим следующие: снижение естественного прироста населения; повышение уровня заболеваемости; отчуждение масс го­родского населения от традиционной культуры, свойст­венной селу и небольшим городкам, а также возникнове­ние промежуточных и «маргинальных»[17] слоев населения, ведущих к формированию люмпенизированных (т.е. не имеющих собственности, не придерживающихся норм ос­новной культуры) и пауперизированных (т.е. физически и нравственно деградированных) групп населения.

Большой город на своей относительно небольшой тер­ритории с помощью институтов города контролирует не­сколько тысяч или несколько миллионов человек, создает определенный образ жизни и образует ряд характерных общественных явлений. К ним относятся огромное коли­чество предметных контактов и преобладание предметных контактов над личностными. Разделение труда, узкая спе­циализация ведут к сужению интересов людей и. в первую очередь, к ограничению интереса к делам соседей. Это приводит к тому, что возникает явление все большей изоляции, уменьшается давление неформального общест­венного контроля и разрушаются узы личных отношений. И естественным результатом отмеченного выше становит­ся - увеличение социальной дезорганизации, преступ­ности, девиации[18]. Большие города породили множество острых проблем.

Интенсивная урбанизация сопровождалась огромным притоком иммигрантов из других стран. Все миграцион­ные потоки с XVI в., время начала втягивания разных стран в орбиту капиталистического развития, что стало причиной значительных социальных перемещений насе­ления, до конца XVIII в. направлялись в основном только в Америку. О их масштабах говорят следующие данные, если в 1610 г. на территории, ныне занимаемой США, проживало 210 тыс. человек, то в 1800 г. численность населения выросла ^о 5,3 млн. человек [см.: 305. С.18]. Резкий рост населения стал причиной ломки, столкнове­ния традиционных жизненных устоев коренного и вновь прибывшего населения. Это вело к обострению классовых и этнических противоречий, а также дополнительно со­здавало массу иных проблем. Поэтому американская со­циология в первые десятилетия XX в. развивалась как социология городских проблем.

Развитие производства послужило толчком к исследо­ванию социальных вопросов. Используя естественные ре­сурсы, расширяя таким путем сферу производства, люди столкнулись с ограниченностью этих ресурсов, в резуль­тате чего единственным способом увеличения производи­тельности стало рациональное использование рабочей силы, или, другими словами, людей, занятых в производ­стве материальных благ. Если в начале XIX в. производи­тели служили дополнением к ресурсам и механизмам и только механизмы надо было изобретать и совершенствовать, то в середине века стало очевидным, что сложной техникой могут управлять лишь грамотные, заинтересо­ванные в своей деятельности люди.

Неизбежным итогом промышленного переворота стали формирование новых классов, новых отношений между ними и обострение классовых противоречий между пролетариатом и буржуазией.

Великая Французская революции 1789-1793 гг., а также последующие за ней события - во многом поворотный пункт развития человеческой цивилизации. Она представ­ляла собой ряд исторически специфических событий, в результате чего стала символом политических преобразо­ваний всей эпохи. Эта революция существенно отлича­лась от всех предшествующих восстаний разных времен. Восстания крестьян против помещиков-феодалов были и до этого, но их выступления обычно были попыткой устранить конкретных лиц от власти или же добиться снижения цен и налогов. Во время Французской револю­ции впервые в истории под воздействием социального движения был полностью разрушен общественный строй. Политическим идеалом этого движения была всеобщая свобода и равенство, В истории человечества потребность в демократических свободах была совершенно новым яв­лением.

Следует отметить, что буржуазные революции начина­ются уже в XVI в. Первой успешной буржуазной револю­цией была Нидерландская буржуазная революция (1566-1609), в ней антифеодальная борьба сочеталась с нацио­нально-освободительной борьбой против Испании, господство которой тормозило развитие капиталистичес­ких отношений в стране. Первой буржуазной революцией европейского масштаба выступила Английская буржуаз­ная революция XVII в. Именно она положила начало смене феодальной формации капиталистической. В ран­них буржуазных революциях гегемоном выступала бур­жуазия, и только в эпоху империализма им становится пролетариат.

Великая Французская революция - это первая буржу­азно-демократическая революция, в которой впервые большинство народа (угнетенное крестьянство, городская беднота, пролетариат) выступило самостоятельно, нало­жив на весь ход революции отпечаток собственных требо­ваний. Великая Французская революция отличалась от Английской буржуазной революции тем, что если в 1648 г. буржуазия выступила против монархии, феодального дво­рянства и господствующей церкви в союзе с новым дво­рянством, то в 1789 г. ее союзником стал уже народ.

Великая Французская революция 1789-1794 гг., круп­нейшая буржуазная революция, отличалась от более ран­них буржуазных революций тем, что она гораздо реши­тельнее, чем они, покончила с феодально-абсолютист­ским строем и проложила широкую дорогу для развития во Франции производительных сил капиталистического общества. Она расчистила путь дальнейшему бурному развитию капитализма не только во Франции, после нее начался период утверждения и быстрого развития капита­лизма в большинстве стран Европы.

Усложнение всех сфер жизнедеятельности людей по­ставило проблемы осуществления взаимодействия между ними, управления этими взаимодействиями и создания социального порядка в обществе. Когда эти проблемы были осознаны и поставлены, возникли предпосылки формирования и развития науки, изучающей ассоциации людей, их поведение в этих ассоциациях, а также взаимодействия между людьми и результаты таких взаимодейст­вий.

Таким образом, благодаря двум революциям в общест­ве утвердились новые формы сознания и действий, новые образцы социального поведения людей. Европейское об­щество, подвергнутое изменениям, которые возникли в результате двух «великих революций», стало перед необ­ходимостью осмысления причины и возможных послед­ствий данных революций.

Появление социологии, как отмечает Г.П.Давидюк, было обусловлено также изменением положения господ­ствующего класса в обществе [см.: 59. С.102-103]. В XIX столетии капиталистический строй утвердился, окреп и перестал нуждаться в обосновании своего революционно­го развития. Класс буржуазии почувствовал свою силу и прочность своей власти, стал стремиться любыми путями сохранить их, доказать, что это лучший в мире строй. Буржуазии уже не нужна была революционная теория буржуазных философов, мыслителей, особенно француз­ских, развивших идеи о революционном преобразовании общества. Утратив после Парижской коммуны веру в благополучный для капитализма ход исторического процесса, господствующие классы западных стран нуждалась в науке, которая могла бы максимально раскрыть пози­тивный процесс развития общества и обосновать его эво­люционное развитие. И.С.Кон отмечает, что в это время «идея социальной эволюции из средства осуждения фео­дализма становится средством оправдания уже победив­шего капитализма» [124. С.16]. В науке, способной в эволюционистском духе истолковать появление рабочего класса, его борьбу и образование в обществе противопо­ложных классов, социальных групп. Правительство запад­ных стран считало, что основная цель социологии заклю­чается в установлении прочной «социальной гармонии», что отвечало их интересам. Как считают некоторые иссле­дователи, именно появление необходимости выполнения такой, своего рода «охранительной, задачи» стало одной из основных причин возникновения на Западе новой науки об обществе. Таким образом вызванная к жизни новая наука, естественно, должна была выполнять соот­ветствующую идеологическую функцию.

Большую роль в возникновении социологии сыграли формирование рабочего класса и нарастание кризиса обще­ственных отношений. Если социальная философия эпохи Просвещения, как отмечает И.С.Кон, отражала процесс разрушения феодальных порядков и зарождения нового, буржуазного общества, которое она во многом предвосхи­щала, то социология возникает как отражение внутренних антагонизмов, присущих капиталистическому обществу, и порожденной ими общественно-политической борьбы, таким образом, «рождение социологии было... связано с определенным социальным заказом» [см.: 124. С.13].

Процесс формирования и развития рабочего класса, так же, как и буржуазии, начинается уже в XV в. Перво­начально основными его представителями были ремес­ленники и работники мануфактурного производства, яв­ляющиеся неотъемлемой частью «третьего сословия» (два других - духовенство и дворянство). Рабочий класс (про­летариат) в современном понимании этого слова возника­ет после промышленного переворота. В капиталистичес­ком обществе рабочие становятся одним из ведущих клас­сов. Пролетариат - это наемные работники, лишенные средств производства, живущие продажей своей силы и эксплуатируемые буржуазией.

Первоначально формы выступления ремесленников и работников мануфактурного производства не отличались достаточной степенью зрелости. Например, объектом первых стихийных выступлений т.н. луддитов выступали машины и станки. Новая техника, изобретения прядиль­ных и других механизмов, по мнению рабочих, были основным источником их тяжелого положения. Поэтому движение луддитов было направлено на разрушение машин, а не на изменение социальных условий. Посте­пенно у рабочих начинает пробуждаться классовое само­сознание, и они начинают понимать, что их врагом явля­ются не машины, а фабриканты и все привилегированные имущие классы.

Стремление рабочих к объединению с целью сопро­тивления гнету привело к тому, что с конца XVIII в. в западноевропейских странах и США начинают возникать массовые организации, сначала объединяющие трудя­щихся, связанных общим профессиональным интересом, первоначально это были общества взаимопомощи, а позд­нее имеющие более широкий масштаб. В Великобрита­нии и в ряде других англоязычных стран создаются про­фессиональные союзы - тредюнионы (англ. trade-unions), главной целью которых была борьба за установление более выгодных условий продажи рабочей силы и проведение ограниченных реформ в рамках бур­жуазного государства.

Бурный рост капитализма в начале XIX в. привел к первым явным проявлениям его противоречий. Инду­стриализация, сущность которой заключалась в процессе создания крупного промышленного производства, вела к концентрации на фабриках пролетарских масс, способст­вовала их сплочению и постепенно избавляла бывших ремесленников от мелкобуржуазной психологии, от не­сбыточных надежд вновь стать самостоятельными хозяй­чиками. Создание новых машин делало излишним сотни и тысячи рабочих рук, вызывая этим безработицу. Начи­ная с 1825 г., капиталистическую экономику начали со­трясать периодические кризисы. Все это усугубило и без того тяжелое положение народных масс, привело к усиле­нию эксплуатации рабочих, обнищанию трудящихся, а также разорению мелких ремесленников и торговцев. Возникают совершенно новые формы классового проти­воборства.

Большое историческое значение имеют первые массо­вые выступления пролетариата, показавшие осознание им своих классовых задач и интересов, своей собственной позиции, отличных от буржуазных слоев общества. Не­смотря на то, что первые выступления рабочих во многом оставались еще стихийными бунтами, они принимали классовый, политический характер. Постепенно начался процесс превращения пролетариата из «класса в себе» в «класс для себя», что нашло выражение в осознании ими своего истинного социального положения и стремлении к классовой солидарности и коллективным действиям в целях отстаивания своих интересов.

Конец 30-х - начало 40-х годов XIX века в социаль­ной сфере - это время крайней нестабильности. Усиле­ние эксплуатации, кризисы, неимоверно тяжелое положе­ние рабочих, использование детского и женского труда, увеличение продолжительности рабочей недели, крайне неблагоприятные условия на производстве и в быту при­вели к тому, что трудящиеся стали прибегать к новым мощным формам классового противоборства.

В ноябре 1831 г. в Лионе - втором по величине промышленном центре Франции - произошло первое самостоятельное вооруженное выступление французского пролетариата. Оно было вызвано тяжелым положением рабочих шелкоткацких предприятий Лиона: 15-часовой рабочий день, сокращение заработной платы. В восстании приняло участие более 30 тыс. человек. Рабочие боролись на баррикадах под знаменем, на котором было начертано: «Жить, работая, или умереть, сражаясь!» Повстанцам уда­лось захватить власть в городе, но, не имея опыта, они не знали, как ею распорядиться. Правительство, оправив­шись от испуга, подтянуло войска и сравнительно быстро подавило восстание.

В апреле 1834 г. происходит второе выступление лион­ского пролетариата. На этот раз рабочие, имея уже опре­деленный опыт, выступили более организованно. Данное восстание уже носило открыто республиканский характер и проходило под политическими лозунгами, главным был призыв - «Свобода, равенство, братство или смерть!» Это восстание получило поддержку пролетариев в других го­родах Франции, но, несмотря на это, так же, как и первое восстание, оно было жестоко подавлено правительством.

В 1844 г. в Германии происходит восстание силезских ткачей. Хотя в основном действия германского пролета­риата оставались стихийными, в них появились элементы пролетарской сознательности и организованности. Вос­стание получило отклик во всей Германии, возникли «го­лодные бунты» рабочих и стихийные выступления крес­тьян в ряде районов страны. Данное восстание, как и предыдущее восстание в 1793 г., было подавлено прусски­ми войсками.

О росте классового самосознания пролетариата гово­рит появление и развитие в Англии чартистского движе­ния. Парламентская реформа избирательной системы в Англии в 1832 г., за которую рабочие боролись совместно с буржуазией, практически ничего рабочим не дала, так как не представила им избирательного права, а только усилила позиции крупной буржуазии. Это, а также эконо­мические кризисы и неурожаи, еще больше ухудшившие положение трудящихся, послужили толчком к осознанию необходимости самостоятельного выступления за свои интересы. Во второй половине 30-х г. в Англии возникает первое массовое, политически оформленное революцион­ное движение рабочего класса - чартизм (от англ. charter - хартия). В 1838 г. требования чартистов были сформу­лированы в программном документе в виде законопроек­та «Народной хартии» (от названия данного документа произошло и название движения), состоящем из 6 пунк­тов: введение всеобщего избирательного права (для муж­чин), ограничение рабочего дня, повышение заработной платы и др. В 1840 г. английские рабочие создали свою собственную организацию - Национальную чартистскую ассоциацию. По сути дела, была основана первая массо­вая рабочая партия. Главная цель ассоциации заключа­лась в борьбе за всеобщее избирательное право. Чартист­ское движение очень быстро приняло массовый характер. Подтверждением этого является следующий факт, в 1842 г. под национальной петицией, подготовленной движением, поставили свои подписи около 3.5 млн. человек [см.: 27. С.8-10]. За время своего существования чартисты неодно­кратно (в 1840, 1843 и 1848 гг.) вносили в парламент петиции со своими требованиями, но все петиции были отвергнуты. Возникновение чартистского движения сви­детельствовало о том, что рабочие в политической борьбе видели средство улучшения своего положения.

Чуть позже происходит революция 1848 г. во Фран­ции. Все эти события свидетельствовали о нарастании кризиса общественных отношений, а во времена решитель­ных и быстрых перемен у людей, естественно, возникает потребность в обобщающей теории, способной прогнози­ровать, куда движется человечество, на какие ориентиры можно опереться, обрести свое место и свою роль в этом процессе. Утопический социализм в силу своей незрелос­ти не мог выполнить эту роль.

Выход на историческую авансцену пролетариата вы­звал к жизни марксизм, выражающий мировоззрение, идеологию рабочего класса, вступившего на путь револю­ционной борьбы против капиталистической эксплуата­ции. В рамках марксизма оформляется марксистско- ле­нинская социология, социально-философским и теорети­ческим ядром которой выступает исторический материализм. Наибольшее распространение марксистско-ленинская социология получает в странах социалистичес­кой ориентации.

В заключение следует подчеркнуть, что социология как наука возникла не в результате умозаключений того или иного мыслителя, а во многом была обусловлена определенными (перечисленными выше) теоретически­ми, социальными, экономическими, политическими и другими предпосылками и условиями развития общества, т.е. появление социологии как науки было социально обусловлено.

Основатели социологии

Развитие социологии как науки можно рассматривать двояко: в широком и узком смысле. В первом случае рассматривается весь исторический путь, пройденный со­циальной мыслью, начиная с ее зарождения в форме первых представлений о человеке, обществе и его устрой­стве, нашедших свое выражение в первобытной мифоло­гии, до новейших социологических теорий западных и российских социологов. Во втором, более строгом случае рассматривается конкретный временной период, начиная с середины XIX века (О.Конт), когда на основе накоплен­ных философией и другими науками данных формируется самостоятельная наука - социология, имеющая свой предмет, свои специфические задачи и методы [см.: 137. С.З].

Поэтому среди ученых нет единого мнения по поводу того, где и когда конкретно зародилась социология. Если рассматривать время возникновения социологии, то, на­пример, ряд ученых относит зарождение социологии к античности. По мнению других ученых, социологическая мысль начала формироваться только в трудах великих ученых Средневековья. Третьи считают, что время ее рож­дения - XIX в., а по мнению четвертых, о социологии как науке правомерно говорить только с XX в. При опре­делении места возникновения социологии одни придер­живаются точки зрения, что ее зачатки имеют место в обществах древнего Востока (например, Индии), другие считают, что это - изначально европейское явление [см.: 56. С.55].

В данном случае следует считать правомерным выска­зывание российского специалиста в области теории и истории социологии А.Б.Гофмана, что «возникновение социологии явилось результатом соединения ряда интел­лектуальных и социальных факторов, которые пересек­лись в определенный исторический период в определен­ной точке мирового культурного пространства. Этим пе­риодом стала первая половина XIX в., а этой точкой - Западная Европа» [56. С.56].

Естественно, что и при попытке выделить конкретную персоналию, сыгравшую основную, решающую роль в возникновении социологии, мнения ученых также расхо­дятся. В социологической литературе имеет место очень широкий веер возможных претендентов на эту роль.

Одни социологи уже в творчестве Платона, Аристоте­ля и других мыслителей античности усматривают попыт­ки создания социальных теорий [см.: 226, Стб.731-734; 95. С.5: 289. С.ЗЗ; 160. С.89-94 и т.д.]. Другие исследователи находят прообраз социологии в творчестве арабского ис­торика и социального философа Ибн-Хальдуна (1332-1406) [см.: 289. С.75; 268. С.7]. Третьи честь создания социоло­гии приписывают основоположнику философии истории Нового времени Джанбаттисту Вико [Viko] (1668-1744) [см.: 289. С.121; 268. С.7]. В своем главном труде «Осно­вания новой науки об общей природе наций», написан­ном в 1725 г., он обосновывает теорию исторического круговорота. Многие исследователи именно Шарля Луи де Монтескье [Montesquieu] (1689-1755). французского про­светителя, правоведа и философа, считают зачинателем новой науки об обществе, т.е. социологии, хотя само название новой науки - «социология» - появляется не­сколько позже. Как писал виднейший русский социолог, автор первого (1-е изд., 1897 г.) русского учебника по социологии Н.И.Кареев: «Мы... не можем не признать. что если кто- либо имеет право на имя социолога, когда не было еще социологии, то это право принадлежит, конечно, Монтескье. Однако Монтескье скорее только предчувствует будущую науку об обществе, чем сознает ее необходимость. Во всяком случае он не представляет себе еще, что над старыми общественными науками должна воздвигнуться новая наука, которая имела бы своим пред­метом не отдельные стороны общественной жизни, а самые, так сказать, ее общие основы» [95. С.3].

Ряд ученых родоначальником социологии считают французского философа-просветителя, математика и по­литического деятеля Жана Антуана Никола Кондорсе [Kondorcet] (1743-1794). В своей книге «Эскиз историчес­кой картины прогресса человеческого разума» (1794) он развил концепцию исторического прогресса, в основе ко­торого лежал разум. По этому поводу К.М.Тахтарев напи­сал следующее: «Всякий, кто пожелал бы выяснить самые корни социологии, должен искать их и в политической науке, и в истории, и в статистике, и в политической экономии, и в трудах политических мыслителей, и исто­риков, и статистиков, и экономистов прежнего времени. Недаром Кондорсе, признаваемый родоначальником но­вейшей социологии, которого сам Огюст Конт считал своим духовным отцом, совмещал в себе эти основные направления общественной мысли, был в известной сте­пени и историком, и политиком, и экономистом и самым решительным образом настаивал на возможности - при­менять математику к решению задач обществоведения» [268. С.7].

П.А.Сорокин, кратко рассматривая историю социоло­гии как науки, в своем «Общедоступном учебнике социо­логии», изданном в 1920 г. в Ярославле, писал, что «фор­мально она ведет свое начало со времени Огюста Конта . Он впервые предложил название социологии для нашей науки, ясно и определенно указал ее место в ряду других наук и набросал ее систему. Однако элементы и отдельные вопросы этой дисциплины задолго до Конта стави­лись и решались рядом мыслителей. Общественная жизнь людей издавна привлекала к себе внимание последних. Разработкой и изучением ее с различных точек зрения занимались и мыслители Востока, и философы древней Греции, и юристы Римской империи, и средневековые богословы и философы, и арабские ученые, и историки древнего и нового времени, и моралисты, короче, множе­ство мыслителей, разрабатывавших в своих работах те или иные вопросы общественной жизни. Из множества этих имен следует отметить имена Платона, Аристотеля, Тита Лукреция Кара, блаженного Августина и Фомы Аквината, арабского ученого Ибн-Хальдуна, имена Макиавелли и Гвичиардини, Бодена и Вико, Монтескье и Тюрго, Руссо и Кондорсе, Мальтуса и Ад.Смита, Гердера и Сен-Симона. Трудами их и ряда других писателей была подготовле­на почва для появления социологии в качестве самостоя­тельной науки» [238. С.184-185]. Сразу же после О.Конта, по мнению П.А.Сорокина, наибольший вклад в разработ­ку социологии внесли Г.Спенсер, А.Кетле, Дж.С.Милль, Г.Т.Бокль и ряд других ученых [см.: 238. С. 185).

М.М.Ковалевский, также считая О.Конта основателем социологии [см.: 1 19 , Т.2. С.7; 120. С.159 и т.д.], обращает внимание на большое значение Герберта Спенсера [Spenser] (1820-1903) в развитии социологии. По этому поводу в своей работе «Социология» (1910) он пишет: «Когда для XIX столетия настанет пора окончательной оценки всего сделанного им для истории прогресса, одним из духовных его вождей признан будет, наравне с Сен-Симоном и Огюстом Контом, и Герберт Спенсер» [119, Т. 1.с. 199]. Он считает, что фигура Г.Спенсера заслуживает такого же внимательного изучения, как и центральная фигура исто­рии социологии - О.Конт. М.М.Ковалевский видит в Г.Спенсере «мыслителя, давшего во второй половине XIX века наиболее прочную и разностороннюю постановку основным вопросам отвлеченной науки об обществе» [119, Т.1.. С.197]. О том, как высоко М.М.Ковалевский ценил Г.Спенсера, вспоминал и П.А.Сорокин в своей статье «М.М.Ковалевский и его западные друзья», напе­чатанной 30 апреля 1916 г. в «Биржевой Ведомости». Так, при обсуждении в этом же году плана работы социологи­ческого семинара М.М.Ковалевский сказал ему следую­щее: «Возьмите предметом занятий Конта и Спенсера, этих двух китов социологии. Если студенты их достаточно хорошо будут знать, они будут знать главное. Большинст­во социологов и до сих пор занимается лишь повторением того, что было сказано ими» [цит. по: 237. С.271]. М.М.Ковалевский был знаком с Г.Спенсером лично, но в связи с тем, что последний вел достаточно замкнутый образ жизни, знакомство ограничилось всего нескольки­ми встречами [237. С.271; 109].

Наш современник, один из ведущих специалистов в области истории мировой и отечественной социологии В.П.Култыгин также считает, что необходимо выделять двух основоположников социологии - О.Конта и Г.Спенсера. При рассмотрении вклада О.Конта в созда­ние социологической науки он пишет: «Мыслителями, впервые обосновавшими необходимость выделения соци­ального знания в самостоятельную научную дисциплину, определившими предметы новой науки и сформулировав­шими специфические, лишь ей присущие методы, были француз Огюст Конт и англичанин Герберт Спенсер. Уже в их творчестве в полной мере отразился плюрализм[19] в подходах и многоаспектность новой зарождающейся науки. Так, если Конт был последовательным сторонни­ком положения, согласно которому лишь общество в целом и отдельные его социальные институты являются полноправным субъектом социальных отношений, лич­ность же - всегда лишь слепок, результат, продукт воз­действий общества, то Спенсер был страстным поборни­ком известного принципа laissez, из которого вытека­ет, что лишь личность - основной субъект всех социальных отношений, общество же - образование вто­ричное и безусловно подчиненное интересам отдельных личностей» [145. С.11-12].

Видный французский социолог нашего столетия Р.Арон в своем труде «Основные этапы развития социо­логической мысли» (М., 1992) к «основателям» социоло­гии причисляет следующих семерых ученых - Ш.Л -Мон­тескье, О.Конта, К.Маркса, А. де Токвиля, Э.Дюркгейма, В.Порето, М.Вебера . В монографии подробно рассмотре­ны их биографии и творчество. Р.Арон считает, что Ш.Л.Монтескье - «не предвестник социологии, а один из основоположников социологической доктрины» [14. С.ЗЗ]. По поводу Аристотеля он пишет: «Скорее Мон­тескье, чем Аристотель, достоин быть представленным в этой книге в качестве основателя социологии. Но если бы научный замысел считался более существенным, чем виде­ние социального , то Аристотель, вероятно, имел бы права, одинаковые с Монтескье или даже с Контом» [14 . С.25]. В галерее представленных в работе портретов социологов, к сожалению, отсутствует Г.Спенсер. Но Р.Арон объясня­ет это не умалением значимости Г.Спенсера, а плохим знанием оригиналов основных его работ и подчеркивает: «Я охотно признаю, что ему принадлежит заметное место» [14. С.28].

Как видно из вышеизложенного, в социологии XIX в. учеными выделяются две крупные фигуры - О.Конт и Г.Спенсер, сыгравших в тот период времени наибольшую роль в развитии социологи. При этом О.Конта называют первым основоположником или «отцом» социологии, а Г.Спенсера - вторым основоположником социологии. Некоторые исследователи усматривают в социологии Г.Спенсера продолжение эволюционного подхода О.Конта. Но Г.Спенсер отрицал влияние идей О.Конта на свою концепцию и даже специально в 1866 г. написал статью по этому поводу «О причинах моего разногласия с О.Контом» [см. подробнее: 2651.

Только в 1852 г., благодаря писательнице Джордж Эллиот и с ее помощью, Г.Спенсер начал знакомиться с идеями О.Конта, приступив, как он выразился, к чтению вступительной части к «Курсу положительной филосо­фии». По окончанию чтения он, во-первых, усомнился в возможности закона трех стадий, а во-вторых, отверг предложенную классификацию наук [см.: 119, Т.1. С.220]. Позднее Г.Спенсер писал: «Конт воздействовал на меня далеко не как учитель на ученика. Я обязан ему тем, что его противоположные воззрения во многом выяснили мне мои собственные. Отвергнув его учение о развитии наук, я тем самым наведен был на мысль изложить мои личные взгляды на этот предмет...» [цит. по: 119, Т.1. С.221].

Неоднократно доказывая оригинальность своего фи­лософского учения, он писал следующее: «Какова провоз­глашаемая Контом цель? Дать всестороннее описание прогресса человеческих концепций. Какова моя цель? Дать всестороннее описание внешнего мира. Конт пред­лагает описывать необходимое и реальное происхождение идей. Я предлагаю описывать необходимое и реальное происхождение вещей. Конт выступает за объяснение ге­незиса нашего знания природы. Моей задачей является объяснение... генезиса явлений, которые составляют при­роду. Одно является субъективным. Другое - «объектив­ным» [цит. по: 121. С.45]. М.М.Ковалевский, несмотря на отрицание Г.Спенсера влияния, оказанного на него идея­ми О.Конта, писал, что данное влияние было все-таки «весьма значительным» [120. С. 159].

Г.Спенсер начал свою научную деятельность во второй половине XIX в. (Social statics. L., 1851), Т.е. позже О.Конта, что было обусловлено во многом чисто объек­тивными причинами. В то время, когда вышла в свет первая небольшая брошюрка О.Конта «Проспект научных трудов, необходимых для реорганизации общества» (1822), как отмечал Н.И.Кареев, «мыслители, которым впоследствии суждено было оказать наиболее сильное влияние на современную социологию, были еще малыми детьми, Дарвину было 13 лет, Марксу - 4 года, Спенсеру - 2» [97. С.13].

Современником О.Конта был А.Кетле (О.Конт родил­ся 1898 г, а А.Кетле в 1896 г.), который также много сделал для развития новой науки об обществе. Н.М.Райхесберг в биографическом очерке, посвященном жизни и научной деятельности А.Кэтле, писал: «Конт и Кетлэ - два золотых имени, занесенных золотыми буквами на страницы истории общественной науки! Первый вызвал эту науку к жизни, в то время как второй создал возмож­ность ее дальнейшего существования и развития. Чья заслуга больше - трудно сказать; достоверно только то, что на том пути, который предначертал Конт, жизненная энергия этой юной науки вскоре оказалась бы истощен­ной» [204. С.61]. К.М.Тахтарев также считал, что справед­ливости ради следует отдать должное и творчеству А.Кетле. Он писал, что А.Кетле так же, как и О.Конт и Г.Спенсер, - это родоначальники новейшей социологии [см.: 268. С.8].

Но, к сожалению, в существующей литературе учены­ми рассматривается вклад А.Кетле в основном только в развитие статистики, по мнению многих ученых, он явля­ется отцом новейшей статистики [см.: 95. С.6; 83. С.66]. Незаслуженно мало внимания уделено его социологичес­ким взглядам. Можно считать, что именно эти два ученых XIX в. - О.Конт и А.Кеттле (Г.Спенсер, как отмечено

выше, начал свою научную деятельность позже их), сыг­рали решающую роль в процессе появления новой науки об обществе - социологии.

Они первыми (не считая А.Сен-Симона) заговорили о необходимости создания новой науки - науки об обще­стве, которая занималась бы изучением законов, прису­щих обществу, и главная цель которой заключалась в улучшении благосостояния народа. А.Кетле об этом пишет в своей двухтомной работе «Социальная физика, или Опыт исследования о развитии человеческих способ­ностей» (1835), а О.Конт в шеститомном «Курсе позитив­ной философии» (1830-1842). О.Конт в предисловии к первому тому «Курса» (1930), чтобы оставить ветвь пер­венства все-таки за собой, пишет о том, что «некоторые из изложенных в этом курсе основных идей моих были уже раньше высказаны мною в первой части сочинения, озаглавленного: Система положительной политики, напе­чатанного в мае 1822 года в количестве 100 экземпляров и перепечатанного в апреле 1825 года в более значительном числе экземпляров. Эта первая часть совсем не была опубликована обыкновенным порядком, а только в печа­ти сообщена большому числу европейских ученых и фи­лософов. Я счел нужным установить здесь, что первое сочинение мое было действительно выпущено в обраще­ние, так как в различных сочинениях, вышедших позже, изложены, без всякого упоминания о моих исследовани­ях, некоторые идеи, представляющие значительную ана­логию с моими, в особенности относительно обновления социальных теорий. Хотя, как это не раз обнаруживала история человеческого духа, лица, занимающиеся одной и той же отраслью знания, могут приходит даже без всяких сношений друг с другом к аналогичным воззрени­ям, я должен был все-таки определенно указать на более раннее появление моей малоизвестной в обществе рабо­ты, чтобы никто не подумал, что я извлек основания моих идей из сочинений, в действительности вышедших в свет после моего труда» [131. С.1-2].

Основная масса ученых сходится на мысли, что осно­вателем и «отцом» социологии следует считать О.Конта. Во многом такая точка зрения обусловлена тем, что имен­но он создал имя для новой науки, придумав новое слово «социология». Кроме этого, М.М.Ковалевский, обозревая современные ему социологические школы, неоднократно указывал, что «поднимаемые ныне вопросы и предлагае­мые ныне решения в зародыше или уже в более или менее развитом виде могут быть найдены еще у Конта» [1 19, Т.1. С. 195]. В частности, например, можно отметить предвос­хищение О.Контом более поздних идей Э.Дюркгейма и Т.Парсонса [см.: 187. С.41].

Следует отметить, что сам О.Конт, в четвертом томе своего «Курса», подробное рассмотрение значения вклада различных мыслителей в становление социальной науки начинает именно с Аристотеля, также своими непосредст­венными вдохновителями и предшественниками он счи­тал Ф.Бэкона, Ж.Б.Боссюэ, А.Смита, А.Ф.Тюрго, Ш.Л.Монтескье, Ж.А.Кондорсе. При этом Ж.А.Кондорсе он с благодарностью называл своим философским пред­шественником [см.: 26. С.341]. «Со времени Монтескье, - писал О.Конт в четвертом томе своего основного труда, - единственный важный шаг, который сделало до сих пор основное понятие социологии, обязан блестящему и несчастному Кондорсе» [цит. по: 270. С.100].

Огюст Конт (полное имя - Исидор Огюст Мария Франсуа Ксавье Конт) родился 19 января 1798 г. во фран­цузском городе Монпелье в семье финансового чиновни­ка. Систематического образования получить ему не уда­лось. После окончания школы-лицея в своем родном городе в 1814 г. он поступает в Политехническую школу в Париже, где усердно изучает математику и другие точные науки, а также читает труды по философским, экономи­ческим и социальным проблемам. Но уже в 1816 году, после одного из конфликтов, возникшего между учащи­мися и начальством, в котором О.Конт принимал очень активное участие, школа была временно закрыта, а О.Конт был отправлен в родной город под надзор поли­ции. Его антиклерикальные и республиканские взгляды стали причиной того, что после открытия школы он так и не был в ней восстановлен. Несколько месяцев он живет в Монпелье, и за это время ему удается прослушать в местном университете ряд курсов по медицине и физио­логии. После этого он опять возвращается в Париж, неко­торое время он дает частные уроки по математике, а с августа 1817 по 1824 гг. становится личным секретарем у известного французского мыслителя-утописта Клода Анри де Рувруа Сен- Симона (1760-1825) [14. С.130-131].

Справедливости ради следует отметить, что именно А.Сен-Симон первым поставил вопрос о необходимости создания новой науки об обществе, сочетающей теорети­ческий подход к познанию социальных явлений со стро­гими методами естествознания. Данная идея была им обоснована в написанной еще в 1813 г. работе «Очерк науки о человеке», но опубликованной только в январе 1859 г. «Задача, которую я себе поставил в этом очерке, - писал А.Сен-Симон, - заключалась в возведении науки о человеке на ступень наук, основанных на наблюдении» [220. С. 167], так как «гадательными идеями» невозможно было бы «установить ряд последовательных моментов в развитии успехов человеческого разума» [220. С. 167]. В этой своей работе он уже говорил как о положительных. опытных науках, так и о позитивной философии. По его мнению, «общая наука, Т.е. философия, должна была быть гадательной, пока гадательными были и частные науки: она стала наполовину гадательной и позитивной, когда некоторые из частных наук стали позитивными, а другие оставались еще гадательными; она станет совер­шенно позитивной, когда все частные науки станут тако­выми. Это будет тогда, когда физиология и психология будут основаны на наблюденных и исследованных фак­тах...» [220. С.148-149]. Поэтому А.Сен-Симон считал не­обходимым «сообщить науке о человеке позитивный ха­рактер, основывая ее на наблюдениях и разрабатывая методом, употребляемым в других отраслях физики» [220. С.201]. В «Письмах женевского обывателя», написанных еще в 1802 г., а появившихся в печати анонимно в 1803 г., А.Сен-Симон высказывает мысль о том, что науки обра­зуют ряд, в котором они расположены в зависимости от степени сложности изучаемых объектов [см.: 282. С.553; 221].

В 1822 г. О.Конт под влиянием А.Сен-Симона написал свой философский трактат «План научных работ, необхо­димых для реорганизации общества», в котором новая наука об обществе называлась «социальная физика». Ос­новной смысл «социальной физики» как «позитивного» метода познания заключался в открытии объективных законов развития общества, которые являются столь же важными и необходимыми, как «законы тяготения».

Обосновывая необходимость создания социальной физики, О.Конт пишет: «Теперь, когда человеческий дух создал небесную физику, физику земную, механическую и химическую, а также и физику органическую, расти­тельную и животную, ему остается только закончить сис­тему наблюдательных наук созданием социальной физи­ки» [131. С.II]

По О.Конту, «социальная физика», или социология, состояла из социальной статики и социальной динамики. Под социальной статикой он понимал взаимоотношение между социальными институтами. Общество, по его мне­нию, было подобно живому организму, в нем все части были гармонично согласованы между собой. Так же, как нельзя в отрыве от целостного живого организма изучать функционирование любого органа, так же нельзя вне рамок всего общества в конкретный период времени изу­чать политику и государство. Таким образом, социальная статика представляет собой как анатомический анализ структуры общества в определенный, конкретный период, так и анализ элемента или элементов, которые определя­ют консенсус, то есть превращают совокупность индиви­дов или семей в коллектив, способный из множества существующих институтов организовывать единство [14. С.II 1].

Под социальной динамикой О.Конт подразумевал про­цессы социальных изменений. Она с самого начала слу­жила простому описанию этапов, которые последователь­но проходили общества. Динамика была подчинена ста­тике, но, несмотря на это, О.Конт считал ее наиболее существенной для изучения общества, так как она спо­собствует реформам и с помощью ее можно исследовать естественные изменения, которые происходят после пере­устройства или распада социальных структур. В отличие от истории, изучающей факты и наблюдающей за преем­ственностью различных учреждений, социальная динами­ка имела своей целью изучение последовательных и необ­ходимых этапов становления разума человека и обществ [14.С.111].

Возникшие между О.Контом и А.Сен-Симоном раз­ногласия по основным теоретическим и политическим вопросам [см.: 187. С.26], последней точкой выступило опубликование в 1824 г. А.Сен-Симоном в «Катехизисе промышленников» работы О.Конта без указания автора, привели к разрыву между этими великими учеными [см.: 14. С. 131]. После этого О.Конт больше никогда не имел уже работы с постоянным заработком. С 1832 г. по 1851 гг. он работал репетитором по анализу и механике в Поли­технической школе, с 1836 г. по 1844 гг. - экзаменатором в этой же школе. С 1831 г. до 1847-1848 гг. он читал бесплатный курс популярной астрономии в мэрии Третьего округа Парижа. Жил О.Конт в основном за счет помощи оказываемой с 1845 г. Дж.Ст.Миллем и несколь­кими английскими богачами, а с 1848 г. - Э.Литтре и небольшим количеством (около сотни) своих последова­телей и поклонников [см.: 14. С.131-132; 26. С.321-322].

Следует отметить, что характер у О.Конта был доста­точно сложным. «В обращении Конта, - как вспоминал один из его учеников, - видны были странности его характера. Считая себя непогрешимым, он не допускал никаких возражений и говорил иногда такие нелепые вещи, что все невольно начинали улыбаться... Самой вы­дающейся чертой характера Конта было тщеславие. Он мнил себя первым ученым в мире и считался только с Литтре. Нелепости и злобные выходки мало-помалу от­толкнули от него всех его учеников, и он жил в одиноче­стве. Впоследствии он поссорился со своей женой и с Литтре, несмотря на то, что без него он умер бы с голоду, после того, как у него отняли кафедру в Политехнической школе» [179. С.343-344). Несмотря на это, умирает он от рака 5 сентября 1857 г. в Париже, окруженный своими учениками [14. С.132; 26. С.363].

Неудачно сложилась и его личная жизнь. Интерес к личной жизни О.Конта связан с тем, что она оказала сильное влияние на его философскую деятельность. После того как он покинул родной город, родители ника­кой материальной поддержки ему не оказывали. В связи с тем, что педагогическая деятельность в учебных заведени­ях ему была запрещена, после разрыва с А.Сен-Симоном ему приходилось перебиваться только за счет частных уроков по математике. Положение еще больше ухудши­лось после его женитьбы в 1825 г., так как невеста была тоже неимущей, у нее было немного денег лишь только на «обзаведение» (в 1843 г. после неоднократных ее «уходов» от него, он с ней порывает окончательно). В добавок ко всему количество желающих брать у него уроки в это время снизилось до одного человека. Поэтому он с радос­тью ухватился за поданную ему одним из его друзей мысль устроить чтение публичных лекций по философии, над разработкой курса которых он уже давно трудился. Таким путем он, во-первых, улучшал свое материальное положение, а во-вторых, мог открыто заявить о себе как творце новой философии, распространение которой уже было им начато [см.: 325. С.22-23].

В марте 1826 года он дает объявление о чтении своего курса. Курс был рассчитан на 72 лекции. По программе две первые лекции, своего рода вступление, он предпола­гал посвятить изложению цели и плана курса. Следующие затем 16 лекций - математике, потом 30 лекций - на­укам, занимающимся неорганическими телами (астроно­мии, физике и химии), и последние 20 лекций - наукам, изучающим органические тела (физиологии и тому, что он в то время называл общественной физикой) [см.: 325. С.23; 26. С.312]. Данный план, с незначительными изме­нениями, впоследствии был им сохранен и при написа­нии «Курса положительной философии».

В апреле 1826 г. О.Конт начинает читать платные публичные лекции по курсу философии. О том, что он заранее мог рассчитывать только на небольшую аудито­рию, говорит тот факт, что лекции он собирался читать у себя на дому. Билеты в основном распространялись среди знакомых или знакомых знакомых. Но среди этих немно­гих немало было избранных [см.: 325. С. 23]. По воспоми­наниям О.Конта [см.: 131. С.1], среди первых слушателей, удостоивших лестными отзывами его лекции, были пер­воклассные ученые, члены Академии наук: немецкий ес­тествоиспытатель, географ и путешественник Александр Гумбольдт, французский зоолог, анатом Анри Бленвиль и французский математик Луи Пуансо. Но, к сожалению, на третьей лекции, из-за тяжелого психического заболева­ния, в этом же году курс лекций был сорван [см.: 325. С.24; 26. С.313]. И только с 4 января 1829 г. курс был повторен. Лекции читались опять на дому перед неболь­шой, но при этом достаточно избранной аудиторией. Слу­шателями данного курса были секретарь Академии Наук - известный французский математик и физик Жан Ба­тист Жозеф Фурье, члены этой Академии - Анри Блен­виль, Луи Пуансо, Анри Навье, профессора - Бруссе, Эскираль, Бине и др. [см.: 131. С.1;325. С.25]. Положи­тельные отзывы о прочитанном курсе подтвердили уве­ренность О.Конта в том, что «этот курс может с пользой получить и более широкую известность» [131. С. 1], и с 9 декабря 1829 г. он начинает читать свои лекции в Коро­левском Атенее в Париже по тому же плану, но в сокра­щенном варианте.

На этих лекциях, судя по всему, присутствовали и русские, подтверждением этого служат воспоминания М.М.Ковалевского в его статье «Из истории нашего об­щения с западной философией» (1915), где он вспоминал, что «в «Русской Мысли» немного лет тому назад при­шлось прочесть письмо некоего, если не ошибаюсь, Сало-ва, который говорил о том впечатлении, какое Конт про­извел на него своими лекциями в Кие йе Тоитоп, лекция­ми, читанными в довольно скромной аудитории и собиравшими всего-на-всего несколько десятков человек, в числе их двух-трех выдающихся ученых, напр. Бленвиля» [см.: 120. С.160].

В 1830 г. выходит в свет первый том шеститомного «Курса положительной философии» (Cours de philosophie positive), следующие пять томов последовательно выходят в 1835, 1838, 1839, 1841 и 1842 гг., в основе которых лежали созданные О.Контом 72 лекции [см.: 14; с. 131; 325. С.23]. Свое понимание новой науки, именуемой со­циологией, О.Конт изложил в трех последних томах «Курса положительной философии» и особенно в четвер­том томе (1839 г.), в котором в 47-й лекции он впервые и употребляет слово «социология». В русском переводе дан­ный труд был назван «Курс положительной философии».

Следующий свой фундаментальный четырех томный труд «Система позитивной политики, или Социологичес­кий трактат об основах религии человечества» (Systeme de politique positive) (тома выходили в свет в 1851, 1852, 1853 и 1854 гг.) он посвятил основам политики и религии будущего. Также при жизни О.Конта были опубликованы: «Философский трактат по популярной астрономии» (1844), «Рассуждение о духе позитивной философии» (1844), «Рассуждение о позитивизме в целом» (1848-1851), «Катехизис позитивизма, или Суммарное изложение все­общей религии» (Catechisme positivi) (1852), «Призыв к консерваторам» (1855) и «Субъективный синтез, или Уни­версальная система понятий, свойственных нормальному состоянию человечества» (Sinthese subjective) (1856) и после смерти - «Завещание Огюста Конта» в четырех томах. Несмотря на издание фундаментальных многотом­ных трудов, О.Конт не был в свое время в полной мере признан академическими кругами Франции [см.: 26. С.320]. Кроме этого, у него было много врагов в ученом мире. Неоднократные просьбы о создании кафедры ока­зываются безуспешными [см.: 14. С.131- 132; 325. С.26-28 и др.].

Интересно, что руководящим принципом у него был принцип «мозговой гигиены» («умственной гигиены») - воздерживание от любого чтения, в том числе полное игнорирование всех научных публикаций, для того чтобы не засорять ум лишней бессмысленной информацией. Исключение составляли несколько книг любимых писа­телей, в основном поэтов древности, имеющиеся в его личной библиотеке. Э.К.Ватсон, в своем очерке «Огюст Конт и позитивная философия», в котором был дан исто-рико-критический анализ мировоззрения О.Конта, писал, что последний впоследствии даже «хвалился в письме к мисс Мартино, что с 1838 года (в это время ему было уже 40 лет. - С.Н.) он не читал ни одной газеты и ни одного журнала, не исключая даже журналов научного содержа­ния, и что он ограничивал все свое чтение немногими любимыми поэтами. Он находил, что шестнадцатилетнее применение этой мозговой гигиены принесло ему вели­чайшую пользу» [26, .0.353].

О том, как О.Конт создавал свои труды, подробно рассказывает В.И.Яковенко: «Благодаря громадной памя­ти Конт удерживал в голове не только нужную ему массу фактов, но и весь последовательный ход развития своих мыслей. Приступая к работе, он сначала долго обдумывал ее, выясняя вполне план и основные идеи, обдумывал все подробности до мельчайших и самое изложение. Так что, прежде чем писать, у него в голове было уже совершенно закончено и отделано задуманное произведение. И все это делалось без всяких набросков, заметок, конспектов. Затем он говорил себе, что книга собственно уже готова, остается только написать ее, и он приступал к этой чисто внешней для него операции. Взявшись за перо, он остав­лял его, только дописавши последнее слово, только изло­живши на бумаге все то, что было у него в голове. Он превращался в пишущую машину, писал почти без пома­рок и тотчас же отдавал в типографию, поспевая работать за наборщиками. В корректуре он также не делал почти никаких исправлений и читал всего лишь одну корректу­ру. Да не подумает читатель, что мы говорим о каких-либо мелких статьях. Нет, таким образом был написан и отпе­чатан шеститомный «Курс положительной философии», чем, вероятно, и объясняются встречающиеся в нем по­вторения, длинноты и местами тяжесть слога. Всего этого Конт легко мог бы избегнуть, если бы перечитал несколь­ко раз написанное или по крайней мере делал исправле­ния в корректуре» [325. С.31-32].

О.Конт считал, что с помощью науки можно познать скрытые законы, которые управляют всеми обществами. Новую молодую, по его мнению, науку он называл «соци­альная наука», «социальная философия», «социальная физиология» и чаще всего «социальная физика». Терми­ном «социальная физика» он пользовался до 1839 г. Узнав, что некий бельгийский статистик А.Кетле тоже употребляет эту терминологию, при этом в своей работе «Социальная физика и опыт исследования о развитии человеческих способностей», напечатанной в 1835 г., сво­дит «социальную физику» лишь к статистическому иссле­дованию общественной жизни, О.Конт придумывает со­вершенно новое слово «социология», правда, использовав для этого варварский метод (за что был подвергнут крити­ке со стороны многих ученых), соединив два слова из двух разных языков: латинского cosietas - общество и гречес­кого logos - слово, понятие, учение. Таким образом, этимологически социология - наука об обществе. О. Конт, в отличие от А.Кетле, считал, что новая наука об обществе должна быть не описательной, а теоретической, Т.е. она должна стать дополнительной частью естествен­ной философии и заниматься изучением основных зако­нов, которые присущи социальным явлениям. В 1839 г. О. Конт в четвертом томе своей важнейшей работы «Cours de philosophie positive» впервые использовал термин «со­циология» и выдвинул задачу изучения общества на науч­ной основе. В 47-й лекции на странице 245 впервые употребив термин «социология», в примечании он оправ­дывает введение нового термина следующим образом: «Мне кажется, что я должен рискнуть употребить здесь этот новый термин, вполне равносильный уже введенно­му мною наименованию «социальная физика», чтобы иметь возможность обозначить одним словом эту заклю­чительную часть естественной философии, относящуюся к позитивному изучению основных законов, свойствен­ных социальным явлениям. Необходимость такого наименования, отвечающего специальному назначению этого тома, оправдает, надеюсь, это последнее пользование за­конным правом, к которому я всегда прибегал со всей возможной осмотрительностью, не переставая испыты­вать глубокое нерасположение к обычаю систематических неологизмов[20]» [цит. по: 289. С. 204]. Но, несмотря на введение нового термина для обозначения новой науки, О.Конт продолжал и дальше наравне с ним использовать старые термины.

Необходимо отметить, что хотя идея «социальной фи­зики» возникла еще в XVII в., и в первой четверти XIX в. она особенно пропагандировалась А.Сен-Симоном, но до О.Конта никому не удалось развить эту идею так полно, обоснованно и систематично. Следует отметить, что «со­циальная физика», или социология, не сводит обществен­ные явления к физическим. По мнению О.Конта, наука об обществе должна заимствовать у физики и других естественных наук их наглядный убедительный характер, проверяемость, объективность, общепризнанность.

Для иллюстрации некоторых положений учения О.Конта приведем отрывок из его первой лекции «Курса положительной философии». Он рассуждал следующим образом: «Чтобы лучше объяснить истинную природу и особый характер положительной философии, необходимо прежде всего бросить общий взгляд на последовательное движение человеческого духа, рассматривая его во всей совокупности, так как ни одна идея не может быть хоро­шо понята без знакомства с ее историей.

Изучая таким образом весь ход развития человеческо­го ума в различных сферах его деятельности, от первого простейшего проявления до наших дней, я, как мне ка­жется, открыл главный основной закон, которому это развитие подчинено безусловно и который может быть твердо установлен или путем рациональных доказа­тельств, доставляемых знакомством с нашим организмом, или с помощью исторических данных, извлекаемых при внимательном изучении прошлого. Этот закон состоит в том, что каждая из наших главных идей, каждая из отрас­лей нашего знания проходит последовательно три различ­ных теоретических состояния: состояние теологическое или фиктивное; состояние метафизическое или абстракт­ное; состояние научное или положительное. Другими сло­вами, человеческий дух по самой своей природе в каждом из своих исследований пользуется последовательно тремя методами мышления, по характеру своему существенно различными и даже прямо противоположными друг другу: сначала теологическим методом, затем метафизическим и, наконец, положительным методом. Отсюда и возника­ют три взаимно исключающие друг друга вида филосо­фии, или три общие системы воззрения на совокупность явлений: первая есть необходимая исходная точка челове­ческого ума; третья - его определенное и окончательное состояние; вторая служит только переходной ступенью.

В теологическом состоянии человеческий дух, направ­ляя свои исследования главным образом на внутреннюю природу вещей, первые и конечные причины порождаю­щих его явлений, стремясь, одним словом, к абсолютному познанию, воображает, что явления производятся пря­мым и постоянным воздействием более или менее много­численных сверхъестественных факторов, произвольное вмешательство которых объясняет все кажущиеся анома­лии мира.

В метафизическом состоянии, которое на самом деле представляет собою только общее видоизменение теологи­ческого, сверхъестественные факторы заменены абстракт­ными силами, настоящими сущностями (олицетворенными абстракциями), неразрывно связанными с различными ве­щами и могущими сами собою производить все наблюдае­мые явления, объяснение которых состоит в таком случае только в подыскании соответствующей сущности.

Наконец, в положительном состоянии человеческий дух познает невозможность достижения абсолютных зна­ний, отказывается от исследования происхождения и на­значения существующего мира и от познания внутренних причин явлений и стремится, правильно комбинируя рас­суждение и наблюдение, к познанию действительных за­конов явлений, Т.е. их неизменных отношений последо­вательности и подобия. Объяснение явлений, приведен­ное к его действительным пределам, есть отныне только установление связей между различными отдельными яв­лениями и несколькими общими фактами, чисЛо которых уменьшается все более и более по мере прогресса науки» {131. С.3-4]. Выдвигая свой «закон трех стадий», он опи­рается на уже высказанную Дж.Вико и А.Тюрго идею о трех стадиях истории умственного развития, которые про­ходит человеческий дух. Но, в отличие от них, О.Конт подчеркивает, что природа является единственным источ­ником всех явлений (см.: 131. С.4]. Большое влияние на формирование взглядов О.Конта, как уже подчеркивалось выше, оказали идеи о естественно-закономерном разви­тии человеческого общества Ш.Л.Монтескье и Ж.А.Кон-дорсе.

Необходимость создания новой науки О.Конт объяс­нял следующим образом: «В настоящее время каждая из наук настолько развилась, что изучение их взаимных от­ношений может дать материал для целого ряда исследова­ний, а вместе с тем новая наука становится необходимой для того, чтобы предупредить разрозненность человечес­ких понятий» [131. С.14].

Слово позитивное, в переводе на русский язык - положительное, О.Конт использует для обозначения «новой общей философии». Сущность слова положитель­ное. как отмечает О.Конт в своей работе «Дух позитивной философии» (М.. 1910), заключается в следующем:

- во-первых, «слово положительное означает реальное в противоположность химерическому» [130. С.34], Т.е. новое мышление посвящено исследованиям, доступным нашему уму, оно исключает непроницаемые тайны;

- во-вторых, оно «указывает контраст между полезным и негодным» [130. С.34], Т.е. все умозрения должны быть направлены на то, чтобы «беспрерывно улучшать условия нашего действительного индивидуального или коллектив­ного существования, вместо напрасного удовлетворения бесплодного любопытства» [130. С.34];

- в-третьих, оно «употребляется для определения про­тивоположности между достоверным и сомнительным» [130. С.34];

- в-четвертых, «состоит в противопоставлении точного смутному» [130. С.35];

- в-пятых, «употребляется, как противоположное от­рицательному» [130. С.35]. Предназначение новой фило­софии заключается в том, чтобы преимущественно орга­низовывать, а не разрушать.

Первые четыре характерные для новой философии черты отличают ее от всех предшествующих форм, свой­ственных первоначальной философии: теологической и метафизической. Пятое указывает ее отличие от господ­ствующего до этого метафизического духа, который мог быть только критическим [130. С.35].

«Основная характерная черта положительной филосо­фии, - пишет О.Конт, - состоит в признании всех явлений подчиненными неизменным естественным зако­нам, открытие и низведение числа которых до минимума и составляет цель всех наших усилий, хотя мы и признаем абсолютно недоступным и бессмысленным искание пер­вых или последних причин... Мы не претендуем на указа­ние первопричины явлений, так как таким образом мы только отодвинули бы затруднение назад; мы ограничива­емся точным анализом обстоятельств возникновения яв­лений и связываем их друг с другом естественными отно­шениями последовательности и подобия» Ц31. С.8).

В высказанной О.Контом мысли, что «если, с одной стороны, всякая положительная теория должна непре­менно опираться на наблюдение, то, с другой стороны, для того, чтобы приступить к наблюдениям, наш ум нуж­дается уже в какой-нибудь теории» Ц31. С.6], просматри­вается разделение социологии на теоретическую и эмпи­рическую, а также на взаимную связь и обусловленность одной от другой. Он считает, что «все наши познания должны быть основаны на наблюдении, что мы должны переходить то от фактов к принципам, то от принципов к фактам» [131. С.17].

О.Конт разработал классификацию наук. «Иерархия основных наук» выглядит следующим образом: математи­ка - астрономия - физика - химия - биология - социология. При этом каждая наука более высокого по­рядка подразумевает предшествующую как свою необхо­димую предпосылку. Чтобы заниматься социологией, не­обходимо хорошее знание всех предшествующих ей наук. Биология, по мнению О.Конта, является наиболее близ­кой к социологии наукой. За то, что в данной классифи­кации не нашлось место психологии, в дальнейшем он подвергался многочисленным нападкам со стороны уче­ных. Создание классификации наук было обусловлено необходимостью определения места социологии в системе наук. Определив место социологии в системе существую­щих наук, О.Конт тем самым заложил основу для буду­щей академической институционализации социологии как отдельной науки.