Дурная слава

С утра в школе Вика старательно пряталась от взглядов, и все равно парик заметили. Как ни странно, на этот раз учителя и ученики были единодушны. Их мнение выразила одна из «бешеных», Богдана Веревкина, с которой Вика столкнулась в коридоре перед первым уроком. Или это была Марьяна Судакова?

– Фи, – скривилась ненавистная соперница. – Лучше бы лысая пришла.

– А еще лучше бы совсем не приходила! – поддакнула Марьяна Судакова. Или Богдана Веревкина? – Только общий вид портишь.

Ничего более депрессивного сказать было невозможно. Настроение распласталось по полу и поползло в самый темный угол, чтобы умереть там в одиночестве. Вике захотелось сделать то же самое. Она забежала в туалет, сорвала с головы «осьминога» и уткнулась к него мокрым от слез носом.

– До звонка две минуты! – заглянула в туалет Светик.

– Я не пойду, – глухо пробубнила Викуся в парик. – Как я могу? Все только на меня и смотрят.

– В кои‑то веки! – ласково проворковала подруга. Она подошла сзади, обняла страдалицу за плечи. – На тебя наконец‑то внимание обратили, а ты нервничаешь. Тебе надо ловить момент, а не отсиживаться.

– То есть? – Викуся оторвала от парика мокрое лицо.

– Срочно признаваться! Ты сегодня знаменитость, тебе можно все!

– Знаменитость со знаком минус, – угрюмо пробормотала Викуся. Она посмотрела в зеркало, погладила помятого «ежика».

– Это неважно. Дурная слава тоже слава, – авторитетно заметила Светик. – Вон, даже Веревкина тебя запомнила.

Она взяла у Викуси парик, понюхала:

– Ты что, опять курила?

– Да что же это такое! Я НЕ КУРЮ! – восстала Вика. И правда, что же она такого сделала, что все, абсолютно все против нее? – Это от «ежика»! Ну то есть от парикмахерши…

– Так. Понятно. – Светик озабоченно потрогала у подруги лоб. – Вроде нормально. Бедная ты моя! Заговариваешься уже… Ну ничего. Я о тебе позабочусь. Я тебя не брошу!

Она кое‑как приладила на поникшей рыжей головке парик, пригладила растрепавшиеся черные щупальца.

– Так лучше, поверь. И нечего сидеть тут горемыкой и жалеть себя, надо к людям идти, к народу! Химичка не простит опоздания, ты же знаешь.

И в этот момент прозвенел звонок.