БЕЛЬГИЯ. Как и в большинстве европейских государств, имеющих серьезные проблемы с футбольным хулиганством, в Бельгии только в начале 80‑х годов поняли

Как и в большинстве европейских государств, имеющих серьезные проблемы с футбольным хулиганством, в Бельгии только в начале 80‑х годов поняли, что это явление стало оказывать существенное влияние на футбольную культуру страны.

Помимо общих для всего европейского футбола черт, Бельгия имеет только ей свойственные особенности. Так, ввиду своего географического положения и участия многих национальных клубов в европейских турнирах, бельгийские хулиганы имели возможность перенимать опыт не только у коллег из стран с более традиционной футбольной культурой, таких как Англия и Италия, но и у ближайших соседей - Германии и Голландии. Это многообразие нашло отражение в названиях бельгийских фанатских группировок. Кроме традиционного для хулиганских объединений названия «фирма» (как, например, «Ист Сайд Ферм» футбольного клуба «Брюгге»), некоторые сообщества использовали название «сайд». Например, одна из первых таких группировок, «Хелл Сайд» <от англ. hell - ад>, образовалась при клубе «Стандард» из Льежа.

Несмотря на стремительный подъем хулиганского движения, бельгийское общество с безразличием относилось ко всему происходящему, равно как и полиция, которая занималась лишь видимым обеспечением безопасности. О необходимости разделения враждующих лагерей болельщиков речи вообще не велось. Все резко изменилось лишь после памятных трагических событий 29 мая 1985 года, когда на стадионе «Эйзель» погибли 39 футбольных фанатов.

Эта трагедия стала сильным ударом для бельгийского футбола, в основном из‑за резкого осуждения мировым сообществом политики местных властей. Бельгийцы сразу более трезво взглянули на все, что происходит, а полиция перешла в решительное наступление на хулиганов. Число полицейских, привлекаемых для обеспечения правопорядка во время матчей, резко возросло. Только на одной игре со сборной Шотландии было задействовано 600 полицейских, которые следили за поведением гостей на всем их пути от вокзала к стадиону и обратно. Разделение фанатов стало обязательным требованием, так же как и их досмотр при входе на стадион. Кино- и фотосъемка стали обычным явлением.

К 1987 году последствия трагедии были ощутимы уже не так сильно, но действия полиции, направленные на борьбу с футбольными хулиганами, становились все настойчивей. Такая политика властей заставила бельгийских хулиганов стать организованней и хитрей. Они достаточно быстро сообразили, что, во избежание ненужного внимания со стороны полиции, им необходимо перемещаться небольшими группами и отдельно от мирных болельщиков. Теперь хулиганы стали выезжать на игры на автомобилях, а не на автобусах и поездах, что также позволяло им легко и быстро растворяться в толпе после различных инцидентов. В то же время, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания во время таких поездок, они перестали носить атрибутику с традиционными клубными цветами, а переняли английский стиль одежды футбольных хулс. Такая тенденция в конечном итоге привела к формированию таких групп, как «Брюгге Кэшл Ферм» (ФК «Брюгге») и «К4 Кэшлс» («Андерлехт»).

Большое значение для нормализации обстановки в Бельгии имел продолжавшийся запрет на участие английских клубов в европейских турнирах. Поэтому влияние соседней Голландии стало еще ощутимее, что обусловило образование различных альянсов, среди которых можно выделить следующие: «Ден Гааг»‑«Брюгге», «Андерлехт»‑«Аякс» и «Антверпен»‑«Фейеноорд».

В конце 80‑х Бельгия вступила в период стремительного роста хулиганских организаций. До того времени большая часть инцидентов была связана с фанатами четырех клубов: «Брюгге», «Антверпена», «Андерлехта» и «Стандарда». Теперь же на сцену стали выходить хулиганы других клубов, включая «Шарлеруа», «Жерминаль Беерскот» и RWDM. В то же самое время некоторые хулиганы, в основном из числа фанатов «Антверпена» и «Стандарда», стали регулярно выезжать с национальной сборной на зарубежные матчи.

Первое их появление было отмечено в Германии в 1991 году, когда в Ганновер приехало два автобуса, до отказа заполненных бельгийскими хулиганами, устроившими в городе серьезные беспорядки. Немецкому самолюбию был нанесен такой удар, что, когда наступило время ответной встречи, в Бельгию направился десант в составе трех туристических автобусов, которым, несмотря на возражения полиции, все‑таки разрешили въехать в Брюссель. Немецкое нашествие настолько деморализовало бельгийских хулиганов, что лишь немногие из них решились на открытое противостояние. Тогда всю свою энергию гости обратили против местной полиции, что привело к аресту более 800 немецких фанатов.

Удивительно, но, невзирая на продолжавшуюся борьбу бельгийской полиции с футбольными хулиганами, она по‑прежнему не обладала необходимой законодательной базой, чтобы разбираться с задержанными фанатами. Чаще всего случалось так, что хулиганы задерживались в полицейских участках всего лишь на пару часов. А запреты на посещение стадионов не введены до сих пор. Ситуация стала меняться только к концу 90‑х годов, когда Бельгия и Голландия завоевали право на совместное проведение чемпионата Европы 2000 года. Дабы продемонстрировать свои объединенные возможности как хулиганам, так и УЕФА, количество полицейских на футбольных матчах увеличили на 30%, а телевизионные камеры слежения были установлены практически на всех крупных стадионах. Наряду с этими мерами сами клубы принялись составлять черные списки, куда вносились известные хулиганы и нарушители порядка, не допускавшиеся на стадионы. Однако, как это случилось в Англии, такая политика вынудила хулиганов просто переместить свои драки в дни матчей со стадионов в городские кварталы.

Интересен тот факт, что ради смягчения напряженности в отношениях с хулиганами органы правопорядка избрали новую тактику и попробовали установить прямые контакты с лидерами всех известных группировок. Однако должного эффекта это не принесло. Более того, ситуация только ухудшилась, и в один из сентябрьских выходных дней 1999 года страна стала свидетелем жестоких столкновений на трех матчах, включая игру между «Андерлехтом» и «Брюгге», которую в связи с опасностью массовых беспорядков пришлось перенести на другой день.

Последствия были таковы, что к началу европейского первенства бельгийская полиция была вынуждена прибегнуть к единственно приемлемой в этих условиях тактике - полной нетерпимости к футбольным хулиганам. При подготовке к чемпионату многие лидеры группировок были арестованы в ходе ночных рейдов, и полиция четко дала понять, что каждого, кто перейдет границу дозволенного, ждет быстрое и суровое наказание. Что могут охотно подтвердить английские фанаты, испытавшие на себе гнев бельгийского правосудия после беспорядков, учиненных в Брюсселе и Шарлеруа. За исключением двух этих инцидентов, подобная тактика была достаточно успешной, хотя и собрала огромное количество критических отзывов со стороны футбольного сообщества Европы и особенно Англии.

Однако после Евро‑2000 бельгийские власти продолжали сталкиваться с проблемами, создаваемыми местными хулиганами. Не так давно, в апреле 2002 года, полиции удалось предотвратить запланированную драку нескольких сотен хулиганов «Антверпена» и «Жерминаль Беерскота», которая должна была состояться на территории автостоянки в ночь перед игрой этих команд. В октябре 2002 года встреча в рамках Лиги чемпионов между «Брюгге» и «Галатасараем» закончилась жестоким побоищем в центре города, несмотря на привлечение 800 полицейских и двух вертолетов.

Власти настолько обеспокоились таким положением дел, что бельгийский парламент был вынужден принять закон, который гласит, что каждый, задержанный полицией в радиусе пяти километров от стадиона в день матча, будет считаться хулиганом и понесет соответствующее наказание.

Для хулиганских групп подобные меры лишь добавляли привлекательности самому футболу, как это и происходит в любой другой стране, сталкивающейся с подобными проблемами. Но есть, впрочем, один аспект, выгодно отличающий Бельгию от остальных стран. И аспект этот поистине уникален. Как оказалось, бельгийским фанатам присущ высокий уровень общественного сознания.

Одним из примеров, подтверждающих это, стал сбор денег в пользу косовских беженцев, организованный участниками группировки «Хелл Сайд» футбольного клуба «Стандард» (Льеж). А в марте 2002 года группировка под названием «Киелс Хулс» из Беерскота устроила шоу‑викторину в целях создания фонда для помощи сыну одного болельщика, больного раком.

Специально приглашенные для участия в викторине команды из числа фанатов «Антверпена», «Брюгге» и «Гронингена» отвечали на вопросы, касающиеся истории хулиганского движения, используя богатые клубные архивы книг и видеоматериалов, собранных со всей Европы.

Несмотря на опасения полиции, мероприятие пропито без каких‑либо происшествий, а первый приз, картина, изображающая битву польских и английских хулиганов в Варшаве, достался группе фанатов из «Антверпена». В итоге организаторам шоу удалось собрать более 10 тысяч фунтов стерлингов.