Highbury

Это была моя первая поездка в Лондон за Ливерпуль. Естественно, была куча неприятностей до матча, ну а что творилось во время игры, не передать словами - по‑моему на нашем секторе тусовалось все хулиганье Арсенала. А копы, п…расы, наблюдали за происходящим совершенно спокойно, даже когда стало ясно, кто есть кто. Где‑то на 20‑й минуте игры местный моб начал потасовку, наши прыгнули на них, и тут ситуация полностью вышла из‑под контроля. В то время я был совсем мелким, и мне не хотелось попадать под горячую руку, но так как все парни, с которыми я приехал, сразу же метнулись в эпицентр драки, а так как мне не хотелось от них потеряться, то я пошел за ними. Внезапно, как из‑под земли, передо мной очутился этот коп и с правой зарядил мне в челюсть. Потом я просто стоял и считал звездочки у меня перед глазами, а мои друзья орали на этого полиса, который затем взял меня за шиворот и потащил с трибуны, а затем и со стадиона. Перед тем, как я понял, что происходит, этот е…ный коп закинул меня в угол полицейского автобуса и закрыл двери. Я был вне себя от страха, умоляя его освободить меня, на что эта скотина сказала мне: «Заткни пасть, ублюдок» Необходимо добавить, что в тот момент мне было только 14, в такие переделки никогда раньше не попадал, и все, что я хотел - выбраться оттуда. На самом деле этот полис выглядел таким же перестремавшимся, как и я. Через пару минут он открыл дверь автобуса и сказал мне проваливать. Я ожидал по меньшей мере пинка под зад, но даже этого не последовало. Я не могу с уверенностью сказать, но считаю, что это коп вытащил меня со стадиона, потому что сам донельзя испугался, и чувствовал, что еще чуть‑чуть, и в штаны наложит от страха. Ему нужен был предлог, чтобы уйти из той мясорубки, и тут ему подвернулся я.

Когда полиция переняла методы борьбы у самих же фанатов, изоляция активного хулиганского элемента резко возросла не только в столице, но по всей Британии. Вошли в применение сезонные абонементы и раннее открытие трибун в качестве оружия по борьбе с футбольным хулиганизмом, но все это сыграло лишь незначительную роль, и после особенно запоминающегося сезона 1976‑77 годов полиция, футбольное начальство и правительство решили на трибунах установить решетки, отделяющие фанов от поля и болельщиков другой команды. Когда клетки были установлены, полиции стало легче справляться с траблмейкерами. На самом деле эта мера имела и свои недостатки - когда начинались драки, мирному болельщику было практически невозможно убежать. Кроме того, полиция часто находила очень сложным попасть внутрь, когда мелкие потасовки перерастали в крупные побоища.