III. Англия и Средняя Европа

За рассматриваемую эпоху, иудаизм в этих странах не имел возможности ни перенести сюда своё центральное правительство, ни хотя бы приурочить его деятельность к какой‑либо из них. Да в этом и не было надобности, ибо, как мы знаем главное управление еврейством (эшмалотарки) находилось до XI века по Р.Х. в древней Вавилонии, а затем ещё в XV столетии пребывало в Константинополе. С другой стороны, указанный период отмечен на Западе гонениями евреев местами, например, в эпоху Крестовых походов, доходившими до истребления их поголовно. Тем не менее, развиваясь на протяжении веков, программа иудейская не утрачивала своего применения по мере возможности и в данные времена. Сколь бы это ни было удивительным, такому порядку вещей способствовали сами же римские папы. Никогда не происходило погромов “избранного” народа в Риме. Наоборот, как это признано в 1807 г., даже иудейским Синедрионом в Париже именно католическому клиру еврейство обязано в течение Средних веков покровительством деятельным и непрерывным. А если инквизиция сжигала, наравне с другими еретиками, иудействующих христиан, то и в этом нельзя видеть вражды римского престола к евреям некрещёным. Тем не менее, вопреки означенному положению иудаизм не переставал подкапываться под самые устои папства, а с другой стороны не отрекался, разумеется, от своего национального искусства “плодиться и наживать деньги”.

Единственным исключением представлялась Британия, где, быть может, волки тогда ещё не были истреблены, но зато евреев не оказывалось вовсе. Будучи изгнаны в конце XIII столетия, они вернулись только при Кромвелле в XVII столетии. Среди разных других условий пребыванию здесь еврейства мешал и сам характер населения британских островов. Есть разница между французами и англичанами. Тогда как Генрих IV хотел бы видеть курицу в супе у каждого из своих подданных, мировоззрение “просвещённых мореплавателей” и тогда уже сводилось к иному понятию: “когда бедняк ест курицу, то либо он сам, либо курица - больны”…

В Голландии первые еврейские поселенцы были, повидимому, беглыми сефардимами, вероятно скрывающимися от испанских вестготов. Впоследствии иудеи монополизировали там гранение и торговлю бриллиантами, с открытием же колонии захватили наравне с португальскими евреями и куплю‑продажу тропических произведений, а в особенности сазара. Отсюда понятны яркий расцвет со временем биржевого дела, а затем и выступление голландских евреев на сцену государственных займов. Тогда голландские евреи объявились первыми кредиторами России. Впрочем, между ними, сколько известно, и до сих пор фигурирует банкирский дом “Липеман, Розенталь и К°”, основатель которого Ицка Липпман, мелкий фактор, был привезён Бироном из Курляндии в Петербург и при содействии временщика быстро разбогател, впоследствии же перебрался в Голландию…

Священная Римская империя, т. е. нынешняя Германия и Австрия, а за ними и Швейцария, аппенинский и балканский полуострова подобно Сирии, являлись в свою очередь крупными источниками обогащения сынов Иуды в мистическую эпопею Крестовых походов, когда имущество христиан отбиралось кагалом за безценок. Впрочем, и раньше, около тысячного года по Р.Х., когда на Западе ожидалась кончина мира, а верующие спешили отрешиться от всех благ земных, иудейство завладевало таковыми в свою очередь, тем легче, чем само решительнее избегало помышлять о благах небесных… Наряду с приобретением материальных средств борьбы иудаизм не покидал своего замысла и о разрушении папства “идеями”. Ясно, что деятельность в этой области прикрывалась “велениями свободы и культуры”. Посему мы встречаем “либерализм” евреев уже на рассвете эпохи Возрождения, а значит, и среди междоусобий Реформации. Весьма заметную роль в этом движении опять сыграли голландские евреи. Опера “Иоанн Лейденский”, драма “Уриэль Акоста”, имена Рейхлина, Эразма Ротердамского, Меланхтона и Спинозы достаточно за себя говорят.

Наряду с Голландией, сефардимы бежали в Венецию, где даже в Средние века образовалось одно из весьма видных гнёзд иудаизма. Надо ли удивляться, что именно в Венеции (1520-1524 гг.) не замедлило явиться полное издание талмуда, да ещё одновременно с сожжением в Виттемберге (16 декабря 1520 г.) Лютером на костре буллы Льва X, проклинающей Реформу, а с ней - целой массы папских декреталий, распоряжений и узаконений. При этой церемонии Лютер, как говорят, гневно воскликнул: “Pestis eram vivus, - moriens em mors tua, papa!”… [138]

Если проклятие этого рода не было подсказано кагалом, то он, без сомнения, готов объявить его своим девизом, с тем разве отличием, что сам умирать вместе с папством не собирается.

Подобно тому, что нам известно в отношении Талмуда и Корана, сближение лютеранства и еврейства не страдает от фактора, что к Лютеру равным образом относят верное предостережение: “после дьявола у тебя, христианин, нет опаснейшего врага, чем еврей!…” Ренан же прямо утверждает, что Раши (знаменитый средневековый раввин Шелома бен Иицхаки) и Тосефисты дали Николая де Лира, а Николай де Лир дал Лютера… В согласии с этим было замечено, что чем дальше по своим наклонностям живёт страна от Евангелия и чем в миросозерцании своём больше приближается она к произволу в толковании Пятикнижия (Сойфер‑Тойре), тем она ближе склоняется к талмудизму со всеми его последствиями и тем глубже своим национальным характером походит на еврейство.

Пуританин Кромвелл призвал сынов Иуды в Англию. Именно Великобритания и такие протестантские страны, как Пруссия либо её выходцы - остзейские бароны, или как голландцы, особенно в их колониальной политике, всегда отличались алчной жестокостью по отношению к другим национальностям и религиям.

В протестантской Швейцарии сложилась поговорка, что “один женевец стоит шести жидов, а один невшателец - шести женевцев”… Земля квакеров в Северной Америке, а на первом плане Бостон и Филадельфия, замечательны еврейскими племенами своих жителей, даваемыми из поколения в поколение, как бы умышленно для того, чтобы никто уже не сомневался в свойстве религии, которую там исповедуют… В настоящее время штаты Новой Англии, преимущественно же Коннектикут, Нью‑Йорк и Пенсильвания, не только вполне ожидовлены, но своим кагальным духом заражают торговлю, промышленность и самое правительство Соединённых Штатов.

В итоге, невзирая на всю ненависть Лютера к сынам Иуды, его учение принимается ими гораздо легче, чем другие христианские исповедания и даже рассматриваются юдофилами как шаг к еврейству.

Заключая очерк по вопросу об иудейском правительстве на Западе Европы в средние века, мы для полноты картины обязаны вновь напомнить о Борухе Спинозе.

Любимым занятием еврейского философа, как утверждают его биографы, было наблюдать по углам своей комнаты истребление мух пауками. Ему же принадлежат и следующие положения: “Человеческие пороки возникают из жизненной необходимости, как из сущности треугольника вытекает равенство его углов двум прямым. Поэтому нет основания что‑либо ненавидеть или презирать. Мудрец не знает ни сострадания, ни раскаяния. Он любуется страстями, так как видит в них доказательство энергии и разнообразия природы. Человек есть только один среди других предметов мира. Стремление устоять в своём бытии и соответственная сила - вот естественное право человека. В государстве он действует, как и в первобытном соотношении, по законам природы и заботится о собственной выгоде. Мотивы, побуждающие людей жить и действовать согласно государственному порядку, вполне безразличны. Большая рыба, естественно, глотает маленькую…”