Эпизод 17 Хазары

Голос. И вот я бегу навстречу своему главному приключению, даже не догадываясь, с чем я встречусь. Я думал, что шпионы опередят меня, похитят тетрадь из стола, а, может быть, и меня самого.

Рисунок 5. Тетрадь. «А. С. Пушкин. "Песнь о вещем Олеге".

Ну и негодяи, вот куда проникли! Где же они тут эти слова зашифровали…

Футболисты. Эй, Чик, выходи играть! Мы проигрываем!

Я не могу! У меня дело!

Д. Коля.

Как ныне сбирается вещий Олег…

Пеналь, пеналь… Хенц! Хенц! Считаю одиннадцать шагов!

-- У тебя шаги нецесные!

- Пацаны! Он говорит, у меня шаги нечестные?!

-- Нецесные! Нецесные!

-- А честный фингал не хо?

- Считаю!

И вдруг Чика страшно потянуло туда, на улицу, на футбол.

Чик. Посмотрим в гриве коня. Там было удобно припрятать несколько букв. Или взять меч.

-- Со кифале!

-- Нецесный мяц! Нецесный мяц!

Чик. Может, надпись зашифрована в словах… И холод и сеча ему ничего, но примешь ты смерть от коня своего…

Оба высунули головы.

Дядя Коля заволновался, забегал.

Ч. А может, у коня была возможность спастись? Я раньше не думал об этом. «Твой конь не боится опасных трудов…»

Рисунок превращается. Конь. Прощай, утешайся, да помни меня… Нарисованный конь

Фаина. Коля, я попрощаться пришла. Все, уезжаю. Больше не будем видеться. На кого будешь смотреть, Коля?.. Забудешь меня? Что смотришь, он опять за мной ухаживает… Поцелуй.

Чик. «И вскрикнул внезапно ужаленный князь.» Знаешь, дядя Коля, я понял, почему он вскрикнул. Не от боли. Нет, и от боли, конечно. Это же, наверно, больно, когда змея… Но он вдруг понял, что кудесник сказал правду. Вещий Олег должен был умереть! Он знал, что все – и конь, и Олег, - все обречены…

Рисунок светится.

Я забыл о том, что плакать стыдно, передо мной светились слова и зеленела трава, на которой сидели Игорь и Ольга. Тогда я в первый раз и на всю жизнь был потрясен правдой случившегося

Зорю бьют... из рук моихВетхий Данте выпадает,На устах начатый стихНедочитанный затих -Дух далече улетает. Не дай мне бог сойти с ума.Нет, легче посох и сума; Нет, легче труд и глад.Не то, чтоб разумом моимЯ дорожил; не то, чтоб с ним Расстаться был не рад:



Зима. Что делать нам в деревне? Я встречаюСлугу, несущего мне утром чашку чаю,Вопросами: тепло ль? утихла ли метель?Пороша есть иль нет? и можно ли постельПокинуть для седла, иль лучше до обедаВозиться с старыми журналами соседа? О сколько нам открытий чудныхГотовят просвещенья духИ Опыт, [сын] ошибок трудных,И Гений, [парадоксов] друг,
 

Цветок засохший, безуханный,

Забытый в книге вижу я;

И вот уже мечтою странной

Душа наполнилась моя:

Где цвел? когда? какой весною?

И долго ль цвел? и сорван кем,

Чужой, знакомой ли рукою?

И положен сюда зачем?

Учительница. А теперь все вместе, ребята, дружно, «Широка страна моя родная»! Запе-вай! Конец.