История борьбы с наркоманией в странах Запада

Риск эпидемического распространения наркомании и тяжелых демографических последствий сегодня имеет место для всех высокоразвитых стран мира. Поэтому особенно важен опыт борьбы с наркоманией в таких странах, например, в северной Швеции, в которой эпидемическое распространение наркомании было особенно опасным. Собственно эпидемия наркомании в Швеции началась после окончания Второй мировой войны, и она оказалась весьма масштабной. К настоящему времени наркоэпидемия в Швеции хорошо изучена и документирована, поэтому шведский опыт ее подавления представляет особый интерес для специалистов России, как “натурный” эксперимент с наркоманией в промышленно-развитой стране Запада с устойчивой рыночной экономикой.

Распространение наркотиков шло и идет в странах Запада почти исключительно за счет личных контактов, где опытный наркоман обучает новичка – друга, приятеля или сексуального партнера. Вовлечение других происходило обычно на ранней стадии развития процесса наркотизации у самого индивидуума, то есть до того, как начали проявляться наркоманические синдромы - психической, физической зависимости и различные социальные последствия наркомании.

Начальный период наркотизации (особенно употребление героина) довольно краток, не больше нескольких недель или месяцев, в то время как для марихуаны он составляет несколько лет. Очень малая часть новых наркоманов вовлекается торговцами наркотиками или случайными знакомыми. Торговцы наркотиками появляются позднее и играют деструктивную роль, поддерживая уже выраженный процесс наркотизации и способствуя рецидивам наркомании у тех, кто пытается не употреблять наркотики. Для наркоэпидемии характерно стремительное ее распространение, при этом во многих странах Запада в течение долгого времени наблюдалось нарастание численности наркоманов в геометрической прогрессии со временем удвоения численности наркоманов в 2-3 года. Так в Швеции, число наркоманов, употребляющих амфетамин внутривенно, с 1946 по 1968 гг. удваивалось через каждые 13 месяцев. В Англии в течение десяти лет с 1959 по 1968 гг. количество наркоманов, потребляющих героин, удваивалось через каждые 16 месяцев.

Общая восприимчивость и массовость наркоэпидемии взаимосвязаны (см. рис. 5). Тот факт, что до второй мировой войны в Западной Европе никто не курил марихуану и не вводил себе наркотики внутривенно, объясняется тем, что это было здесь не принято. Люди, восприимчивые к наркотикам, существовали в Западной Европе и ранее, но они не подвергались воздействию со стороны сообщества наркоманов и общественной среды, контролируемой наркобизнесом. При определенном давлении этой среды, которое можно называть массовостью наркомании, восприимчивые к наркотикам люди реагировали по-разному. Одни начинают принимать наркотик сразу же, другие – через некоторое время, третьи – только тогда, когда давление наркотической культуры возрастет еще больше.

Шведская наркоэпидемия стала массовой в результате одновременного действия нескольких факторов. Наркоэпидемия началась с “завоза” наркотиков из США, а употребление наркотиков внутривенно было зарегистрировано в США еще в 1926 году. Это обстоятельство не вызвало никакого интереса в Западной Европе до тех пор, пока несколько европейцев (в том числе швед) не “обучились” в США технике внутривенного введения наркотиков. Когда этот наркоман вернулся в Швецию, то он перенес эту технологию наркомании на компанию своих приятелей, ведущих богемный образ жизни. Некоторые члены этой группы ранее употребляли амфетамины в виде таблеток, как препарат медицинского лечения от алкоголизма. Именно в этой группе (группе риска) началась наркоэпидемия с инъекционной техникой наркомании. До 1949 года насчитывалось несколько десятков случаев наркомании среди богемы, однако ни одного случая за пределами этой группы не наблюдалось. В 1949 году наркоэпидемия внутривенного употребления наркотиков вышла за пределы этой группы благодаря девушкам-моделям, и затем укоренилась среди их знакомых.

Летом 1954 года были выявлены первые случаи инъекционной наркомании в Западной Европе. В 1956 году наркоэпидемия инъекционной наркомании была занесена в другие города Швеции и затем вышла за пределы этой страны, охватив в 1965 году Финляндию, в 1966 году Данию, в 1967 году Норвегию и в 1972 году Германию. В 1965 году в Швеции была введена в действие ультралиберальная политика государства в отношении наркотиков. Врачам Швеции было дано право выписывать наркоманам наркотики как средство лечения - амфетамин и морфин для их собственного инъекционного употребления. В результате количество наркоманов возросло за три года в 2 раза. Как реакция на катастрофические последствия ультралиберальной политики Швеции в 1969-1970 годах была введена в действие особо жесткая ограничительная политика по обороту наркотиков, которая привела к тому, что наркоэпидемия затормозилась.

Однако пик шведской наркоэпидемии пришелся на 1972 год, когда в стране были ликвидированы несколько крупных наркосиндикатов, строивших свой бизнес на распространении наркотиков. Система продажи наркотиков была мгновенно ими реорганизована, и наркомания “ушла” на черный рынок. Так как спрос на наркотики среди многочисленных наркоманов оставался практически неизменным, то “давление” на наркорынок даже увеличилось. Впервые в 70-е годы на черном рынке Швеции утвердился героин, спровоцировав второй виток наркоэпидемии. Его кульминация приходилась на 1976 год, когда 60% преступников в Стокгольме были внутривенными наркоманами.

Правительству Швеции путем целого ряда небольших изменений в законодательстве в сторону ужесточения наказания удалось снизить потребление наркотиков на 40%, и на этом уровне наркомания еще долгое время оставалась стабильной. В 70-е годы наркоэпидемия распространилась по всей Швеции, даже в отдаленных маленьких городках и поселках можно было встретить инъекционных наркоманов, употребляющих героин.

Путем опроса (времени начала приема наркотиков и возраста наркоманов) специалистам удалось “восстановить” историю развития наркоэпидемии в г. Стокгольме. Стало очевидным, что драматические последствия ультралиберализации и легального распространения наркотиков в 1965-1967 годах стали причиной формирования мощной наркоэпидемии в этой стране. Смертность среди инъекционных наркоманов в это время была в 7-13 раз выше “естественной нормы”, что привело к “оттоку” наркоманов из сообщества. Кроме того, невозможность финансировать столь дорогостоящее пристрастие привело к тому, что около 30% наркоманов прекращали прием наркотиков примерно через 10 лет после начала наркотизации.

Как бороться с проблемой наркомании? Многие исследователи считают, что на факторы индивидуальной восприимчивости людей к наркотикам трудно повлиять, поскольку они включают в себя все события по формированию личности каждого индивидуума с детства до момента приема наркотика. Между тем на факторы давления наркосреды и структур наркорынка вполне можно влиять путем выработки специальных мер. Так, численность опиатных наркоманов в США с 1923 по 1939 гг. была понижена на 90% без всякого улучшения лечения или исследований по проблеме наркомании. Основным инструментом явилась жесткая и последовательная ограничительная политика государства, которая решающим образом снизила давление среды на отдельных индивидуумов.

Таким же образом, в 20-е годы была остановлена кокаиновая эпидемия в Германии и крупномасштабная амфетаминовая эпидемия в Японии, сформировавшаяся после Второй мировой войны. Японская эпидемия возникла в конце войны, когда стратегические запасы амфетамина МО Японии попали в руки гражданских лиц. Наркомания началась среди джазовых музыкантов, артистов, художников и проституток, но очень скоро охватила широкие слои населения. Японские власти приняли ряд мер, однако они были запоздалыми, ограниченными и слабыми. Японская наркоэпидемия достигла своего пика в 1954 году, когда по расчетам их специалистов около двух из 100 миллионов населения страны употребляли амфетамин в таблетках, а еще полмиллиона вводили его себе внутривенно. Только тогда в Японии началось резкое ужесточение политики государства в отношении наркотиков (введено тюремное наказание на срок от 3 до 6 месяцев за хранение наркотиков, на срок от 1 до 3 лет - за продажу другим лицам и 5 лет - за незаконное производство амфетамина). В 1954 году, т.е. в первый год проведения ограничительной политики, за преступления, связанные с амфетамином, в Японии было арестовано 55 тыс. человек, но уже через четыре года всего только 270 человек.

Таким образом, наркоэпидемия в Японии была существенно ограничена, но не уничтожена. В Японии само государство активно вмешалось в судьбы 15% инъекционных наркоманов из этого сообщества. Остальные наркоманы прекратили прием наркотиков из страха, когда ограничительная политика государства стала реальностью. Необходимо отметить, что такая политика государства основывалась на полном политическом единодушии всех партий в стране и пользовалась широкой народной поддержкой.

Первичным для решения проблемы борьбы с наркотиками является не то, что в некоторых странах произрастают опийный мак, кусты коки или конопли, и не то, что международные преступные наркосиндикаты осуществляют торговлю наркотиками. Первично здесь то, что миллионы людей в России готовы нарушить нормы и законы современного российского общества, чтобы употребить наркотики, которые изготовляются структурами наркорынка из этих растений и создают синтетические наркотические вещества.

Необходимо осознание того, что не будет значительных результатов в борьбе с наркотиками в России, пока стратегия борьбы не будет направлена на конкретного человека, на исключение возможностей хранения наркотиков для личного употребления. Если в ближайшие годы не будет ни одного наркомана, покупающего наркотики на “черном рынке”, то не будет и незаконного оборота наркотиков. Пока же спрос на наркотики в России существует (порядка 2.5 млн. наркозависимы), всегда найдется группа лиц любой национальности, которая решится заняться его удовлетворением и возможностью быстро сделать очень большие деньги. О последствиях, в том числе демографических мало кто думает или знает. Здесь вполне уместно вспомнить русскую народную сказку, где говорится “что, смерть КАЩЕЯ БЕССМЕРТНОГО на острие ИГЛЫ…”.

Заключение

Сегодня само существование России, как государства русского народа и других малых народов страны, зависит от того, сумеют ли правительство и население остановить разрастающуюся наркоэпидемию. Чтобы сделать это и вести успешную борьбу против наркотиков, государству необходимо иметь выверенную и весьма реалистичную стратегию (тактику) такой борьбы, сформированную на опыте других стран, с учетом нашей специфики. “Хотелось как лучше, а получилось как всегда”, - не должно быть ответом на вызов наркоэпидемии. Очевидно, что нужны опережающие исследования по изучению наркомании в стране, нужны адекватные научные инструменты для анализа и прогноза последствий, для проверки стратегии борьбы в условиях, приближенных к реальности.

Необходимо осознать, что каждый наркоман является той самой движущей силой наркоэпидемии, которая запускает процессы самоуничтожения русской нации. Именно наркоман манипулирует другими людьми и с успехом защищает свое право и пристрастие к наркотикам. Сегодня наркоманам все еще удается обмануть огромное число наивных и мало информированных людей, стоящих, как правило, на их стороне (права человека, либерализм и неограниченный индивидуализм). В результате, все продолжают обсуждать права наркомана, которые стали “священной коровой” российской демократии и не видят тяжких последствий для всего общества.

Вместе с тем, все, выше сказанное, не означает, что нужна чрезмерно жесткая, репрессивная политика российского государства в отношении наркомании, суровая система наказания за наркопреступления, которая существовала, например, в 30-е годы в США. Такая политика подавления наркомании, оторванная от российских реальностей, которая в США сама себя изжила, нанесет больше вреда народу. Для того, чтобы воздействовать на современные тенденции распространения наркомании в России нужно сделать употребление наркотиков исключительно неудобным и неприличным в нашем обществе, и для этого государству не надо жалеть ресурсов.

Каждый наркоман должен знать, что его и его близких ожидают неисчислимые бедствия за злоупотребление наркотиков, которые перевешивают наркотический “кайф”. Потенциальный наркоман должен взвесить все “за и против” уже при первом употреблении наркотиков, а российское общество должно показать ему всю абсурдность наркомании. Настало время, чтобы российское общество четко продемонстрировало, что оно не приемлет употребление наркотиков (роль СМИ!), и наркоману не следует перекладывать вину за свое поведение на наркобизнес. Ответственность за наркотическое поведение должен нести сам наркоман, причем общественная кара за наркоманию должна быть адекватной ее социальным последствиям.

Русские люди за всю историю существования России постоянно вели войны против внешнего врага и в подавляющем большинстве из них одерживали победы. Сегодня против русских людей и России внешними силами ведется “тихая” демографическая война, среди инструментов которой наркоэпидемия является наиболее эффективным оружием. Об этой войне известно, но точные цифры потерь от наркомании не публикуются в доступной печати, а специалистам известны только грубые оценки параметров наркомании в России. Вместе с тем, с 1992 года Россия лишилась в результате демографической войны уже более 4-х миллионов человек, если только учитывать превышение смертности над рождаемостью.

Такой масштаб гибели русских дает основание утверждать, что мы имеем дело с качественно новым явлением, которое можно назвать войной против русской нации. Только один год такой войны означает, что с территории исторического расселения русских людей исчезают 5 городов с двухсоттысячным населением! Самая опасная сторона этой войны, заключается в том, что большинство русских людей становятся ее жертвами “в темную”, не осознавая для себя и своих близких тяжелейших последствий в ближайшие годы. Другими словами, у русских людей все еще нет ощущения, что идут процессы уничтожения русской нации, и сегодня формируются условия для ее самоуничтожения (наркомания).

Русским людям внушается либеральными и космополитическими СМИ и ТВ, что все это происходит в России само собой, и что это некий неорганизованный процесс, который нельзя остановить. Этот процесс уничтожения русской нации, как бы, независим от воли и сознания более чем 100 миллионов русских. В общей массе у этих миллионов русских людей еще не проснулся инстинкт самосохранения, и они не хотят видеть или им не дают видеть и понять, что рядом с ними успешно увеличивают свою численность малые народы России. Здесь особенно интересен пассаж с малыми национальностями, которые сегодня имеют независимые от России национальные государства – грузины, армяне, азербайджанцы, евреи, таджики и другие. У русских в России, в отличие от малых народов и наций, нет в современной России своего национального государства, где бы сохранялись и преумножались русские традиции и культура. Русским некуда уехать во имя спасения своей национальной культуры.

Сегодня, когда факт прогрессирующего вымирания русских стал вполне очевидным, по крайней мере, для всех, объективно мыслящих людей, нет более важной задачи, чем разобраться в причинах демографической катастрофы в России, осмыслить их и выработать меры по ее предотвращению. Потому что как бы ни были важны другие сферы нынешней российской жизни, в конечном счете, все в XXI веке будет определяться процессами воспроизводства русских людей в России. Этот вопрос стоит просто и грубо: если сохранятся или усугубятся нынешние темпы вымирания русских людей на протяжении последующих 10-20 лет, то о русской нации и о государстве Россия, даже в ее нынешних “обрезанных” границах, можно будет забыть.

Чтобы этого не произошло, нужны огромные усилия всего русского народа и его национально ориентированного правительства с тем, чтобы сойти с дороги, ведущей в демографический ад. Первым необходимым шагом в этом направлении является осмысление проблем демографической катастрофы русского народа в конце XX века. Почему сейчас это надо говорить именно о русских людях в современной России?

Первая и главная причина состоит в том, что Россия была и пока еще остается русским государством. По международным стандартам Россия является мононациональным государством с явным преобладанием русской нации (более 81%) с небольшим добавлением национальных меньшинств (около 19%). Вторая причина - демографический баланс идущих в стране изменений в численности населения, который сегодня определяется русской рождаемостью и смертностью. Высочайший уровень рождаемости малых народов в России, а также других национальностей качественно, пока, не может повлиять на суммарные показатели, в сравнении с численностью русских. Третья причина - каждый патриот России не может не понимать, что ее судьба, как государства, и судьба русской нации неразрывно связаны между собой. Территорию России объединяет и удерживает, как единое целое, исключительно русская нация. Никакая другая нация в России, даже в ее исторически обозримом будущем, эту функцию выполнить не сможет. Отсюда однозначный вывод: при дальнейшем демографическом угасании русских Россия развалится (или будет развалена как СССР, преемник исторической России). Четвертая причина – пора русским людям ясно понять, что многонациональность и малые “титульные” нации для России отнюдь не только счастье или богатство, а постоянная “головная боль” и огромная проблема для ее исторического будущего.

Политический, да и просто жизненный реализм требует очень внимательно относиться всем русским людям к возникающим и продолжающим углубляться этнодемографическим диспропорциям в нищей и обобранной “новыми нерусскими” России. Неэффективная псевдорыночная экономика, угасающая наука и слабеющая армия, вымирающее население богатейшей страны мира дает основание для мощной волны из десятков миллионов экономических эмигрантов из других стран мира, чтобы окончательно погубить русский народ, нашу культуру и традиции. Все изложенное выше диктует необходимость максимально объективного, лишенного любых привычных ограничений в обсуждении нынешнего состояния и перспектив развития русской нации в контексте весьма неблагоприятного развития демографической ситуации, в том числе с учетом разрастающейся наркомании.

ЛИТЕРАТУРА

1) О мерах, намечаемых правительством РФ по борьбе с распространением наркомании, говорил 17 октября 2001 года на “правительственном часе” в Государственной Думе Б.В. Грызлов

2) Джон Колеман “Комитет 300”. М.: Витязь, 2000.

http://pravosl.narod.ru/library/couleman.htm

3) Министр здравоохранения Российской Федерации Ю. Л. Шевченко на заседании Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту «О развитии в Российской Федерации сети реабилитационных учреждений и подразделений для больных наркоманией» 7 августа 2002 г.

http://narkotiki.ru/committee_5239.html