ЧАСТЬ ПЯТАЯ. В любом связанном с насилием инциденте, как и вообще в любом противостоянии, обязательно есть проигравший — тот

ЖЕРТВЫ НАСИЛИЯ

ГЛАВА 11

ЖЕРТВЫ

В любом связанном с насилием инциденте, как и вообще в любом противостоянии, обязательно есть проигравший - тот, кто покидает место действия с подбитым глазом или сломанным носом. Массовость столкновения означает увеличение числа жертв, что было доказано во многих, многих случаях, и некоторые травмы могут быть ужасными; в самом деле, даже фатальными. Однако, как и в большинстве видов насилия, настоящие жертвы - невинные граждане, страдающие от запугивания, агрессии, оскорблений и, что хуже всего, страха. Применительно к футбольному насилию - это тысячи жертв, начиная от тех, кто просто не ходит на игры, опасаясь происшествий, до тех суппортеров, кто из недели в неделю с ностальгией вспоминают о начале семидесятых, когда не было таких вещей, как разделение на сектора и высококвалифицированный полицейский контроль. Местное население тоже страдает - от неприятностей повседневной жизни, что отражается на игре и, неизбежно, на нас. Все это - настоящие жертвы среди зрительской массы, потому что действия одних людей так или иначе оказывают прямое влияние на поступки других. Футбол, можно сказать, переполнен жертвами. Также добавьте сюда неудобства, возникавшие в прошлом ввиду небольшой вместимости стадионов, но в последние несколько сезонов наметилась позитивная тенденция роста посещаемости.

Как все мы знаем, футбольные арены в наши дни представляют собой великолепные места для их посещения, и в целом, можно сказать, полностью безопасные. Да, конечно, атмосфера может быть негостеприимной, а прием - не слишком радушным, но для подавляющего большинства зрителей футбол неотделим от таких вещей. Поэтому мы все и ходим на него - мужчины, женщины и дети. Но ваша безопасность ничуть не страдает Даже в окрестностях стадиона, если вы ведете себя естественно, заняты своим собственным делом и не провоцируете окружающих, можно с почти стопроцентной уверенностью сказать, что никто на вас не нападет. Мы не хотим создать у вас впечатление, что насилие среди зрителей исчезло - этого не случилось, конечно - но для всех, регулярно посещающих игры, очевидно, что большинство матчей, проходящих в наши дни в Англии, проходят без каких‑либо инцидентов. И спасибо за это нужно сказать прежде всего самим суппортерам, которые устали ходить, постоянно оглядываясь через плечо. Атмосфера в большинстве мест также изменилась к лучшему, стала более дружеской и комфортной. Так почему этот факт не афишируется? Почему “Уотфорд”, например, помещает рекламу на страницах только одной местной газеты? Почему клуб платит тысячи фунтов в неделю игрокам, но не может найти денег на телерекламу? Мы не знаем ответов, но мы уверены, что выполненная на соответствующем уровне реклама - наилучший способ изменить к лучшему имидж спорта среди людей, спортом не интересующихся, и убедить их, что футбол - не спорт “хулиганов”, как считают многие. Цель хулиганов - такие же, как они сами, люди, а вовсе не добропорядочные граждане с детьми

Тем не менее, хотя мы, мы надеемся, доказали, что главная жертва беспорядков среди зрителей - “среднестатистический” суппортер, невозможно отрицать, что часть людей за прошедшие годы пострадала более непосредственным и ощутимым образом. В результате насилия было множество серьёзных травм. Мы видели многих людей, серьезно пострадавших на футболе, так же как мы видели и тех, кто наносил травмы, но хуже всего тот факт, что далеко не все из них интересовались футболом. Одно дело - пойти на игру вместе с мобом и быть избитым, но что чувствует человек, занятый собственным делом и внезапно оказывающийся лицом к лицу с толпой, собирающейся выбить из него мозги? Хорошо, если вы сталкивались с такими вещами раньше, если вы, отправляясь на игру, знаете, чего можно ожидать, а если вы никогда не интересовались футболом? Что, если с насилием вы сталкивались только на телеэкране? Представьте на этом месте свою мать или деда. Можете вы вообразить тот ужас, который охватывает людей в такой ситуации? Если вы попробуете это сделать, то сразу поймете, почему люди не любят футбольных суппортеров.

Но быть атакованным и избитым “во имя” футбола - одно, но совсем другое - когда атака идет с применением какого‑нибудь вида оружия, что гораздо опасней. Мы говорим не о метании кирпичей или бутылок, но о применении предметов, предназначенных для нанесения увечий и/или причинения боли, то есть о том, что мы отказываемся понимать. За прошедшие годы разные группировки приобрели известность за свою любовь к определенным видам оружия. Например, вы сами отлично знаете, что если вы играете с командой из Ливерпуля, то у части их суппортеров неизбежно будут бритвы, чтобы резать одежду и кожу. Вы знаете, что если моб едет на поезде, то металлические части оконных рам неизбежно полетят в вас, так же как вы быстро запомните, что определенным образом сложенная газета легко превращается в “миллуоловский кирпич”, при правильном использовании причиняющий такую же боль, как и обыкновенный камень. “Изобретатели” из мобов разработали для использования на футболе и такое чудовищное средство, как две опасных бритвы, скрепленные изолентой. (Нанесенная таким образом рана с трудом поддается ушиванию, оставляя после себя уродливый шрам.) Более того, продолжающееся сближение между Европой и Америкой привело к распространению “скрытых” видов оружия, продающихся совершенно свободно, таких, например, как ремень с 12‑дюймовым лезвием внутри, и кольца, которые легко трансформируются в кастет, а также баллончики со слезоточивым газом (“средство против насильников”), использование такого баллончика в доли секунды делает человека беспомощным.

Мы видели метание монет и дротиков “дартс” на трибунах (к счастью, в наше время это уже не так часто случается), но нам также рассказывали о многих других формах нападения: бензиновые бомбы у фанов “Ньюкасла”, мячи для гольфа, утыканные кусочками лезвий (“Кардифф”), и даже снайпер, выбравший своей мишенью ожидающих поезд фанов “Манчестер Сити” - суппортер “Барнсли” с духовым ружьем. Однако наилучшей репутацией среди мобов пользуется такое средство, как газ “си‑эс”. Как бывший военнослужащий, Дуги имел дело с “си‑эс” во время армейской подготовки, и он знает, что это чертовски неприятная штука. Как и баллончики, это отличное средство для “обезвреживания”, потому что тот, против кого его применили, способен только кашлять. Глаза слезятся, из носа течет, а кожа пылает, как это бывает на следующий день после чрезмерного пребывания на солнце. Если в первые двенадцать часов с момента поражения вы примете теплый душ, составные части газа начнут работать снова, и все будет также плохо, как в первый раз. Использование этого газа просто и эффективно: поджигаете канистру, кидаете ее в окно паба и сваливаете, либо ждете появления кашляющих, чихающих и напуганных оппонентов, чтобы сделать понятно что.

Мы знаем, что этот газ уже использовался группами из Миддлсбро, Суонси, Портсмута и Шрусбери, и я уверен, что и другими, и будет использоваться, потому что, несмотря на то, что в Британии его продажа запрещена, приобрести его, по непонятным причинам, легко можно на континенте. От “си‑эс” только две защиты: хороший респиратор и дистанция порядка пятидесяти ярдов (против ветра, само собой). Если же вы попали в зону действия, ваше участие в инциденте немедленно заканчивается. Полиция как‑то должна решить эту проблему, хотя это легко сказать - сделать это практически невозможно.

В основном, конечно, используются другие вещи - сигаретные пачки и банки из‑под алкоголя, наполненные камнями или цементом (легко спрятать), носки, набитые бильярдными шарами, и так далее - можно легко составить список на целую страницу. Короче говоря, в беспорядках используется все, что попадает под руку, когда ситуация того требует, Против этого нет другого средства, кроме принятия самими суппортерами неписаного правила, которое уже имеет место быть - “свод правил”, если хотите - и оно гласит, что мы, южане, ставим оружие “вне закона”. Мы не хотим на тот свет.

Помещенные ниже сообщения присланы людьми, пострадавшими от футбольных суппортеров, и самое трагичное в них то, что они - только верхушка айсберга, даже ее малая часть. Хотя содержание их различно, финал, без сомнения, похож, и он весьма прост: пожалуйста, остановитесь, и остановитесь немедленно.

Выезд в Суонси

Это случилось в середине восьмидесятых, году так в 1983, мне кажется, мы отправились в Суонси по богом забытой М4 на моей машине; нас было четверо, как обычно в те дни. Остальные сеяли панику и устраивали беспорядки на заправках, в то время как мы спокойно сваливали, если что. Хотя мы знали, что “Суонси” пользуются уважением, мы не беспокоились. 8 том сезоне еще никому не удалось нас погнать, несмотря на столкновения с некоторыми известными фирмами. Это был наш первый сезон в Первом Дивизионе, клевое Времечко, и команда и мы делали свое дело.

Наше прибытие на стадион прошло как обычно. Мы припарковались поблизости, и привычные заряды в адрес местных на этот раз были гораздо более громкими, потому что они были не просто другой командой, они были иностранцами [“Суонси Сити” - команда из Уэльса ]. Стадион сам по себе полностью оправдал наши ожидания - оказался дерьмовым - но настроение нам подняло известие, что за нами следует моб валлийцев. Возможно, они не собирались прыгать, но, по общему мнению, они были частью нашего хобби. Вскоре начался махач, но они оказались лохами, просто любителями распускать языки в надежде на то, что полисы появятся прежде, чем дойдет до серьезных вещей. Не ждите такого счастья. Несколько человек было завалено, когда подоспела полиция и спасла их.

Раздача тумаков привела нас в душевное настроение, так что, с учетом победы нашей команды, мы покидали трибуну, чувствуя себя великолепно, когда все стало идти не так. Когда мы направились к стоянке, тот самый моб “Суонси” высыпал на улицу перед нами. Мы вчетвером продолжали идти прямо сквозь них, и ожидаемого прыжка не было, просто выкрики насчет “мудаков кокни” и прочие оригинальные заряды.

Мы были на тротуаре, собирались переходить улицу, когда услышали сзади крики и какую‑то беготню. Это за нами. Мы бросились врассыпную через улицу и стоянку, но я, будучи старше, медленнее и, наверное, глупее остальных, остановился около своей машины, в то время как они убежали. Я обернулся и увидел примерно десять валлийцев, окружающих меня. Я посмотрел вокруг; повсюду были машины моих так называемых “коллег”, но в них сидели сплошь голимые мамаши и папаши, и звук захлопывающихся дверей чуть не оглушил меня. “Попал”, - подумал я.

Я постарался найти лидера - всегда есть лидер, и в этот раз он стоял чуть ли не в миле от меня, такая здоровая дубина была у него. “Ну что, кокни, ты ведь этого хотел?”

Эти слова и тон, которым они были сказаны, взбесили меня, но добрые начала взяли верх. “Ладно, парень, я не хочу никаких неприятностей”.

“Слишком поздно, ты их уже заполучил”, - сказал он, и я быстро окинул взглядом стоянку; тут были не только его приятели, но и какое‑то количество наших фанов, и я надеялся, что они помогут мне.

Мой мозг лихорадочно работал, но выход был только один. Если меня и завалят, то этот ублюдок, стоящий передо мной, должен получить хотя бы раз, и неплохой раз. “Давай, подонок”, - закричал я, - “погнали!”. Я бросился вперед, уверенный, что его приятели попятятся назад, не ожидая такого развития событий, и он окажется один рядом. Я немного обманул их, и внезапно понял, что могу завалить их лидера и попытаться свалить. По крайней мере, у меня появился шанс. Однако он разгадал мое намерение и ударил меня дубиной по колену. Я упал как подкошенный, постаравшись сгруппироваться, чтобы меньше пострадать от ожидаемых пинков.

Когда я упал, кто‑то закричал; “оставьте его, пошли за другими ублюдками!”, и они свалили. Я даже глазам своим не поверил. Я полежал пару секунд, потом сел. Они ушли. Слава Богу. Теперь я обратил всю злость на людей в машинах, стоявших вокруг, потому что, с моей точки зрения, они кинули меня, и это значило, что они кинули клуб. “Вы гребаные трусы!”, - закричал я.

Я собрался садиться в машину. Нога просто убивала меня. но я чувствовал смесь облегчения, злости и стыда, потому что хоть я и легко отделался, но меня все‑таки завалили, чего не случалось раньше Внезапно я снова услышал шум. Они возвращались. Я вновь стал их мишенью, и вновь они окружили меня. На этот раз все было хуже, потому что мог пострадать не только я, но и автомобиль, и булыжники в их руках только усилили мой страх. “Ну‑ка, ну‑ка, посмотрим, кто здесь”. Лидер выступил вперед снова

“Ладно, приятель, хватит”. Я пытался говорить спокойно, но в душе был сильно испуган. “Пожалуйста, не трогайте машину”.

Он стоял, глядя на меня, его парни что‑то кричали. Могло понестись в любой момент. Но лидер сказал: “оставьте его. с него хватит”, со своим ужасным акцентом.

“Спасибо, приятель”, - ответил я. “Спасибо”.

Он снова посмотрел на меня и сказал: “я тебе не приятель, понял?”, после чего они развернулись и двинулись прочь, выкрикивая оскорбления в адрес окружающих.

Я чувствовал себя совершенно изможденным. Я залез в машину ждать остальных. Когда они вернулись, стало понятно, что двоим удалось благополучно убежать, но третий, остановившийся посмотреть, где я, был сильно помят. Позднее выяснилось, что у него сломана челюсть. Они завалили его после меня.

На следующей неделе мы играли в воскресенье. Но “Суонси” в субботу играли в гостях против Шпор, и мы решили отплатить ублюдкам той же монетой. Слухи о том, что случилось с нами, быстро распространились, и оказалось нетрудно собрать приличный моб, и хотя в обычном состоянии мы десять раз подумали бы, прежде чем отправиться на Уайт Хэрт Лзйн на трибуну Шпор, в этот раз мы мечтали о мести. Шпоры не интересовали нас - нам были нужны валлийцы.

Конечно, моб из двадцати человек не может остаться незамеченным на Шелф, и скоро со всех сторон на нас посыпались оскорбления от фанов Шпор. Но вскоре они поняли, что здесь что‑то новое, я думаю. “Суонси” находились несколько ниже нас, так что мы ушли до окончания игры и направились к гостевому сектору, где обнаружили открытые ворота и никого рядом. Мы с ревом поднялись по лестнице, чтобы увидеть только мам, пап и их деток. Голимая выездная поддержка, те, кого мы искали, отсутствовали - там не было ничего даже похожего на моб.

Мы были здорово разочарованы и чувствовали себя обманутыми. Мы даром потратили время, да к тому же рисковали получить от Шпор Но все равно, я кое‑что вынес для себя, и самое главное - что я не побегу больше. Лучше стоять и драться, пусть даже меня завалят, но не бежать.

Предыдущее сообщение было прислано человеком, который сам участвовал в футбольном насилии, в то время как следующее иллюстрирует проблемы людей, с футболом не связанных, могущие возникать при столкновении с мобом. Оно также показывает, что иногда все может зайти настолько далеко, что сами участники будут не рады. Однако подробности инцидента в то же время доказывают, почему невозможно полностью победить футбольное насилие, даже если на самих стадионах все будет спокойно.

Толстяк

В тот день мы отправились посмотреть, как “Челси” сделают “Шеффилд Уэнсдей”. Они были типичной убогой северной командой, и нужно было дать им просраться - вы понимаете, что я говорю не о драках и всем таком прочем, так как в наше время на трибунах все под контролем блюстителей правопорядка. Но они привезли большой моб, и перед матчем были стычки в нескольких пабах, хотя в целом ничего серьезного. После игры, как обычно, мы прыгали на них в метро, и не для всех северян поездка осталась без последствий.

В любом случае, они были лохами, и все закончилось очень быстро. Тогда мы (компания из нескольких человек) решили отправиться на Кингс Роуд, снять парочку шлюх и оттянуться. Так что для начала мы забурились в бар и клево проводили время, когда появился другой моб “Челси” из примерно десяти рыл. С некоторыми я был знаком, остальных знал в лицо, и мы потрещали с ними около получаса о событиях того дня, после чего занялись своими делами.

Немного позднее в баре началась драка. Один из того моба стал наезжать на бармена, и те потребовали, чтобы он ушел. Вышибалы стали выкидывать его, но впряглись приятели парня. Мы оставались в стороне, потому что в баре такие вещи не проходят, тем более что это был один из наших любимых, и к тому же, как мы считали, это была их личная проблема - это не имело никакого отношения к футболу. Таким образом, пока вышибалы были заняты потасовкой с фанами “Челси”, тот, кто заварил всю кашу, продолжал выяснять отношения с барменом. Внезапно он схватил стакан и ударил им бармена по лицу.

Лицо несчастного немедленно залилось кровью, все остановились, как обычно в таких случаях. И прежде чем кто‑либо отреагировал, тот ублюдок заорал: “все, уходим отсюда!”, и они побежали к выходу, преследуемые вышибалами. Бармен орал как резаный, и все их люди тоже что‑то кричали. В общем, черт знает что. По роду своей профессиональной деятельности я должен уметь оказывать первую помощь, и я направился к стойке помочь тому челу. Его лицо было в глубоких порезах там, куда пришелся удар. Он явно пребывал в шоке, что отчасти даже было ему на пользу, потому что помогло успокоиться, я приложил лед, чтобы остановить кровотечение, пока не приедет скорая.

Внезапно один из вышибал, указав на меня, закричал: “Он тоже был с теми ублюдками!”

“Отвали, приятель, я пытаюсь помочь ему”, - только и успел я сказать, прежде чем он ударил меня в голову. После этого все мои приятели вскочили, и нам пришлось буквально сражаться, чтобы вырваться из этого места до прибытия полиции. Все кинулись на нас, как будто мы были в чем‑то виноваты: господи, мы просто занимались своим делом. Нам удалось свалить, но некоторые были сильно помяты, и мы помчались прочь со скоростью ракеты, потому что уже слышался вой сирен, а мы не собирались быть повязанными. А ведь я просто хотел помочь человеку.

Мы заскочили в проходивший мимо автобус. Мы не могли ехать на метро, хотя станция была прямо напротив бара, потому что там полно скрытых камер, и мусора легко вычислили бы нас. Мы поехали в свой район, где зашли в другой бар, обсуждая случившееся. Все понятно: мы же разговаривали раньше с тем мобом, и для вышибал мы были одними из них. Примерно через час снова появился тот гребаный моб. Мы тут же вскочили и вытащили их на улицу с собой вместе. Они вполне заслуживали пинков за то, что втянули нас в свою идиотскую драку. Но они стали кричать и ругаться, было видно, что они сильно напуганы, хотя и не мы были предметом их страха. Мне удалось успокоить одного из них, и он рассказал мне обо всем, что случилось в баре и после.

По его словам, тот парень устраивал проблемы всегда и везде. Они никак не могли от него отвязаться, потому что он жил рядом и так же, как они, ездил на каждую игру, домашнюю и выездную. В тот день ему досталось от фанов “Уэнсдей” в метро. В баре он уже был здорово пьян, к тому же, как они считали, удолбан, да плюс ко всему искал, на ком бы отыграться, и когда бармен сказал, чтобы его вывели, ударил того по лицу стаканом, после чего вообще начал прыгать на все, что двигается, включая даже одного чела из их собственного моба. Выйдя на улицу, они сделали то же, что и мы: сели в проходивший автобус. Зайдя в него, они оживленно обсуждали детали произошедшего, что вполне естественно.

Кроме них, в автобусе были еще только парень с девчонкой, и те парни вскоре начали распускать языки насчет девчонки, ну, знаете, как это бывает. Внезапно тот чел окликнул парня и спросил, хорошо ли его девчонка трахается. Все засмеялись, несчастная корова залилась краской, а парень просто не знал, что делать. Они встали и пошли к выходу, но наш герой сказал им, чтобы они сели, если не хотят неприятностей. Он требовал, чтобы парень ответил на вопрос. Тот делал вид, что игнорирует все происходящее.

Но ублюдок все не унимался. Он сказал парню, что собирается изнасиловать его чиксу. Она, как вы можете себе представить, пришла в ужас, парень поднялся и назвал нашего героя животным или чем‑то в этом роде. Тогда тот, словно Колин Джексон [английский спринтер‑барьерист], перепрыгнул через сиденья и ударил парня в лицо, они сцепились и начали кружиться между сиденьями. Неожиданно он с криком: “смотрите, что я нашел!” вцепился парню зубами в ухо и откусил его! Неудивительно, тот чувак и его чикса орали, как резаные. Потом появился кондуктор, и ублюдок переключился на него.

После этого парни выскочили из автобуса, стремясь поскорее оставить сумасшедшего подонка, и оказались там, где мы их и встретили.

Послушав сей рассказ, я понял, что у нас могут быть серьезные неприятности. Мусора будут искать нас, вероятно даже на следующей игре на Бридж. А так как меня видели с барменом, я буду “кандидатом номер один” - у них будет великолепный словесный портрет. В ситуации такого рода есть только два выхода, и мы быстро выбрали один из них, потому что из‑за одного подонка могло пострадать двадцать человек. Я знаю, что многие отнесутся к этому брезгливо, но первое, о чем мы подумали, это о том, чтобы сдать его властям. Да, конечно, никто не любит стучать, но, черт возьми, это было серьезно. В любом случае, некоторые и слышать об этом не захотели, так что нам остался второй выход - какое‑то время не появляться на Бридж, пока все не уляжется, и так мы и сделали.

А того чела все‑таки повязали той же ночью. Выйдя из автобуса, он ввязался во что‑то еще, и закон в конце концов настиг его. Вероятно, его засадили за решетку. Слава яйцам.

История, помещенная ниже, рассказана нам Дэйвом К. из Мэйденхеда; она показывает, как даже самая незначительная вещь может спровоцировать нападение, иногда с совершенно неожиданной стороны. Если бы он не знал, как вести себя в подобной ситуации, все могло обернуться гораздо хуже. И опять‑таки, подобное почти ничем не мотивированное насилие лишний раз подтверждает всю глубину проблемы.

Ноттингем

Прежде чем я начну, позвольте. сообщить вам несколько дополнительных сведений, важных для понимания сей истории. Во‑первых, я шотландец; во‑вторых, я болею за “Фалкирк” и, в‑третьих, не пойду на матч ни одной английской команды, даже если за меня заплатят. То, что приключилось со мной - чистейшей воды результат нахождения в неподходящем месте в неподходящее время, но все это - истинная правда.

Несколько пет назад я и двое моих партнеров по бизнесу решили провести Рождество в Ноттингеме, по ряду причин, не последней из которых была та, что там полно дешевых женщин. После бурной пятничной ночи, в субботу мы пообедали в ресторане и неторопливо возвращались обратно в отель, чтобы принять душ и немного поспать перед следующей вечеринкой. Я знал, что в тот день в городе была игра, но тем не менее никаких задних мыслей по этому поводу у меня не было. Мы прогуливались по городскому центру и остановились у агентства по торговле недвижимостью, так как указанные в окошке цены были просто смешными по сравнению с нашими местами, когда с нами поравнялась небольшая группа парней. Внезапно один из них остановился и спросил меня: “Ты смеешься над нашим городом?”

Я совершенно не почувствовал серьезности ситуации. Я обернулся, уставился на него и просто засмеялся, поскольку вопрос был абсолютно идиотским. Однако, когда он заключил: “Вы фаны “Бирмингем”, и вы смеетесь над нашим городом?”, и я увидел, как двое моих так называемых друзей вовсю втопили по улице, я моментально протрезвел и осознал, что у меня большие неприятности. Они набросились на меня прежде, чем я смог двинуться с места. Единственное, о чем я думал - только бы не упасть, и мне все‑таки удалось отбиться, хотя я и получил несколько хороших зуботычин.

Я вырвался и побежал следом за своими приятелями, моя майка была вся в крови, которая текла из носа. Но я не мог замедлить ход, потому что тот моб бежал за мной. Они приближались все ближе и ближе, и я подумал, что пора звать полицию. На другой стороне улицы стоял мужчина лет пятидесяти, который все видел и выглядел достаточно заинтересованным, так что я побежал по направлению к нему, надеясь на его помощь. Но когда я подбежал к нему, он с криком: “Бирмингемский ублюдок!” ударил меня ногой в пах. Я просто не верил тому, что происходит. Толпа, гнавшаяся за мной разразилась овацией, и побежала даже еще быстрее, и теперь этот дед тоже присоединился к ней, я поднялся и побежал (едва держась на ногах) в другую сторону. Повернув за угол, я увидел своих приятелей. Они нервно похохатывали, еще не оправившись, видно, от испуга, что мне совершенно не понравилось. Но по крайней мере они позвонили в полицию; им ответили, что они едут, и чтобы мы шли на площадь, где нас будет легче заметить, и где безопасней. Примерно через пять томительных минут мы увидели полицейскую машину и посигналили им руками, но вы думаете, они остановились? Ага, держи карман шире, но зато хотя бы тот моб оставил нас в покое. Сделав третий круг по площади, они наконец подъехали к нам, и я излил на них всю свою злость за то, что они не останавливались раньше. Хопперы, наверное, думали, что мы махали им, чтобы пожелать “Счастливого Рождества!”. Вдобавок ко всему, они сказали, что могут только отвезти нас обратно в отель, потому что если они попробуют арестовать кого‑нибудь, то ситуация может выйти из‑под контроля, и, к тому же, я, дескать, не догадался посчитать, сколько их было. Можете представить мое состояние, но что я мог сделать?

Вспоминая сейчас все это, я даже улыбаюсь, но в глубине души я надеюсь, что тот дед, ударивший меня по яйцам, скоро, очень скоро станет импотентом.

Следующий инцидент, в свое время широко освещавшийся в местной прессе, еще более тревожен, поскольку доказывает, что насилие среди суппортеров может иметь место на самой незначительной игре. Несмотря на принятые школой меры предосторожности, неприятности все‑таки произошли. Наверное, это наиболее яркий пример того, как футбол используется для “прикрытия” насилия.

Школа Денифилд

Я хочу вернуться к одному из наиболее отвратительных, ужасных и поразительных моментов моей жизни, связанных с футболом. Как вы думаете, что это было? “Вест Хэм” - “Миллуолл”? Дерби Old Firm, вероятно? Может быть, даже “Лидс” - “Манчестер Юнайтед”? Нет, не угадали. Это был полуфинал Английской Школьной Лиги между школой Денифилд из окрестностей Ридинга и школой моего сына, Сент‑Майкл из Гарстона, сыгранный на поле клуба “Ридинг” (да‑да, я не ошибся) 9 мая 1995 года. То, что должно было стать величайшим спортивным событием для наших мальчиков и предметом их гордости, их родители и учителя запомнят как один из худших своих дней

Это была переигровка. В первой игре нам не повезло, так как мы вели 2‑0 за десять минут до конца, но расслабились, и противник сумел свести матч к ничьей; За игрой наблюдало порядка 500 человек, включая изрядное количество гостей из Ридинга, и все стали свидетелями отличной игры, прошедшей в великолепной дружеской атмосфере - да и чего еще ожидать от матча школьных команд? Как вы можете себе представить, вторая игра привлекала всеобщий интерес, но когда мы прибыли на место, я отметил, что сам стадион и его окрестности были достаточно неопрятными. Кроме того, я не заметил суппортеров из школы Денифилд, присутствовавших на первой игре, но зато увидел то, чего никогда не видел на школьных играх раньше: двух полисменов.

Первый тайм прошел великолепно, наши мальчики на глазах группы поддержки из примерно 250 человек к перерыву вели 3‑0. В это время я заметил небольшую группу местных, ходивших вокруг поля и оскорблявших приезжих зрителей. Потом они начали выкрикивать оскорбления в адрес наших игроков, все это становилось некрасиво, и один из родителей подошел к ним и попросил их успокоиться и вести себя потише. Оскорбления и агрессивность этих людей была отвратительной, и мы попросили полисменов навести порядок, что, справедливости ради нужно сказать, они и сделали, и крикуны удалились на почтительное расстояние.

По окончании игры игроки вместе с суппортерами отпраздновали победу и отправились в раздевалку принять душ и переодеться, а мы ждали их у дверей. Тренер по физподготовке из школы Денифилд поздравил нас с победой; он сказал, что виновниками тех инцидентов были их бывшие ученики. Его это не удивило, поскольку, по его словам, этот район города пользуется недоброй репутацией. Именно он настоял на присутствии полиции - что было неплохо, как вы могли убедиться.

Когда мы начали грузиться в автобусы, собираясь отправиться домой, местные вернулись, но теперь их было намного больше. Едва наши мальчики вышли из раздевалки, местные окружили их автобус и стали оскорблять их и стучать по автобусу. Несколько родителей немедленно подошли к ним, чтобы успокоить. Внезапно один из родителей попятился назад, держась за лицо. На переносице его был большой порез, так что мы сразу подумали о бритве, но на самом деле его просто ударили кулаком, разбив очки. Можете вы в это поверить - на такой игре! Крови было много, но порез, к счастью, оказался неглубоким, и мы решили сесть в автобусы и как можно быстрее покинуть это место.

Местные еще больше распалились при виде крови, но мы уже сидели в автобусе, когда внезапно раздались два громких удара. Вылетело одно из боковых окон, а лобовое стекло треснуло. Это было невероятно. Мы были в шоке и не могли поверить, что на земле возможны такие вещи. Подоспели еще полицейские, они начали эскортировать нас по направлению к трассе, но со всех сторон в нас летели камни. Полиция не могла их остановить, и просто постаралась как можно быстрее вывезти нас из города.

Всю дорогу домой мы сидели в полной тишине, шокированные произошедшим. Даже сейчас, когда я пишу эти строки, я с трудом сам в это верю. Мы привыкли слышать о подобных вещах на матчах Лиги -хотя лично я ничего такого ни разу не видел - но я никогда не поверил бы, что такое возможно в детском футболе Неужели это ждет всех нас? Следующее сообщение, от Барри из Слау, демонстрирует, как сложно бывает избежать насилия на трибунах. К счастью, в наши дни подобные вещи редки, но след они оставили глубокий.

“Челси”

С того случая прошло много лет - наверное, это было в начале семидесятых, я еще учился в школе, а вторыми цветами “Челси” были красно‑зелено‑белые. Я ходил на все домашние игры “Челси”. Я думал, что не пропущу ни одного матча в том сезоне, но этот оказался моим последним. Я даже не помню, с кем мы играли, но я уверен, что это была кубковая встреча, потому что на той неделе “Арсенал” играл с “Миллуоллом”, что возможно только в Кубке, даже в те дни. Мы с приятелем стояли на Шед, которая в то время была самой опасной трибуной в стране. Мы обычно старались держаться сбоку, чтобы не попасть в какую‑нибудь драку - там всегда были драки - обычно они случались прямо за воротами. “Челси”. имели такую репутацию, что драки происходили между различными группами фанов Синих, потому что тогда никто больше даже близко к Шед не подходил.

Однако на той игре мы почему‑то стояли прямо за воротами, и в начале матча мы оказались в эпицентре событий. Вокруг образовалось свободное пространство, а в центре развернулась массовая потасовка. Мы стояли в стороне и смотрели - первый раз в жизни мы видели драку так близко. Не то чтобы мы раньше не сталкивались с насилием - в те дни трибуны и станции метро по субботам были настоящими полями сражений - просто на этот раз все происходило прямо на наших глазах, непосредственно перед нами.

Внезапно кто‑то выхватил бритву. Он размахивал лезвием как сумасшедший, и все отхлынули прочь от него. Мы с приятелем постарались спрятаться за спинами других и выбраться оттуда, выбраться немедленно. Но Клайв, мой приятель, неожиданно споткнулся, наверное его кто‑то толкнул, и оказался прямо перед тем челом, готовым проткнуть все равно кого. Даже не успев подумать о том, что я делаю, я бросился вперед и ударил того парня по руке, и он выронил свое оружие. Я подхватил Клайва, и мы побежали прочь, потому что в этот момент уже появились полисы с собаками, что в те времена на “Челси” было обычным явлением. Мы пулей вылетели со стадиона. Клайв плакал, кажется, а я все не мог отойти от страха, что тот парень бросится за мной, или что меня повяжут. Мы сразу отправились домой, два перепуганных подростка, а раньше мы думали, что нас это не может коснуться. По сей день я больше ни разу не был там.

Нападение на заведомо ни в чем не повинного человека - на наш взгляд, наиболее яркое проявление трусости, и ничем такие вещи оправдать нельзя. Хотел бы я посмотреть, как так называемые “крутые”, об одном из которых - следующее письмо, нападут на кого‑нибудь, одетого в майку “Вест Хэм” или “Челси”, неподалеку от Аптон Парк или Стэмфорд Бридж. Я в этом сильно сомневаюсь.

“Шеффилд Юнайтед”

Я студент, живу в Шеффилде, но поскольку я фан “Бристоль Сити”, я отправился на матч моей команды против Клинков [разговорное название “Шеффилд Юнайтед”], что, несмотря на счет, доставило мне громадное удовольствие. Мы проиграли 0‑3, но тем не менее покидали гостевой сектор в превосходном настроении, обсуждая безобразную игру команды. Со мной было еще четверо, двое парней, и две девчонки, всем примерно по девятнадцать. Теперь я понимаю, мы были наивными, у двоих из нас под куртками были майки “Сити”, а третий, Дэйв, тоже в майке, повязал куртку на поясе. Мы шли вдоль трибуны по направлению к выходу, и когда отошли от стадиона ярдов на 50, услышали, как кто‑то кричит нам.

Мы не придали этому значения, вокруг была по крайне мере сотня людей, покидавших стадион, но тут этот человек подбежал к нам и остановился перед Дэйвом. Он сказал: “Вы сейчас в Шеффилде, и я не хочу видеть эту гребаную майку, так что снимай ее!”

Дэйв ответил: “Хорошо, хорошо. Я не хочу никаких неприятностей. Я одену куртку”, - и действительно начал одеваться.

Еще примерно через 100 ярдов тот чел остановил нас снова и сказал: “Сними ее совсем. Нас трое впереди, и еще трое идут следом, и если ты ее не снимешь, вам кранты”.

Вокруг нас было около сотни человек, и буквально в пяти метрах стоял полицейский микроавтобус. Когда Дэйв стал стягивать майку через голову, мужик ударил его по ноге, а потом по голове. Дэйв упал, и мужик закричал: “Попробуйте зайти в метро, и вы трупы!” У Дэйва остался синяк под глазом, глаз быстро заплыл, и было выбито три зуба.

Я знаю, что по сравнению с другими это всего лишь маленькая стычка, но для нас это был единственный инцидент, и мы были в ужасе. Мы не думали, что такие уроды еще ходят на футбол; теперь мы поняли, что ошибались Мы не сделали ничего такого, что могло бы вызвать или спровоцировать какой‑либо конфликт; этот подонок напал на нас только из‑за того, что мы были там, и что мы были фанами “Сити”.