Глава Двенадцатая

- Что ты делала все выходные? Лейф сказал, что ты не очень хорошо себя чувствовала после концерта. Я хотела бы услышать что-нибудь от тебя. Но я не получила ничего, "nada" (прим. пер. по испански - "ничего"). Could Soul зажгла потрясно. Ты должна была остаться. Мы познакомились с группой, ну, за исключением их вокалиста, Данка. Он ушел раньше, или типа-того. Но мне все равно, это было великолепно. Я должна расцеловать папулино лицо за все это. - Миранда взяла меня под руку, когда болтала об этом. Я оглядела холл, в надежде рассмотреть Данка, в море лиц.

- Кого ты ищешь? - спросила Миранда заинтересованным голосом?

Данка в толпе не было, однако Кендра была и, она открыто флиртовала с Джастином. Что казалось странным.

- Ты видела Данка этим утром? - спросила я, посмотрев на Миранду, я молилась, чтобы она не смогла прочесть ничего лишнего в моем вопросе.

Она нахмурила лоб.

- Данк это Данк Уокер, солист "Cold Soul"?

Я кивнула и осмотрела шкафчики.

- Да, Данк, - повторила я. Растерянное выражение лица Миранды, вызвало в моей голове тревожные звоночки.

- Хм, ты снова принимаешь те обезболивающие, милая? С чего бы это солисту Cold Soul быть здесь?

Что-то было не так. Паническое чувство росло в груди.

- Доброе утро, - сказал Лейф, когда подошел к нам и обнял меня за плечи.

Миранда посмотрела на него с озабоченной улыбкой.

- Доброе, Лейф. Это так мило, что ты взял ее книги, в ту же минуту, как только вы пришли. Не хочешь ли ты подсказать, сделать также, Уайету?

- Ни за что, - Лейф усмехнулся и мягко сжал мои плечи. Как правило, когда он был рядом, он помогал мне, когда я была на грани паники. Однако, прямо сейчас, мне нужно знать где Данк и почему Миранда ведет себя так, как будто не знает о чем я говорю.

Я взглянула на Лейфа.

- Ты не видел Данка?

Такое же озабоченное выражение появилось и на его лице.

- Кого? - спросил он, пугающе не понимая.

- Она, меня тоже самое спросила. Я думаю, она снова приняла кое-какие обезболивающие сегодня утром. У тебя все еще болит? Твоя мама знает? Потому что, девочка моя, ты в помешательстве или вроде того, если ты думаешь, что Данк Уокер в нашей школе. Миранда и Лейф посмотрели на меня оба с таким выражением лиц, как будто бы я нуждалась в заботе. Я посмотрела на Кендру, которая крутилась вокруг Джастина.

- Кендра сейчас с Джастином встречается? - спросила я обычным тоном, чтобы не выдать ту панику, которая бушевала внутри меня.

Лейф еще больше нахмурился.

- Да, онИ, уже несколько месяцев встречаются. Ты в порядке, Пэган?

Я улыбнулась и кивнула.

-О-о, хм, я забыла. Нет, я в порядке. Я просто должна сделать остановку в туалете, прежде чем я пойду на первый урок. Я встала на цыпочки, быстро поцеловала Лейфа в губы и направилась в другую сторону. Мне нужно, избежать их внимания, так я смогу подумать. Данк ушел, и никто не помнил его.

Туалет, к счастью, был пуст. Я бросила свои книги на сырую подставку и прислонилась к стене для поддержки. Мое сердце так больно сжалось в груди, что я испугалась, что оно остановится. Кто-то вошел внутрь, а я собралась спрятаться в кабинку. Мне нужно было уединиться со своим психическим срывом. Но после двух шагов, которые я услышала, дверь туалета больше не открывалась. Я замерла, сделала глубокий вдох, а затем обернулась, чтобы посмотреть на присутствующих. Темноволосая девушка-подросток дрейфовала около стены. Я окончательно повернулась и сделала шаг к ней, и она меня заметила. Она, казалось, удивилась, что я могу ее видеть, и улыбка вспыхнула на ее лице.

- Кто ты?- спросила я, но она только глазела на меня, - Ты можешь со мной поговорить? - я не долго беспокоилась по поводу ее игнорирования. Она покачала головой и, ее улыбка стала грустной. Она подплыла ко мне поближе, подняла руку и дотронулась до моих волос. Ничего. Не дрожи или мурашек. Как будто бы ее не было здесь. Это было все, что я всегда знала о душах.

- Почему ты не можешь говорить? - спросила я, а она была в движении, пока стояла передо мной. Она покачала головой, как если бы, мне нужно было по другому задать свой вопрос.

- Ты не имеешь права говорить со мной или ты не хочешь? Я не боялась ее. Я знала, что она не имеет силы, чтобы причинить мне боль. Она нахмурилась, разволновалась, покачала головой и с легкостью попятилась от меня.

Я сделала шаг к ней.

- Пожалуйста, мне нужны кое-какие ответы и я думаю, ты сможешь помочь мне.

Ее хмурый взгляд наполнился ужасом, а она продолжала трясти головой и пятиться от меня, как если бы она чего-то во мне боялась.

- Пожалуйста, - умоляла я, и при моих последних словах, она повернулась и исчезла в стене.

Я пялилась на стену туалета, пока дверь не открылась и внутрь не вошла первокурсница. Она остановилась и посмотрела на меня. Должно быть, я выглядела как идиотка, стоя здесь, уставившись на пустую стену. Я улыбнулась, чтобы успокоить ее. Может быть, об этом происшествии и не узнает вся школа. Не то, чтобы я беспокоилась, что про меня будут судачить люди. Мне нужно было лишь, чтобы Миранда и Лейф прекратили обо мне заботиться. Кроме того, мне нужны были ответы, и я уже устала ждать, пока Данк, расскажет мне все. Молодая душа не могла мне помочь по непонятной мне причине. Тем не менее, у меня было ощущение, что если бы я искала, то скоро нашла бы кого-то, кто был бы готов поговорить или смог бы говорить.

Коридор уже был пуст, что означало, я опоздала на Английскую Литературу. Боль вернулась, когда я подумала о лицах класса, без Данка. Даже, когда он не обращал на меня внимания, я могла его слышать и чувствовать тепло его взгляда. Сейчас, я даже не надеялась на маленький островок комфорта. Что было хуже боли, так это то, что никто не помнил его. Это выглядело, так, как если бы он никогда не существовал. Я остановилась прямо перед дверью. Войти внутрь, казалось невыносимым. Я сложила руки на животе, чтобы удержать боль, которая разрывала меня на части и прислонилась к стене. Я уставилась на пустой коридор, желая, чтобы другая душа захотела бы побродить по коридору.

Вместо этого, я осталась в пустой тишине. Первый раз в жизни я хотела быть побеспокоенной душой, но вокруг никого не было. Если бы я могла просто уйти куда-нибудь, где все кишело блуждающими душами, тогда я бы могла расспросить всех. Я могла бы спрашивать и спрашивать, пока не нашла того, кто смог и хотел бы со мной поговорить. Что-то подсказывало мне, что молодая душа в туалете хотела мне что-то сказать. Она была напугана. Но чем напугана? Чего должны опасаться души? Они вообще-то мертвы, или по крайней мере их тела.

- Больница, - прошептала я громко, помня, что однажды я видела бесконечные скитания душ в больнице. Я повернулась и направилась к парадной двери школы. Я пошла бы туда и начала задавать вопросы каждой душе, которую отыщу. Одна, но обязана будет со мной поговорить. Я хотел бы выяснить, как найти Данка. Он был реальным. Я знала его. Я любила его. Я должна была его найти.

- Мисс Мур? Наш кабинет там, - голос мистера Брауна прорвался сквозь мои мысли, я остановилась, и вздохнула, признав свое поражение, прежде чем повернуться лицом к моему учителю Английской Литературы.

- Да, сэр, я просто хм, я просто собиралась пропустить. Он улыбнулся и, покачал головой.

- Не надо, но поторопись, пожалуйста, мы уже начинаем изучать фантастическую красоту. Пойдем же.

Он отступил назад, пропуская меня первой. Я вошла в класс с желанием развернуться и побежать в другую сторону. Я знала, если мама позвонит и узнает, что я дезертировала с корабля, она будет в ярости, и мои шансы найти Данка испарятся, так как я буду заперта своей комнате до конца года.

Я вошла в классную комнату и прошла к своему пустому месту у окна. Стул около стола позади меня, был пуст. Я посмотрела на Кендру и на стул за ней, на котором расположился Джастин. Он просто вошел и занял место Данка. Омерзительно, я отвернулась. Как же она целуемая им и ласкаемая им, могла так быстро забыть его существование? Я вот, не забыла. Как она смогла? Каким образом она не чувствовала боль от его отсутствия? Он тоже был с ней добр. Почему он так много время проводил с ней? Я села на свой стул и постаралась засунуть накатившие эмоции поглубже. Я не могла теперь сидеть в этом классе, когда не было его.

- Чтение сегодняшнего задания на наших столах, должно проходить в полной тишине. Не болтайте со своими соседями. Я хочу, чтобы вы в полном молчании вдохнули красоту письменного слова. Примите его. Пускай оно впитается в ваши вены и наполнит вас удивительной красотой, чтобы вы сияли.

Стоны прокатились по классу.

- Тццццццц. Давайте порадуемся слову. Порадуемся этой красоте.

Ворчание продолжилось, когда звуки шуршаших страниц, заполнили комнату. Время, для большинства учеников, вздремнуть за своим учебником. Я открыла свой, желая найти хоть что-нибудь, что отвлечет мои мысли от Данка. Когда день кончится, я пойду в больницу, и начну задавать вопросы. Какие-нибудь души, да знали, какие-нибудь ответы.

- Фу, это поэтические штучки, - ворчание донеслось с задних парт.

Мистер Браун посмотрел на книгу в своих руках.

- Ах, да, это так мистер Кимблер, мило, что вы заметили.

Волна стона прокатилась по классу, а я нашла страницу, указанную на доске. Это было произведение Уильяма Вордсворта. Мне захотелось застонать с отчаянием. Изучение начала Романтического века, это не то, что мне сейчас нужно было. Где же трагические драматурги раньше были, когда я так в них нуждалась?

- Как эта фигня поможет нам в реальном мире? - сказал Джастин дерзким голосом. Хихиканье прокатилось по всему классу.

- Слушайте, слушайте, - крикнул кто-то, похлопывая по своему столу.

Мистер Браун взглянул еще раз, со слегка раздраженным выражением на лице:

- Господа, если не изучать слова известных поэтов-романтиков, как, вы собираетесь добиваться женщины, которую полюбите в один прекрасный день? Я могу вас заверить, что PDiddy не имеет таких слов наставления в его лирических творениях.

Его слова вызвали смешки. Я тоже, нашла бы это забавным, если бы осознание читаемых PDiddy текстов не казалось столь привлекательными в данный момент. Я взглянула на стихотворения которые мы должны были прочесть и написать, на двух разворотах. "К Молодой Леди" Уильяма Вордсворта. Я могла только надеяться, что это стихотворение было не о вечной любви.

Милейшее Дитя Природы, пусть бранят!

Здесь есть насест и луг зеленый

И гавань есть, что держит их.

Где ты Жена и Друг, увидишь

Твое сердечко, дней сует

И станешь ты, как молодых, и старых свет.

Там, ты бодра, как пастушок,

Средь радости цветов

Что увядают не в сезон

Ты, в то время детвора, цепляясь за тебя,

Покажешь нам, каким же божеством

Природа женщин создала.

И мысли, чувства не умрут,

И не покинут, пускай виски седые,

Лишь в рабство меланхолии возьмут

Но старость безмятежна и светла,

Прекрасна, как Лапландия в ночи,

Которая, так манит и влечет,

к твоей могиле, словно светлячки.

"- Удовольствие распространяется по земле. Заблудший подарок, который будет востребован тем, кто его найдет."

Мое разбитое сердце дрогнуло. Я начал писать. Боль внутри меня выливалась на бумагу. Это было такое чувство, как будто бы с каждым написанным мной словом я истекала кровью. Погруженная в необходимость высказать кому-то свою внутреннюю боль, меня напугало, когда кто-то потянул мой листок бумаги. Я вскинула голову. Мистер Браун кивнул мне и откашлялся.

- Ах, оказывается Мисс Мур знает Уильяма Вордсворта или уже сделала домашнее задание. Он взглянул из под очков-полумесяцев на класс, - Это более чем, нежели я могу сказать о вас.

Он посмотрел вниз, на мою бумагу и расправил по кругу короткий листок.

- Вордсворт вспоминал свою сестру, которую он упрекал в долгих прогулках по стране. Он думал о ее жизни и полноте ее опыта, который она приобретет. Он поздравлял ее или хвалил ее усилия наслаждаться окружающей красотой, а не следовать правилам.

После звонка ученики начали выкарабкиваться из-за парт, чтобы вырваться из класса, из-за страха, что Мистер Браун заставит слушать их мою писанину, или хуже того, забрать их «сочинения» и прочитать вслух. Он положил листок обратно, на стол и улыбнулся мне.

- Ты действительно восхищаешь, Пэган. Я с нетерпением жду, чтобы прочитать остальную часть утром. Он повернулся и направился к своему столу в развалку.

Лейф вошел в класс, не спуская с меня глаз.

- Ты идешь, красотка? Я знаю, тебе нравится Английская Литература, но на сегодня это конец.

Мистер Браун улыбнулся мне.

- Ах, да, но в любое время, если ты захочешь остановиться, чтобы обсудить эту красоту, пожалуйста, не стесняйся.

- Благодарю Вас, Мистер Браун.

Что бы не случилось, но он действительно был очень милым стариком. Немного эксцентричный, но милый.

- Не подсказывайте ей, Мистер Браун, - Лейф дразнился, когда забирал книги из моих рук.

- Ах, красавец, который завладел ее сердцем, не хочет делиться, - сказал с улыбкой Мистер Браун, и его полные щеки немного дрогнули, из-за улыбки.

Лейф усмехнулся.

- Вы правы.

***

- А теперь, скажи мне, еще раз, чем это таким важным ты собираешься заняться, вместо покупки идеальных зимних ботиночек? - Миранда уперлась правой рукой в бедро, уставилась на меня так, будто бы я разговаривала с ней на испанском. Я поправила рюкзак на плече, и, не отрываясь, смотрела на стоянку.

- Я собираюсь подписаться на волонтерскую работу в больнице, - у меня больше не было никакого другого морального объяснения. Я не могла заставить себя сказать Миранде, в чем я на самом деле нуждалась, или почему чувствую в себе силы пойти добровольцем, чтобы помогать больным и умирающим. Правда была в том, что я ненавидела больницы и Миранда знала об этом. Она не знала, почему я их ненавидела. Она просто знала, что я ненавидела их. Я была не в состоянии объяснить ей, что блуждающие души, заполнявшие холлы больниц, беспокоили меня.

- Значит, ты будешь пропадать в ненавистной больнице, теперь, когда провела там неделю? - с любопытством спросила она. Я пожала плечами, потому что мое пребывание не имело ничего общего с этим.

- Думаю, так, - это было лучшим объяснением, чем, что-либо.

- Хорошо, тогда, если ты отправляешься делать добрые дела для других, я отправляюсь делать добрые дела, для своего зимнего гардероба и я полагаю, я справлюсь с этим хорошо.

Я одарила ее улыбкой, а затем направился к машине Лейфа. Он оставил мне ключи и сказал, что попросит Джастина подвезти его до дома. Я кормила его этим тоже - "Я хочу пойти добровольно". Это не совсем была ложь. Я решила, что это лучший способ увидеть достаточно душ, без перспективы попасть в психушку, из-за блуждания по коридорам и разговоров с самой собой. Таким образом, у меня была причина, находиться там. Я хотела бы найти много душ, с которыми могла бы поговорить. В конце концов, я бы встретила хоть одну, которая умела говорить.

- Позвони мне, когда ты вернешься домой после своих добрых дел, и я принесу и покажу тебе свои покупки.

- Хорошо, удачи,- сказала я, когда открыла машину и скользнула внутрь. Впервые за три дня у меня была хоть какая то надежда. Я вспоминала выражение глаз Данка в пятницу вечером, когда он держал меня. Он был настоящим. Дело в том, что, даже если никто, казалось бы, не думает, о том, что он когда-либо ходил по коридорам нашей школы, совсем не значит, что я схожу с ума. Дело в том, что я вижу с рождения тех людей, которых больше никто не видит. Что-то во мне было не так. Это не новость. У Данка были секреты и я собиралась раскрыть их. Мне нужно знать, потому что он был мне нужен. Разгадка его исчезновения покоилась в его тайнах, и я знала, если бы я только смогла их понять, тогда я смогла бы найти его и вернуть.

Глава Тринадцатая (перевела Наталья Лукьяненко)

Я взглянула на свой бейджик. Моя мама была бы в ужасе. А ведь это неплохо скажется на моем резюме выпускника колледжа. Чем больше волонтерской общественной работы, тем лучше. Сегодня в мои обязанности входило только чтение книг для детей, находящихся на лечении в больнице, так как это был мой первый рабочий день, и не было человека, который смог бы меня обучить более сложным обязанностям.

Я вышла из лифта на этаже педиатрического отделения. Три души, которых я встретила ранее этажом ниже просто стояли и наблюдали за мной. Я кивнула им головой и сказала «Привет!», чему они казалось, были очень удивлены. Я свернула за угол и следовала указателям, которые мне предоставили у регистрационной стойки. Мне не потребовалось и пары секунд, чтобы увидеть, что педиатрическое отделение полно блуждающих душ. Я прошла мимо детей в инвалидных креслах, с любопытством рассматривающих меня. Я улыбнулась и поприветствовала их. Было нелегко видеть улыбки на их бледных личиках. Одна маленькая девочка с длинными рыжими кудрявыми волосами привлекла мое внимание. Она стояла около двери своей больничной палаты, и ее пристальный взгляд был устремлен куда-то позади меня. Затем она взглянула на меня. Я замедлила шаг и обернулась: все те души, которым я улыбалась, и с которыми я разговаривала, сейчас следовали за мной. И она их видела. Я остановилась и начала изучать ее маленькое прелестное личико. Она стояла, оперевшись на ходунки. Она пристально смотрела на душ, которые были за моей спиной, приветливо им улыбнулась, а затем взглянула на меня. «Ты видишь их?» спросила я ее шепотом, так как боялась, что другие могут меня услышать и подумать, что я сумасшедшая. Она кивнула головой с рыжими кудряшками.

«А ты?» спросила она меня громче. Я кивнула в ответ. «Классно!» ответила она и ее губ коснулась легкая усмешка. Я подмигнула ей, а затем продолжила свой путь в игровую комнату. Я не могла вот так просто стоять посреди холла и разговаривать с ребенком о душах, которые мы обе могли видеть и при этом не привлекать ничье внимание. Я никогда не встречала прежде кого-то, кто также как и я мог видеть души. Было нелегко просто взять и уйти от этой маленькой девочки. Но я знала, что мы с ней еще встретимся. Я намеревалась найти ее позже.

Впереди себя я увидела небесно-голубую дверь, на которой яркими буквами выделялась надпись: «Сегодня ты – это Ты, и это больше чем, правда. Не существует никого в этом мире, кто был бы чем-то большим, чем Ты сам» - доктор Шеус. Эта дверь вела именно в то место, которое я и искала. Я, не раздумывая, открыла ее и справа увидела полки с книгами.

Я повернулась и улыбнулась душам, которые вошли за мной. «У кого-нибудь есть какие-нибудь пожелания?» Они все смотрели на меня, а некоторые даже приблизились, чтобы разглядеть получше или дотронуться. Я их не чувствовала. «Никаких?» В комнате было все также тихо. Я вздохнула и повернулась к книжным полкам. «Хорошо, тогда я выберу сама».

«Моя любимая – «Там, где живут чудовища». Я обернулась в надежде на то, что одна из душ все-таки заговорила. Но все души устремили свой взгляд на маленькую рыжеволосую девочку, которая стояла в коридоре. Она стояла у открытой двери и улыбалась. «Ты же знаешь, они не будут с тобой разговаривать. Они не могут» сказала она, входя в комнату.

«Не могут?» спросила я ее, глядя ей в глаза, которые, как мне показалось, выглядели намного старше, чем она сама.

Она печально покачала головой, затем вздохнула и сказала: «Не могут. Я пыталась, но ничего не выходит». Она сделала паузу, а затем продолжила: «Некоторые из них хотели бы заговорить с тобой, но они не могут тебе ответить. Они – души, борющиеся за свое возвращение, вот почему они бесцельно блуждают здесь». Она обернулась назад к ним и вздохнула. «Но они начинают забывать кто они такие и для чего они здесь. Это действительно печально. Если бы они достигли первого уровня, тогда бы их души обрели новые тела и новые жизни, вместо бессмысленного сосуществования».

Я подошла к креслу и села напротив нее. «Откуда ты все это знаешь?» - спросила я , удивленная тем, что кто-то в столь юном возрасте знает намного больше о душах, чем я – человек, который видит их всю свою жизнь.

Она пожала плечами. «Я думаю, он не хотел меня напугать. Знаешь, они боятся его, но он не хотел, чтобы я его боялась. Он также не хотел, чтобы я боялась их. И я думаю, что может быть, он не хотел, чтобы я стала одной из них».

Я встряхнула головой, пытаясь понять, о ком она говорит. «Что ты имеешь в виду? Кто это – он?»

Она нахмурилась и души, которые были в комнате, вдруг исчезли. «Как я и сказала, они боятся его. Он – единственный, кого они помнят, так как он – это последнее, что они видели при жизни. Глупо, не правда ли, это не его вина. Просто их время пришло (Для них время уже назначено)». Я оцепенела от ее слов и вцепилась в подлокотник кресла, в котором я сидела.

Мое сердце стало бешено биться в груди. Я спросила: «Что ты имеешь в виду, говоря «время назначено»?»

Около минуты она пристально смотрела на меня, а затем вздохнула и сказала: «Для них назначено время смерти. Также, как и мое. Он так мне сказал. Он не должен был мне говорить, но иногда он может нарушать правила, если этого хочет. Никто не может остановить его. Это только его решение». Я проглотила ком, который застрял у меня в горле при упоминании смерти этой маленькой девочки.

«Кто тебе это сказал?» я спросила снова.

Она покачала головой. «Не расстраивайся. Он сказал, что это тело, в котором я сейчас, оно нездоровое, и когда я умру, у меня будет новое тело и новая жизнь. Никто не заставляет душ бродить по Земле. Только те, кто очень бояться идти дальше, остаются скитаться. Если ты решил покинуть Землю, то ты вернешься в новом теле и в новую жизнь. Но твоя душа останется прежней. Он сказал мне, что человек, который написал мою любимую книгу «Хроники Нарнии», как-то заявил: «Ты – не тело. У тебя есть тело. А ты – Душа». Она улыбнулась, будто бы считала это высказывание совершенным.

Я сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, а затем спросила еще раз: «Кто он?»

Она нахмурилась. «Кто? Автор? К.С.Льюис».

Я покачала головой. «Нет, тот он, кто рассказал тебе обо всем этом. Тот, кого боятся души». Она нахмурилась, а затем развернулась и собралась уходить. «Нет, подожди, пожалуйста,… Я должна знать, кто он» - умоляла я ее.

Она обернулась и пристально посмотрела на меня, затем покачала головой и сказала: «Пока твое время не назначено, ты не можешь этого знать». И она ушла.

Я держала в руках книгу «Там, где живут чудовища» и была готова начать читать ее, так как дети уже собрались в игровой комнате, но среди них ее не было. Я заставила себя улыбнуться и начала радостно читать строки из книги, знакомые мне с детства. Когда я закончила некоторые дети выразили свои пожелания о прочтении других книг и я, до сих пор не способная прийти в себя, доставала с полки книги и читала им их до тех пор, пока мед.сестры не сообщили о том, что пора возвращаться по палатам на ужин. После нескольких объятий и слов благодарности я направилась назад по коридорам. На этот раз, я уже не улыбалась душам. Они ничем не могли мне помочь. Я была твердо уверена в том, что единственный, кто мог прояснить ситуацию, была та маленькая девочка, которая разговаривала с Ним, и где-то в глубине души я боялась, что я прекрасно понимаю, кем был Он, и какова была его роль.

* * * * * * * * * * * *

«У меня для тебя сюрприз» - заявил Лейф, неторопливо входя в мою гостиную около семи вечера. Я оторвала свой взгляд от учебника, который лежал передо мной на столе, и улыбнулась ему. При виде Лейфа ощущение пустоты во мне немного угасало. Он наклонился и нежно поцеловал меня в губы, а затем положил на стол передо мной какой-то буклет.

«Гатлинбург? Тенесси?» спросила я, прочитав заголовок на буклете с изображением заснеженной горной вершины с лыжным подъемником и празднично освещенными улицами.

Его лицо озарила улыбка и он сел на стул возле меня. «Целые выходные катания на лыжах и шопинга. Каждый год мои бабушка с дедушкой арендуют там домик. Я поговорил с Мирандой и она уже отпросилась у своего отца. Он также согласился оплатить затраты на дорогу и проживание за нее и за Уайта, в то время как мои родители решили оплатить твою поездку в благодарность за всю ту работу, что ты проделала для получения мною высшего балла за доклад». Он усмехнулся. «А также потому, что они знают, что я никуда не поеду без тебя».

Поездка на горнолыжный курорт была далеко не тем, о чем бы мне сейчас хотелось думать. Сейчас я находилась в эмоционально подвешенном состоянии, и мне необходимо было найти Данка. Я даже не знала, каким образом я собираюсь его искать.

«Вау» - я заставила себя улыбнуться. Моя лживая улыбка воодушевила его, и он открыл буклет. Он начал рассказывать о том, как можно провести время на горных вершинах. Я же пыталась сосредоточиться на том, как сказать, о моем нежелании отправляться в эту поездку, как в этот момент вошла моя мама.

«Привет, Лейф. Ты не голоден? Я принесла немного китайской еды со встречи со своим литературным агентом. Вы проголодались?» спросила она.

«Я умираю с голода» заявил с энтузиазмом Лейф.

«Нет, спасибо», ответила я. При мысли о еде у меня скрутило живот. Я поняла, что Лейф уже сообщил моей маме о поездке, и я запаниковала, думая, как сообщить о том, что я никуда не поеду.

«О, это будет замечательно, Пэган. Тетя Мэгги просила нас приехать к ней на ранчо на день благодарения, но мне не нравится мысль о том, что тебе придется поехать со мной и пребывать в той невеселой обстановке от того, что это ее первый день благодарения без Теда. Она нуждается в моей поддержке и, я могу поехать без тебя, а ты проведешь выходные в горах в компании своих друзей. Я не думаю, что с тобой что-нибудь может случиться. Это будут чудесные выходные. Спасибо тебе, Лейф. Сегодня вечером мне нужно будет позвонить твоим родителям и обсудить детали. Я хочу дать ей с собой немного денег, так как меня не вполне устраивает то, что твои родители полностью за нее платят».

Лейф покачал головой. «О, нет, мадам, в этом нет необходимости. Они хотят оплатить ее поездку. Для них она словно ответ на все их молитвы о том, чтобы моя выпускная речь получилась великолепной. Лучшего учителя они не смогли бы найти». Он посмотрел на меня с легкой улыбкой, а затем улыбнулся моей маме.

Они все это спланировали так, как будто они заключили сделку. Мама и не собиралась запрещать мне ехать и задавать вопросы. Сейчас у меня просто не было выхода, если я не хотела обидеть не только Лейфа, который явно этого не заслуживал, но и Миранду. Она, несомненно, была в предвкушении этой поездки и, несмотря на это, все, чего я хотела, так это найти Данка. Но я не могла. На данный момент я не знала с чего начинать поиски. Мой план зашел в тупик. В надежде найти хоть что-нибудь, я зашла на сайт e-bay , для того, чтобы отыскать билеты на концерт группы Cold Soul. Я думала, что если я пойду на концерт, то возможно увижу его и удостоверюсь в его реальном существовании. Я смогла бы разбить все свои внутренние страхи о том, что он никогда не существовал. Но даже если бы я смогла позволить себе билеты, у меня не было денег на дорогу, чтобы добраться до места проведения выступления.

«Я думаю это как раз то, чем мы займемся завтра», сказала радостно мама. Я не имела ни малейшего понятия, о чем она говорила.

Я посмотрела на нее и нахмурилась. «Что?»

Она закатила глаза. «Пойдем покупать тебе зимнюю одежду, глупенькая. Тебе нужны более теплые вещи. О, это будет так весело! Я вся в предвкушении. Вы двое, займитесь своим домашним заданием, а я пока позвоню тете Мэгги и сообщу ей, что приеду на день благодарения». Мама вышла из комнаты, и Лейф повернулся ко мне. Его лицо озаряла триумфальная улыбка. В одной руке он держал коробочку с жареным рисом, а в другой палочки для еды.

«Я клянусь, она просто потрясающая. Родители Уайта немного сопротивлялись на счет его поездки. А она так легко согласилась». Он поцеловал мой лоб, и мы вновь сели за стол. «Прежде чем мы начнем заниматься, тебе лучше позвонить Миранде и сообщить ей приятные новости. Она ждет твоего звонка». Я кивнула и потянулась к телефону. Я намеревалась изображать радость ради Лейфа и Миранды. Не успела я взять телефон, как раздался звонок.

«Пожалуйста, скажи, что она ответила да, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста» пролепетала Миранда на другом конце провода.

«Она сказала да», ответила я, улыбаясь Лейфу.

«Круто! Мы отлично проведем время. Шопинг среди заснеженных улиц. Как романтично! Я действительно думаю, что может быть лучше заснеженных причудливых улочек, полных магазинов. Ничего. Но, хочу сразу тебя предупредить, что на лыжи я не встану. Ни за что. Я хочу ходить по магазинам, а не провести выходные в скорой помощи. Ты собираешься кататься на лыжах?» Я посмотрела на Лейфа, который явно слышал, о чем говорила Миранда. Он кивал головой с улыбкой на лице.

«Я не знаю, есть ли у меня выбор» ответила я.

«Хорошо, у меня он есть, и я не буду вставать на лыжи. Ты можешь упасть и отморозить себе задницу. Нет. Я пас».

Лейф усмехнулся. «У тебя будет лыжный костюм, Миранда, который сохранит твою задницу в тепле» прокричал он.

«Как бы то ни было, но мой ответ по-прежнему нет. О, мне нужно позвонить Уайту и сообщить ему. Нам необходимо пройтись по магазинам и купить зимнюю одежду. А тебе нужно предупредить о своем двухдневном отсутствии свою волонтерскую организацию. Хорошо? УРААА! Я позвоню тебе позже». Она повесила трубку.

Я закрыла свой раскладной телефон и положила его на стол. «Возможно, следующие две недели будут для нее не очень легкими» пошутила я.

Лейф кивнул головой. «Я думаю, ты права». Он облокотился на спинку стула. «И так, расскажи мне о своей волонтерской работе». Я не хотела говорить с ним об этом. Я устремила свой взгляд в ноутбук, который стоял напротив меня.

«Хорошо, я работаю волонтером в больнице. Сегодня я читала книги детям». Я надеялась, что этой информации ему будет достаточно. Я посмотрела на него, и восхищение в его глазах заставило меня почувствовать себя ужасным человеком. Я не пошла работать волонтером ради заботы о других. Я занялась этим для поиска ответов. Однако, я нашла все ответы, которые возможно было там найти. Она была всего лишь ребенком, но она говорила так, будто она точно знала, о чем говорит. Завтра я планировала поговорить с кем-то более взрослым, и узнать, видели ли они Его, того о ком говорила девочка.

«Ты особенная девушка, Пэган Мур, и я невероятно счастливый человек», сказал Лейф, смотря на меня взглядом, полным эмоций, которых я не заслуживала.

Я покачала головой. «Нет, я такая же, как и все. Поверь мне. А сейчас, давай приступим к домашнему заданию». Мне необходимо было сменить тему, прежде чем я разрыдаюсь и признаю, каким же ужасным человеком я все-таки была. Я использовала Лейфа для успокоения, и я делала это достаточно долго. А теперь я использую больных людей для поиска Данка. Остановлюсь ли я хоть перед чем-нибудь, чтобы его найти? Неужели любовь настолько сильна?

«Хорошо, на этой неделе мы столкнулись с довольно противоречивым вопросом: должны ли учащиеся старшей школы начинать каждое утро с чашки кофе? Очень глубокий вопрос, не так ли?» Я заставила себя улыбнуться и потянулась к своему компьютеру.

«Я думаю нам надо поискать что-нибудь в гугле на эту тему. Так как лично я – одна из тех, кто считает кофе напитком богов, и он нам просто необходим. Однако, я думаю, что мои взгляды расходятся со взглядами твоего преподавателя».

Лейф пожал плечами. «Я ненавижу кофе, поэтому мне нечем помочь. Ты действительно думаешь, что в интернете есть информация на эту тему?»

Я посмотрела на него и нажала клавишу “Enter”. «Я думаю да. Мы найдем аргументы сообществ по здоровому питанию, а также точку зрения Старбакс. И это займет пару секунд».

Лейф наклонился и начал всматриваться в экран, а затем усмехнулся: «И чью же сторону займу я?»