ГЛАВА ^ЗУ СТОКГОЛЬМ И ПАРИЖ 4 page

Не могу не пожалеть, что бывает и так: в запале спортивной борьбы иной «старшина», иной капитан, забывает о своем положении, теряет объективность, чувство справедливости, дисциплинированность.

Это недопустимо. Даже при судейских ошибках, которые, кстати, случаются крайне редко, капитан должен уважать звание и решения спортивного судьи. Что будет происходить на поле, как может испортиться любой, самый интересный и напряженный спортивный поединок, если капитан не сможет своим примером, безукоризненной корректностью поведения остановить слишком горячие головы?

...Но вернемся к матчу с Уругваем.

Я видел хорошо, что уругвайцы правы. Подошел на всякий случай к Игорю Численко, спросил: «Был гол?» - «Нет». Мы не привыкли к нечестной игре. Пусть бы и пришлось нам трудно, очень трудно в оставшиеся минуты, но получать победу за счет судейской ошибки?..

Я подошел к судье и словами и жестами сумел убедить его, что наши соперники правы и что этот мяч, действительно, засчитывать нельзя.

Напряженно прошли последние минуты встречи. Было похоже, что матч так и закончится со счетом 1:1 Мы не давали нашим соперникам возможности создавать опасные моменты, прерывая их наступление далеко от нашей штрафной площадки. В свою очередь и уругвайцы старательно стерегли наших нападающих.

Но за одну минуту до конца игры Игорь Численко получив мяч, неожиданно передал его, чуть ли не через все поле, Хусаинову, переместившемуся вовремя с края ближе к штрафной. В одно касание наш левый край отбросил мяч метнувшемуся вперед Понедельнику. Последовал сильнейший низкий удар. Coca успел только отбить мяч. Иванов, что называется, подобрал этот неожиданный подарок, и - матч с Уругваем был выигран.

6.

Знаете, что, пожалуй, самое трудное в таком напряженном и тяжелом турнире, как футбольный мировой чемпионат?

Часы ожидания.

Остались позади упорные игры в подгруппе. Их было только три, а показалось, что играем мы уже давно на этом арикском стадионе, что уже давно живем в этой длинной двухэтажной гостинице.

Прошел слух, что уже прилетели наши соперники, сборная команда Чили. По всему городку передавалось из уст в уста заявление чилийского тренера Фернандо Риера.

Риера был настроен оптимистично. Он знает нашу команду, видел ее игру, когда побывал в Москве, год назад. Тогда мы встречались со сборной Норвегии. Видел нас и во время нашей поездки по Южной Америке поздней осенью прошлого, 1961 года.

- Мы твердо надеемся на успех, - так будто бы заявил представителям прессы Фернандо Риера.

В полном ли порядке была наша команда перед встречей в Чили?

Я вспоминаю, что все-таки немного устал, перенервничал Лев Яшин. Известно, что место вратаря в команде самое, пожалуй, тревожное. С большим нервным напряжением играет даже наиболее опытный и хладнокровный вратарь. Такое нервное напряжение через два дня на третий испытывал в Арике Яшин. Оно требовало разрядки. Вероятно, такую разрядку он мог бы получить. Все встречи в Арике просидел на трибунах наш второй вратарь, молодой Сергей Котрикадзе. Может быть, ему нельзя было доверить защиту ворот в таких трудных и напряженных встречах? Это отпадает. Сергей - действительно первоклассный вратарь. Тренеры могли и должны были поставить его на игру, сменить Льва Яшина.

Пожалуй, можно было пожелать лучшей спортивной формы и для нашей защиты накануне встречи с Чили. Я уже упомянул, что при формировании команды для участия в мировом чемпионате были допущены, на мой взгляд, некоторые странности. По существу, в самый острый момент борьбы за дальнейшее участие в турнире мы были лишены возможности заменить кого-либо из защитников. А, наверное, это было нужно. Прилив свежей энергии в уставшую команду всегда необходим. Помните нашу встречу с Колумбией после матча с югославскими футболистами? Наверное, она далась бы нам легче, если б в защите сыграли футболисты резерва.

Однако все эти соображения появились у меня, что называется, задним числом. Мы довольно уверенно подошли к четвертьфинальной игре. Потерять лишь одно очко из шести возможных - для такого трудного соревнования это совсем неплохо.

Традиционная установка на игру мало чем отличалась от предыдущей. В общих положениях план был представлен правильный, на мой взгляд, вытекающий из характерных особенностей манеры игры чилийцев.

На сей раз, в отличие от задачи в матче с колумбийцами, нам не было предложено «разгромить» соперников. Ограничить свободу их игровых действий, стараться лишить их возможности использовать главное оружие - технику владения мячом - это было нужно. Стремиться опережать соперников во всех действиях, развивая атакующие действия в основном по краям, быстрыми проходами, - как видите, больших «откровений» не было. Но ошибаются те, кто думает, что тренеры обязаны поминутно предусмотреть ход действий на поле. Это возможно только в настольном футболе, а настоящий, на поле, - дело настолько живое и творческое, что плох будет тот тренер, который попытается расписать заранее всю игру. Во-первых, это будет просто пустая фантазия; во-вторых, это значило бы отвести самим футболистам-мастерам роль пешек, на которую они, конечно, не согласятся...

Между прочим, в нашем футболе есть-таки любители «разжевывать» перед началом встречи предстоящий поединок так, что, кажется, тебе только и остается действовать, как заводная машинка, ни о чем не думая. Беда здесь в том, что некоторые малоопытные футболисты бывают настолько «послушными» в игре, что не заботятся больше ни о чем, лишь бы выполнить строго все, что предписал тренер. Я не стал бы делать отступления в моем рассказе о матче с Чили, если б это явление не превратилось, в конце концов, в опасность для нашего футбола. Постепенно, понемногу, накапливаясь годами, излишне «послушная манера» поведения на поле стала мешать футболистам творчески действовать на поле, играть свободно, находить верные решения самостоятельно. Характерно, что слово «работа» заменило понятие «игра». Футболист-исполнитель стал теснить футболиста-игрока.

В частности, есть такой термин - плотное держание подопечного. Для тех, кто не очень знаком с футболом, объясню: это значит стремиться обезопасить игрока, против которого играешь в ходе матча. Допустим, мне, левому полузащитнику, надо стараться лишить свободы действий правого полусреднего нападения противника.

Для иных футболистов термин «плотно держать соперника» стал основным законом поведения на поле. Они заботятся только об этом и не рискуют переступить эту, строго очерченную обязанность: «А вдруг мой подопечный забьет гол?.. Нет, уж лучше я весь матч проведу с ним нога в ногу...»

Разумеется, постоянное внимание полузащитника к действиям «доверенного» ему нападающего соперника необходима. Но ограничивать свою игру па поле обязанностями сторожа - значит не понимать ничего в футболе и только мешать команде. Решительное и своевременное вмешательство в игру своего «подопечного» нужно только в те отдельные моменты матча, когда этот «подопечный» получает мяч и готовится к участию в развитии атаки. Во все же остальное время надо самому играть на поле, стараясь принести как можно больше пользы команде. Не быть привязанным к одной задаче, а стараться творить на поле - вот в чем, по-моему, смысл игры каждого футболиста, на каком месте он бы ни находился.

Когда перед игрой с Чили мы получили от наших тренеров задание - плотно держать игроков соперника, - это вовсе не значило, что следовало становиться только сторожами в матче. Тебе самому предоставлялась полная свобода выбора своих действий в зависимости от обстановки, которая возникает в тот или иной момент в ходе встречи. Вряд ли стоит говорить, что футболисты сборной команды именно так и понимали советы тренеров.

...Матч сложился неудачно для нас. Правда, вначале нам удавалось довольно остро атаковать. Миша Месхи, получив, как он того и хотел, подачу через голову защитника, смело и стремительно прошел по краю. Защитник, видя, что ему за Мосхи не успеть, грубо оттолкнул нашего крайнего нападающего руками. Был пробит штрафной. Виктор Понедельник с высоком прыжке достал мяч головой, но но попал мячом в ворота.

Какое-то время игра шла ровно. Ни чилийцам, пи нам не удавалось добиться заметного преимущества.

И тут чилийцы внезапно забили гол. Я говорю внезапно, потому что до сих пор не могу понять, как мог мяч попасть в ворота с того места, с которого он был пробит!

В одну из атак чилийцев по левому краю Вороний сыграл излишне резко. Судья справедливо назначил штрафной удар. Как водится, паши игроки устроили «стенку». Но место, откуда должен был быть произведен удар, исключало, казалось, всякую возможность непосредственного взятия ворот. Во-первых, мяч был далек от ворот, во-вторых, угол, при котором производился удар, был слишком острым.

Так рассчитал и Лев Яшин. И, пожалуй, ни у кого из нас не было сомнений в том, что сейчас со штрафного последует передача в центр. Мы «разобрали» игроков, готовясь ликвидировать нажим.

Штрафной бил левый крайний чилийцев Леонель Санчес. И случилось, повторяю, маловероятное! Мяч, какой-то дугой пролетев над головами футболистов, стоящих в «стенке», влетел в правый угол наших ворот, колыхнув сетку...

0:1. Мы проигрываем. Сразу же оказываемся в положении отыгрывающихся.

Мы стараемся перевести игру па половину поля противников. Теперь только вперед и вперед. Стремимся непрерывно атаковать. Редкими контратаками отвечают чилийцы. Нанте территориальное преимущество очевидно. Но много ли опасных моментов у ворот сборной Чили? Нам никак не удается найти тропки к воротам в этой крепкой обороне, когда у штрафной площадки действует большинство футболистов-чилийцев.

Примерно в середине первого тайма приходит как будто бы радость и облегчение. Михаил Месхи, быстро подобрав мяч, делает мгновенную, с одного касания, передачу Игорю Численко, переместившемуся в центр, и тот столь же быстро посылает мяч в сетку!

1:1.

Мы ободрились, а наши соперники заметно огорчены, даже, кажется, немного упали духом.

Теперь только не дать им прийти в себя. Надо атаковать. Надо снова сделать попытку растянуть защиту стремительными проходами наших крайних нападающих. И кажется - это нам должно удаться. Вот снова Миша Месхи что-то затевает со своим опекуном, и тот уже в некоторой растерянности... Вперед, ребята, вперед!..

И вдруг, как гром среди ясного неба, - гол... Да, но гол не в чужие, а в наши ворота.

Произошло это так, Валентин Иванов, получив мяч, остановился па какое-то мгновение. Он хотел взглянуть на поле, оценить обстановку, дать пас в направлении, наиболее выгодном для развития очередной нашей атаки. Одно мгновение! А чего оно нам стоило!

Иванов остановился, и в этот момент левый крайний чилийцев быстро, как у нас говорят, «украл» мяч у нашего форварда. Отобрал мяч и двинулся вперед.

Сама по себе ситуация по такая уж тревожная. Метров тридцать пять еще до наших ворот. Конечно, нападающий попытается выбрать момент для паса, передать мяч тому, кто сумеет освободиться от опеки, оказаться в наиболее выгодном положении.

Подключается в помощь партнеру полузащитник Рохас. Сильный, точно пробитый издали мяч врезается в сетку ворот. Яшин, закрытый игроками, не успевает заметить начала удара и запаздывает с броском.

Не стану подробно рассказывать о втором тайме. Известно, что он не принес нам удачи. Мы атаковали почти все сорок пять минут. Но чилийцы, как им и следовало сделать в такой ситуации, создали мощнейший заслон у ворот.

Наше нападение продолжало играть, как обычно, комбинационно. Но снова комбинации были похожи друг на друга, как близнецы, и без особого труда разгадывались соперниками.

Мы наступали почти всей командой, и долгое время во втором тайме игра шла, по существу, в одни ворота.

Но эти ворота были на крепком замке. Что делать? Мы не сумели взломать этот, в общем-то нехитрый, замок сплошной, массированной обороны, когда на штрафной защищается вся команда и мячу буквально некуда попасть, разве только в тело игроков.

И наступило волнение, и с ним - суетливость.

Тяжело и обидно было нам уходить с поля стадиона в Арике без надежды на дальнейшую борьбу в чилийском чемпионате. Тяжело и обидно было думать, что четыре года, прошедшие со времени матчей в Стокгольме на Кубок Нике, в сущности, ничего не изменили. Вот мы по-прежнему, как и тогда, уходим с поля, не перешагнув и четвертьфинальной черты, первого барьера на пути к большой победе.

7.

Спустя несколько дней мы сидели на трибунах стадиона в Сант-Яго. Здесь в полуфинальном матче встречались наши недавние соперники - сборная команда Чили с футболистами Бразилии.

Бразильцы выиграли перед этим матч у сборной Англии. Рассказывали, что чемпионам мира пришлось много времени играть в этой встрече вдесятером. Рано выбыл из игры получивший повреждение Амарилдо. Три четверти матча он простоял, не принимая участия в ее событиях, на левом краю.

И все-таки бразильцы выиграли. Говорили нам, что особенно хорошо играл в матче с англичанами крайний нападающий Бразилии Гарринча. Он сам забил два гола и с его подачи Вава забил гол. И дело даже не в голах а в том, что Гарринча был душой нападения, действовал на редкость искусно.

Не скрою, мне захотелось внимательно приглядеться к тому, как будет играть знаменитый форвард.

Команды вышли на поле. Я быстро нашел глазами коренастую, невысокую фигуру правого крайней команды - чемпиона мира. Пожалуй, внешне он немного напоминает нашего Ивана Мозера. Что ж, посмотрим еще раз, в чем же его великолепное мастерство, о котором не устают писать газеты. Посмотрим вообще, что же представляет собой сегодня команда, возглавляющая современный мировой футбол и претендующая снова на высокий чемпионский титул?

Скажу сразу: команда была уже не та, что четыре года назад. Я очень внимательно следил за игрой бразильцев, и мне казалось, что вижу неважную копию коллектива, сумевшего в Стокгольмском турнире победить всех. В чем тут дело? Большой тайны нет. Просто команда постарела. Постарела на четыре года. Осталась и еще более стала отточенной техника, но «возраст» поубавил свежести, той свежести, которая позволяет играть на поле легко и вольно.

Прибавился опыт. Именно он помогал теперь бразильцам. Они играли не торопясь, зорко, все зная заранее. Они не стеснялись, когда этого требовала обстановка, прибегать к не очень спортивным приемам, чтобы прервать борьбу: откатывали мяч своему вратарю чуть ли не с центра поля, откровенно били в аут...

У меня было такое впечатление, что чилийцы в этом матче играли активнее, свежее, напористее. Бесспорно, они больше владели мячом, больше действовали на чужой половине поля.

Но - факт остается фактом! Бразильцы и на этот раз победили.

Почему они выиграли?

Просто потому, что снова оказались ближе всех к футбольной истине нашего времени.

Тактическая схема, примененная бразильцами в Стокгольме, «1-4-2-4» была теоретически признана наиболее рациональной и передовой. Забота о защите своих ворот в моменты опасности - условие важнейшее, и оно при такой схеме выполнялось успешно. Столь же успешно и опасно команда переходила к наступательным действиям, имея возможность создать атаку, хорошо поддержанную из глубины обороны.

Но в игре с чилийцами бразильцы играли уже по другой тактической схеме. Видимо, их защита, немного постарев, потеряла прежнюю скорость и уже не могла уверенно действовать так, как в Стокгольмском турнире. Теперь бразильская команда играла по схеме «1-4-3-3». Как видите, в нападении оставалось только три футболиста. Два нападающих слегка оттягивались назад, помогая своим полузащитникам и защитникам. Ворота по-прежнему оставались в относительной безопасности: чилийцам очень трудно было пройти массированную оборону.

А нападение? Ведь невозможно выиграть матч без острых и опасных атак, без наступательных действий!

Вот тут-то и появляются на первый план Гарринча и его партнеры, немногочисленные партнеры по атакам.

Помню несколько характерных эпизодов.

Резко и развернуто, всем фронтом, атаковали чилийцы. Атака была увлекательной, внешне красивой и не очень опасной. Бразильцы, находясь в большинстве близ своей штрафной площадки, без особого труда атаку прервали.

Что последовало дальше? Несколько передач - и мяч попадает к Гарринче. Из трудного положения, находясь да месте правого инсайда, он, мгновенно обработав мяч, неожиданно, с полулета бьет с левой ноги в верхний угол ворот! Неотразимый гол...

Все это было проделано в считанные доли секунды. Замедленный темп, в котором только что играли, обороняясь, бразильцы, сменился внезапной вспышкой предельной скорости, энергии, наступательного порыва.

Второй эпизод. Снова атаковали чилийцы. Снова оборонялись бразильцы, оставив впереди трех своих нападающих: Гарринчу, Загало и Вава.

И снова захлебнулась на подступах к воротам атака футболистов Чили. И мяч уже переведен к противоположным воротам.

Угловой удар у ворот чилийцев подает Загало. Рывок с места совершает Вава, он устремляется к центру штрафной площадки, и кажется, что именно ему сейчас будет дана прострельная передача. Двое или трое защитников спешат окружить центрального нападающего, не дать ему играть. Передача ему бесполезна... Я слежу за Гарринчей. Что предпримет он в такой обстановке?..

Гарринча внезапно метнулся к ближней штанге, влево. Маневр был произведен настолько неожиданно и стремительно, что защитники ничего не успели сделать. Загало вовремя заметил маневр партнера. Точно адресовал ему мяч, как говорят, на ход вперед. Резким ударом головы Гарринча послал этот сильный, быстро летящий мяч в угол ворот, рядом со штангой!

Вот тебе и трое нападающих. Нажимают все время чилийцы, а счет уже 2:0 в пользу Бразилии!

Известно, как закончился этот матч. Бразилия выиграла - 4:2. Два мяча забил Вава. Не обладая уже высокой скоростью, этот замечательный форвард весь матч держал в напряжении всю защиту чилийцев. Вот уж он действительно весь, целиком отдается атаке, не жалея себя! В этом матче он блестяще играл головой. Оба мяча были им забиты головой, и оба свидетельствовали о редком бесстрашии и удивительном чувстве места.

Техника и смелое тактическое творчество. Вот почему выиграли бразильцы. Творчество было возможно конечно, потому, что все трое так же уверенно владели мячом, как, скажем, человек своей походкой. Это уверенное владение делало их «зрячими» на поле, то есть все, что они совершали на протяжении встречи, было осмысленным, остроумным, целеустремленным. Подачи с края были, например, у Гарринчи исключительно продуманными, вытекающими из той обстановки, которая возникала на штрафной, и, в свою очередь, создающими острейшие положения.

Мне не пришлось видеть заключительный матч бразильцев с футболистами Чехословакии. Сразу после полуфинальной встречи Бразилия - Чили мы отправились домой, на Родину.

Рассказывали, что на стадионе «Насьональ» развернулась захватывающая борьба. Кто мог думать накануне чемпионата мира, что именно чехословацкие футболисты станут наиболее вероятными претендентами на высшее футбольное звание?

И вот эта команда - в финале.

Бразильцам в этом матче пришлось поначалу туго. Именно сборная ЧССР открыла счет в финале и какое-то время была как никто близка к футбольной короне, когда полузащитник Мясопуст, использовав точную передачу, опередил на мгновение бразильского вратаря Жильмара и направил мяч в ворота. Но победили бразильцы. Честь им и слава. Наш земляк Николай Гаврилович Латышев, судивший этот матч (признанный, кстати, лучшим судьей чемпионата), зафиксировал новый и заслуженный успех бразильского футбола.

ГЛАВА 5БРОСОК

1.

Дома, на Родине, мы разошлись по своим командам. Был в разгаре чемпионат страны.

У нас в «Спартаке» дела были плохи. Не ладилась игра.

...Мы прибыли в Ташкент. Настроение у всех было тревожное. Предстояла трудная игра с «Пахтакором», командой, зарекомендовавшей себя самым лучшим образом.

Тяжелой была ночь перед встречей. Зной стоял такой, что мы обворачивались мокрыми простынями и не спали. А что же будет днем? Нам говорили, что в эти июльские, самые жаркие дни термометр поднимается в тени выше отметки сорок!

Стадион белел от газет и платков, предусмотрительно надетых на голову. Солнце пекло с беспощадной силой. Конечно, трудно было и нам и пахтакоровцам.

Мы играли вяло. Хватаешь раскаленный воздух сухими губами и только думаешь: «Выдержу?» Какая уж тут игра...

Соперникам все-таки немного легче - они у себя дома и привыкли к климату.

Один за другим мы пропускаем два гола. Ничего себе начало ответственного, можно сказать, решающего матча. Ход игры таков, что о радужных перспективах не может быть, кажется, речи...

С наслаждением отдыхаем, переводим дух в раздевалке. Здесь прохладно, а это сейчас представляется самым важным на свете.

Тренеры молчат. Что тут скажешь? Разве они не понимают, как трудно играть в такую духоту? Побранить нас не поворачивается язык. Дают советы. Расстроены сильно. Расстроены и мы.

Немного придя в себя, собираемся. Это всегда заметно и от одного переходит к другому.

Кончился перерыв, нас приглашают па поле.

- Что ж, пошли? - говорю я ребятам. - Давайте побегаем!

- Пошли...

Не слышно ни одной шутки, все сосредоточенны. Впереди сорок пять минут пекла. Однако раскисать ни в коем случае нельзя. Кто вообще сказал, что спортсмен может сдаться солнцу?..

Наверное, так думали все мои товарищи, потому что они взяли себя в руки и с начала второго тайма предложили самый быстрый темп, на который были только способны и в нормальных условиях. Ташкентцы явно не ожидали от нас этого. И уже за первые десять-двенадцать минут мы забили три гола.

3:2! Это был штурм, о котором до сих пор вспоминать приятно. Все бегали, казалось, не чувствуя духоты. От былой вялости не осталось и следа. Солнце оказалось побежденным. Пахтакоровцы тоже. Это была двойная победа: над соперниками и над собой. Очень важно, когда в команде возникает такой духовный подъем в час трудного испытания. Значит - здоровый это, крепкий коллектив, слаженный и дружный.

С этого матча «Спартак» заиграл. Были, конечно, и

осечки. Мы, помнится, проиграли очень важный для нас матч динамовцам Тбилиси. Проиграли на своем поле, в Москве, как раз в тот момент, когда начали появляться какие-то шансы занять более или менее почетное место в дюжине сильнейших.

Кстати, после этого матча нас, спартаковцев, вообще перестали «принимать всерьез» как опасных конкурентов командам, ушедшим далеко вперед. Предстояло еще много серьезнейших матчей с лучшими командами страны, а у нас по-прежнему «золотой запас» был самый минимальный - всего шесть очков из шестнадцати возможных. В то время как московское «Динамо» набрало, если не ошибаюсь, тринадцать.

После проигрыша динамовцам Тбилиси мы до конца чемпионата не проиграли никому.

Когда все уже было завершено и московский «Спартак» стал чемпионом СССР 1962 года, восьмой раз чемпионом за свою историю, в газетах среди многих хороших, лестных слов в наш адрес проскальзывала все же нотка некоторого недоумения. Как все это могло случиться?.. Наш финиш иные склонны были считать если не просто счастливой случайностью, то чем-то в этом духе.

Но никакой случайности не было. Постараюсь объяснить, почему наша команда вдруг решительно пошла вперед и оказалась первой у финишной черты.

2.

Давно повелось у нас в московском «Спартаке», что все важное, происходящее в коллективе, обсуждается всеми вместе.

Незадолго до финальных матчей возник разговор, характерный для времени раздумий о новой тактике, новых исканий па широком футбольном поле:

- Что, если уже теперь попробовать нам постепенно начать переход на тактику «1-4-2-4»?

Мы крепко задумались. Было над чем подумать. Но так-то просто решиться в самый ответственный момент финальных матчей, да еще в нашем незавидном положении, на ломку привычной тактики. Ведь она годами существовала, прочно вошла в сознание футболистов. И опытных и молодых. Мы всю жизнь играли по старой тактической схеме, молодежь была воспитана в ее Духе.

А достаточно ли у нас сил для перехода на новую тактику? Нет ничего проще провозгласить ее и расставить игроков по схеме. Но такой «переход» ровным счетом не даст ничего, кроме прямого вреда. Нужны футболисты, которые могли бы сразу заиграть в духе новых требований. Есть ли они в нашей команде?..

Словом, нас одолевало множество сомнений. Стали мысленно расставлять по местам футболистов, представлять себе, как может пойти игра. Здесь все нужно было учесть, все хорошенько продумать. Вплоть до характера футболиста, не говоря уж о степени его технической подготовки, быстроте и так далее.

О вратаре мы вскоре перестали беспокоиться. В команду пришел классный вратарь, игрок сборной команды страны Владимир Маслаченко, надежный страж ворот.

Его переход в «Спартак» был, кстати сказать, убедительным примером чисто спортивного порядка. Давно уже Владимир хотел играть в нашей команде. Ему нравилась манера игры «Спартака», наша крепкая спортивная дружба, хорошая, творческая обстановка в коллективе.

Давно он хотел перейти к нам, по честно и самоотверженно, как и подобает настоящему спортсмену, продолжал играть в команде московских железнодорожников. Продолжал играть до тех пор, пока его там ценили, пока он чувствовал уважение к себе, к своему спортивному мастерству. Быть может, он и не пришел бы к нам еще годы, если бы не почувствовал холодка в отношениях к нему со стороны некоторых руководителей клуба. Дело доходило до того, что замечательного вратаря, которому была доверена честь защищать ворота сборной, перестали включать в состав на игры...

Владимир Маслаченко подал заявление в «Спартак». Просьба его была удовлетворена федерацией футбола. Да, это чисто по-спортивному. Это не имеет ничего общего с попытками иных, не в меру зазнавшихся мастеров бросить воспитавший их клуб только потому, что где-то им предлагают лучшую квартиру и так далее... Такие попытки грязны, они позорят наш честный большой советский футбол. Не могу себе представить, как это возможно?! С юных лет я играю в «Спартаке», были, конечно, и на моем спортивном пути огорчения. Но чтобы изменить своему коллективу? Нет, это не укладывается в сознании, этого я просто не понимаю... Бесконечно права наша футбольная федерация, когда самым решительным образом пресекает подобные, чуждые нам явления.

...Не вызывала сомнений, когда мы думали о переходе на новую тактику, и наша спартаковская защита. А нам было очень важно, чтобы наши защитные линии были гибки и крепки.

- Геннадий Логофет очень подходит, - рассуждали мы, - хорошо владеет мячом, техничный, быстрый. Ведь он же в дубле играл полузащитника и неплохо играл. По характеру парень самоотверженный, решительный...

Геннадий Логофет только в этом году, ближе к концу сезона, стал играть в основном составе. Воспитанник школы «Спартака», студент института физкультуры, он зарекомендовал себя в дубле с самой лучшей стороны. Это думающий футболист, обладающий хорошей чуткостью ко всему новому, что, впрочем, свойственно молодости.

На левом фланге - Анатолий Крутиков. Немногие наверное, знают, что этот защитник был в свое время правым крайним нападения. Для того плана, который мы обдумывали, трудно было найти лучшего исполнителя на своем месте.

Возникли некоторые затруднения с выбором центрального защитника. Затруднения, я бы сказал, хорошие. Дело в том, что на эту роль с полным правом претендовали Анатолий Масленкин, опытнейший футболист, игрок сборной команды страны, и молодой его коллега по месту в команде Валерий Дикарев.

Будет видно, решали мы. Дикарев, с его быстротой умением мгновенно оценить обстановку, подстраховать кого надо вовремя, очень ценен. Масленкин сможет играть и в полузащите, если понадобится, ему не впервой!

Четвертым защитником, вторым центром защиты мог вполне стать молодой Алексей Корнеев. Он вырос как спортсмен. Цепкий, умеющий хорошо оценить обстановку, Алексей способен выключить из игры любого соперника, нападающего. Он отлично умеет разрушать комбинации, которые стараются проводить в атаке противникн. Его игра в обороне будет наверняка надежной...

В полузащите, предполагалось, будем действовать мы с Юрием Фалиным. Молодой по годам, но уже опытный футболист, Фалин отличался редким трудолюбием, работоспособностью. Не могло быть сомнений в том, что, выполняя в нужные моменты функции, свойственные полузащите, он будет полезен нападению. У Юрия хорошее чувство мяча, чутье обстановки. Он всегда остро атакует и уж не упустит возможности забить гол.

Немного беспокоило нападение. На левом краю - Галимзян Хусаинов, классный, опытный. Здесь все в порядке. Двадцатилетний Юрий Севидов и его ровесник Валерий Рейнгольд, которым мы предназначали роль центральных нападающих, не обладали еще достаточным опытом, в этом не было сомнения.

Однако качества каждого следовало представить себе в их развитии. Ведь уже с прошлого года сильно «прибавил» Юрий Севидов. Парень быстро растет. Он немного медлителен, но это, вероятно, исправится. А то что иногда слишком увлекается индивидуальной игрой, это не так уж плохо. С опытом придет и та самая золотая середина, которая делает нападающего наиболее результативным и опасным: умение взять на себя игру в сочетании с острым комбинационным замыслом.

Его партнер Валерий Рейнгольд еще в прошлом сезоне показал себя нападающим весьма острого стиля. Напорист, очень быстр. Немного «близорук» уж точно. Нешироко видит вокруг себя, увлекается, получив мяч, все хочет пройти к воротам сам. Но защиту любой команды держит в напряжении. И еще далеко не раскрыл своих возможностей. Можно думать: станет парень играть мастерски.