Молодежная лига Ордена Феникса 3 страница

- Я ничего не имею против Малфоя, – сказал он. - Я попросту его не знаю, он никогда не доставал меня лично. Я слышал, вы друзья теперь?

- Ну да, вроде того.

- Он интересная личность, - Дин пожал плечами. – Ужасный человек, но уникальный в своем роде.

- Ужа…?

В этот самый момент Малфой появился, чтобы доказать убеждение Дина. Он бежал по дороге вдоль леса в сопровождении Кребба и Гойла. За плечами у него висела тяжелая сумка, глаза безумно блестели, а ветер яростно трепал его светлые пряди волос. Двое слизеринских отбивал неуклюже, насколько им позволял вес, бежали за Малфоем, кидавшим в них увесистые мячи.

- Вы никогда ничего не достигните, если будете продолжать бояться удара бланджера! Не уворачиваться! Хватит ныть, как девчонки!

Даже Кребб и Гойл не могли пойти на такую глупость, как добровольно подставлять себя под удар. Они продолжали бежать за ним, уворачиваясь, и, вскрикивая, когда Малфою удавалось совершить меткий бросок.

- Властолюбивый Слизерин тщеславных привечал, - пропел Дин, усмехнувшись. – Малфой со своей командой опять раскатает Равенкло по полю. Я же говорил, он ужасен.

Сумка Малфоя как раз опустела, когда он добежал до того места, где стояли Гарри с Дином. Кребб и Гойл, не заметив прекращения обстрела, пробежали дальше.

- Идиоты! – закричал Малфой им вслед.

Небрежно кивнув Гарри и Дину, несмотря на явную усталость и мокрую от пота одежду, он развернулся и с не меньшим энтузиазмом продолжил пробежку.

Гарри повернулся к Дину.

- Но, как ты и сказал, уникален в своем роде.

Натали взмыла в воздух, собираясь выполнить новый трюк.

- Слушай, может мы, наконец, перестанем чесать языками и займемся делом? По метлам!

Дин улыбнулся:

- Есть капитан!

* * *

В следующий понедельник Гарри пришел чуть раньше начала занятий по Зельям, в надежде поговорить с Малфоем.

Все выходные Малфой был слишком занят, купаясь в лучах славы от блестящей победы над Равенкло, Гарри же провел все это время с Роном и Гермионой. Вот уже несколько дней ему никак не удавалось застать Малфоя одного, и он вдруг с удивлением понял, что в какой-то мере даже соскучился.

- Мои поздравления, - первым делом, сказал Гарри. – У меня не было возможности пожелать тебе удачи перед игрой.

Малфой задрал подбородок. Он не подал и знака, что скучал по обществу Гарри, но он ведь тоже был здесь раньше урока?

Гарри уже научился понимать значение некоторых его поступков.

- Слизеринцам не нужна удача, - протянул он. – У нас есть тактика.

- Угу, и ваша тактика состоит в том, чтобы сыграть как можно грязнее и нарушить все законы.

- Существует семь тысяч правил по Квиддичу, - надменно сказал Малфой. - И я не собираюсь мучиться и учить их все.

- Ты невыносим, Малфой! Кто-нибудь говорил тебе об этом раньше?

Лицо слизеринца немного смягчилось.

- Мой отец, - он помолчал немного. – Я не могу никуда сегодня пойти.

Первая реакция Гарри оказалась, на удивление, положительной. Малфой никогда не говорил ему ничего подобного. Словно, его самого расстраивал этот отказ, словно это не было его очередной прихотью. Хотя, конечно, невозможность встречи разочаровала Гарри.

- Почему нет?

- Эти сумасшедшие фанаты, жаждущие любви. Ты же знаешь, им тоже иногда надо уделять внимание.

Гарри почувствовал, как краснеет. Брови Малфоя поползли вверх.

- Нет, ну честно, Поттер! Ты такой доверчивый идиот, - засмеялся он. – Я, черт возьми, польщен, что ты думаешь, у меня хватает сил заниматься всеми этими милыми любовными штучками. Если ты не заметил, с недавних пор все мое свободное время уходит на тебя.

- И теперь знаменитые Малфоевские чары, сводившие с ума любую девушку за пару секунд, утратили свое действие? – улыбнулся Гарри.

- Никогда не сомневайся в чарах Малфоев, Поттер. Просто я не собираюсь ради таких глупостей отнимать две минуты от домашнего задания по Астрономии.

- Хм… что ж, если ты в любом случае собираешься на Астрономическую башню, то, думаю, тебе выбирать не придется.

Малфой направил на него кончик пера:

- Вот теперь я слышу слова настоящего слизеринца. Только, к сожалению, я сегодня не собираюсь на Астрономическую башню. Мне необходимо открытое пространство для лучшего наполнения моего проекта. Похоже, придется начать со свиданий с коровами…

Гарри в задумчивости растянулся на парте.

- Звучит не очень заманчиво, - заметил он.

- Бывает.

- …я могу пойти с тобой, если ты не против.

Малфой поднял на него свои сейчас темно-серые глаза. Цвет, не выражавший ничего.

- Ты же не ходишь на Астрономию, - сказал он. – Кстати, еще одно доказательство твоей глупости. Это, правда, замечательный предмет. Только не говори мне, что твоя жизнь настолько жалка, что ты наслаждаешься просто лежанием на траве и этими скучными прогулками по лесу?

Гарри принялся изучать древесную поверхность парты.

- Рон с Гермионой теперь проводят все время вместе. Поэтому вечера стали представлять собой довольно скучную перспективу времяпровождения. К тому же, я подумал, тебе не помешает компания.

Он поднял голову, чтобы подарить Малфою полуулыбку.

- Но с тех пор как ты стал избавляться от меня, чтобы подцепить несколько юных…

- Я, правда, так сказал? – Малфой усмехнулся. – Ладно, ты можешь пойти со мной. А сейчас лучше уноси ноги, малыш-гриффиндорец, пока злой мастер Зелий не покусал тебя.

Гарри оглянулся и увидел Снейпа, с хмурым видом усаживающегося на свое место.

* * *

Гарри растянулся на покрывале, чувствуя удивительное спокойствие.

Что-то прекрасное было в этих облаках над головой, по телу разливалось то же ощущение счастья, словно, во время игры в квиддич. Даже сейчас, ночное и безоблачное, небо представлялось ему огромным пространством для игр. Тишина леса и ночь, словно, служили укрытием от всех тревог и забот.

Он взглянул на вырисовывающийся в темноте светлый профиль Малфоя, наблюдавшего через Омниокль за звездами. Иногда он помечал что-то пером на пергаменте, потом отбрасывал с глаз прядь волос, и каждый раз, когда это повторялось, посылал Гарри легкую улыбку.

Он не подавал виду, что ожидает от Гарри какого-то участия в его занятии. Малфой вообще оказался довольно нелюдимой личностью; провести столько лет и не завести себе настоящих друзей? Если, конечно, не считать Кребба и Гойла.

Гарри понял, что, возможно, для Малфоя не имело особой разницы, есть ли он рядом или нет. Это немного задевало его.

Неизведанное прежде чувство для Гарри Поттера – нехватка внимания!

Гарри улыбнулся вновь, расслабившись и положив голову на ладони, он опять принялся рассматривать небо.

- Чему ты улыбаешься, Поттер? – рассеянно поинтересовался Малфой, ставя очередную пометку.

- О… так, ничему, просто мне уютно.

Уют. Вот, подходящее слово.

- В промозглом лесу, посреди ночи? Поттер тебе никто не говорил, что у тебя слишком низкие жизненные запросы?

Гарри развернулся и пихнул его в плечо.

- Ах, теперь ясно. Самоутверждаешься за счет бедных беззащитных слизеринцев. Пойми, садизм – это не выход.

- А я думал, для слизеринцев - это жизненный принцип.

- О, - Малфой и не собирался спорить. – Но ты не слизеринец.

Гарри подпер голову ладонью.

- Едва им не стал.

Малфой от удивления выронил свой Омнокль.

- Что?!

Гарри почувствовал укол негласного триумфа, завладев, наконец, вниманием Малфоя.

- Сортировочная шляпа собиралась отправить меня в Слизерин, - признался он, и добавил тише, надеясь не обидеть Малфоя. – Я отказался.

Малфой даже не заметил этого проявления такта.

- Ты? – изумился он. – Гарри Поттер – носитель всех гриффиндорских качеств. Чуть не угодил в змеиную яму!

Он вдруг засмеялся, каким-то беспомощным смехом.

- Это было бы что-то!

Гарри опрокинулся на спину, звезды замерцали перед его глазами.

- Да, - сказал он. – Это было бы забавно.

- О, я уже вижу то огромное количество способов превратить твою жизнь в ад, которое бы я имел, - мечтательно протянул Малфой. – Мы бы делили общую спальню на протяжении пяти лет. Я просто довел бы тебя до безумия.

Гарри закрыл глаза, ветер играл с его волосами. Единственное, что нарушало тишину вокруг был голос Малфоя и скрип его пера по пергаменту.

- Значит, ты даже не допускаешь возможности, чтобы мы стали друзьями?

- Разве мы не друзья сейчас?

Гарри уставился на Малфоя, моргнув, словно бы от его лица шел ослепляющий свет. Взгляд Малфоя, вовсе не презрительный, но испытующий, обеспокоил его.

- Я знаю, - сказал Малфой, голосом, лишенным эмоций, словно речь шла о его домашней работе, - что ты попросил меня стать твоим другом, и я сказал «да». Но друзья ли мы?

Гарри захотелось сказать что-то значимое, но он не знал как.

Наконец, все, что он смог выдавить оказалось уверенное:

-Да.

Дожидаться ответа пришлось в течение некоторого времени.

- О, ну ладно, - сказал Малфой, задирая голову к звездам и заканчивая домашнюю работу широким росчерком пера.

Гарри, ожидавший от Малфоя ответного признания их дружбы, чувствовал себя теперь довольно странно. Их взаимоотношения не отвечали ни одному представлению о нормальной дружбе, столь не похожие на ту заботу со стороны Рона и Гермионы, и на товарищество, без каких-либо обязательств, с Дином и Симусом. Это были новые, довольно напряженные и зачастую непредсказуемые, но в то же время такие живые отношения.

Дружба с Малфоем становилась для него важнее Дина и Симуса и, что причиняло ему почти физическую боль, важней того, что могли дать ему Рон с Гермионой.

И теперь он лежал здесь, нервно ожидая хоть какой-то реакции со стороны Малфоя, которую тот, похоже, и не намеревался проявлять.

Гарри почувствовал непонятное желание взять свои слова обратно.

- В таком случае, я, конечно, не смогу быть прежним другом Рону и Гермионе, - сказал он, намеренно используя их имена.

- Да, это настоящая трагедия, - отозвался Малфой.

- Почему ты так ненавидишь их? – спросил Гарри

Малфой отложил свои книги в сторону, его профиль не выражал никаких эмоций, кроме некоторой отстраненности. Не глядя на Гарри, он ответил:

- Я не ненавижу их. Но ты же знаешь, как я отношусь к… ладно, к нечистокровным. Не говоря уж об этом сброде Уизли….

Он скривил губы.

- Мой отец достаточно рассказывал мне о них.

- Уизли – замечательные люди!- раздражено сказал Гарри, садясь на покрывале.

Лицо Малфоя оказалось теперь совсем близко к его, поскольку тот стоял на коленях, укладывая в сумку учебники. В его глазах не было ни грамма злости. Он скорей выглядел так, словно, только что озвучил всем известный факт.

- Его отец напал на моего в книжном магазине. Мне наплевать – были ли они врагами или нет - это не извиняет, в любом случае, столь варварского поведения. И его дети ничуть не лучше! Эти близнецы Уизли издевались над первокурсниками, только что зачисленными в Слизерин. Люди считают меня подлецом, но даже я никогда не опускался так низко. А, что до твоего любимца Уизли – он ничем не лучше своих братьев. Он ненавидит меня, только из-за моего происхождения и моей семьи, как и я его. Так устроен мир – и только Уизли продолжают напрягаться по этому поводу.

- Я не дума…

Я слышал о его семье. Мой отец… говорит, что Малфои не раздумывали долго, прежде чем перейти на Темную сторону.

Гарри вспомнил ещё, как Рон захихикал, когда Малфой представился именем Драко. Он чувствовал дозволенность этой насмешки, только оттого, что дело касалось Малфоев.

Вот, пожалуй, в чем состоял единственный плюс в том, чтобы расти сиротой. Гарри не унаследовал никакой родовой ненависти, а вместе с ней и лишних предрассудков.

- Рон хороший парень, устало сказал Гарри, снова ложась на спину. Ты не должен судить о ком-то только по его семье.

Вся семья прогнила насквозь.

- Вот и скажи ему об этом, - фыркнул Малфой.

- Скажу, - ответил Гарри, - и не перестану напоминать тебе.

Малфой отложил в сторону школьную сумку и растянулся рядом на покрывале.

- О, не пытайся учить меня, Поттер. Или я натравлю на тебя толпу моих поклонников.- Ха! – засмеялся Гарри. – Я тебя не боюсь.

- Ах, да. Я забыл, ты же бесстрашный Гарри Поттер, - передразнил его Малфой.- Заткнись!

- Ты, пожалуй единственный в школе, у кого кровь не леденеет в жилах от страха.

- Почему это моя кровь должна леденеть?

- Мальчик-Который-Ничего-Не-Замечал. Уже на протяжении года люди пропадают по всему миру, а теперь и студенты Хогвардса исчезают прямо из под носа у самого Дамблдора. Наша школа теперь ничуть не безопасней этого самого леса! И уже нет сомнения, что кто-то внутри Хогвартса ответственен за все эти исчезновения. Теперь ты ощущаешь хоть тень страха?

- Что-то я не видел тебя в ужасе трясущимся под одеялом.

- Это потому что у меня стальные нервы, - пояснил Малфой. – Поттер! Сволочь, у тебя, что и подушка есть?

- У меня есть плащ. Понимаешь, я одел плащ. И свитер. Потому что сейчас февраль и на улице холодно. И я не идиот.

- Да как ты смеешь, называть меня идиотом?! Завтра утром будешь разговаривать с моим адвокатом.

Малфой подло попытался стащить свернутый под головой Гарри плащ, но ему удалось высвободить лишь кусочек.

- Ладно, - смирился он. – Подвинься немного, Поттер.

Гарри почувствовал легкое щекотание светлых волос на своем лице и уступил немного места слизеринцу. По-прежнему, чистые небеса и тихое дыхание Малфоя рядом, наполняли его спокойствием.

- Ты, правда, боишься? – спросил Гарри, наконец.

- Хм? Конечно, я боюсь, Поттер. Я же не доблестный и бесстрашный гриффинорец. Помнишь, когда твой дурацкий Патроус прошел прямо сквозь меня на том Квиддичном матче, на третьем году? Это было ужасно. Прямо сквозь меня.

Гарри тихо рассмеялся. Он помнил: Гойл, Флинт и Малфой, переодетые в Дементоров.

- Я не знал, что попал именно в тебя.

- Теперь знаешь.

- Разве это не льстит тебе, Малфой? – поинтересовался Гарри. – Что даже в таком наряде я узнал своего противника.

- Если, по-твоему, быть атакованным оленем-призраком – это достойное выражение уважения, прошу, запиши меня к недостойным.

- Ой, только не скули.

Хотя, просить Драко не жаловаться, было все равно, что просить небеса просветлеть, а…

Драко.

Гарри осознал, что его имя прозвучало в уме так естественно. Всего пару недель тому назад это показалось бы ему, по крайней мере, странным. Почти нелепым. А теперь… хотя разве не Драко его настоящее имя? Вот, о чем он думал, глядя на Малфоя. Это казалось таким естественным.

Но не то чтобы Гарри собирался теперь так называть его вслух.

- Я не скулю! – небольшая пауза. – Мне холодно, - тут же пожаловался Драко. – Может, пойдем в замок?

- Хм… - в лесу было так умиротворяюще. – Давай ещё немного полежим.

* * *

На следующее утро Гарри проснулся совсем окоченевшим от холода. Зевая и щурясь от яркого света, он перевернулся на бок и оказался нос к носу с Драко. От неожиданности он прикусил язык и в шоке уселся на покрывало. В довершение всего оказалось, что его одежда промокла от росы.

- Малфой, вставай! Мы проспали здесь всю ночь!

Драко издал протестующий стон и зарылся лицом в плащ Гарри. Вскоре, вновь погрузившись в сон, он перевернулся на спину, белокурые волосы спутались, закрывая часть лица. Отчего он выглядел крайне забавно.

- Малфой!

Гарри принялся трясти его за плечо.

- Оставь меня в покое, - сонно заворчал Драко.

- Малфой, да проснись же ты!

Драко нехотя приоткрыл один глаз. Через секунду оба распахнулись во всю ширь.

- Поттер, что…?! О…. О, нет! Нет, скажи мне, что я не провел всю ночь в лесу! О, как же это по-плебейски!

- Сейчас меня меньше всего заботит, - закатил глаза Гарри, - как это отразится на моем социальном статусе. Все же, наверняка, с ума сходят от волнения!

- Ну, уж не мои одногруппники, - возразил Драко. – Они, скорее всего, думают, что я просто с кем-то приятно провел ночь. Ох, моя одежда выглядит отвратительно – Поттер, я уже говорил, что ненавижу тебя?

Гарри поднялся с земли, и принялся отряхивать джинсы. Закончив, он протянул Малфою руку.

Драко, по-прежнему распростертый на покрывале, оперся на локти и послал Гарри угрюмый взгляд.

- Я презираю тебя.

- Конечно, презираешь.

Драко принял его руку и, поднявшись, тоже принялся отряхиваться, украдкой наблюдая за тем, как Гарри без его помощи складывает одеяло.

- Ты можешь понести мою сумку, - предложил он, надув губы.

- Черта с два, - спокойно отозвался Гарри.

Драко поднял с земли портфель.

- Я ненавижу тебя, Поттер. Я не переношу тебя на дух. Я…

- «Питать отвращение» тоже неплохое выражение, - заметил Гарри.

- Спасибо, Поттер. Питаю к тебе отвращение с силой тысячи солнц…

- О, заткнись и пошли завтракать.

* * *

Ему стоило немалых трудов уговорить Малфоя пойти на завтрак. Тот, казалось, зациклился на идее любым способом добраться до расчески и зеркала.

- Даже и не думай, Малфой. Тебе не удастся опять пропустить завтрак. Ты и так часто не приходишь.

- Ты мне не нянька, Поттер. Я могу делать все, что пожелаю.

- Я понесу твою сумку.

Молчание.

- До куда?

Когда Гарри входил в Большой зал, он тащил на себе обе сумки и все остальное. Малфой оставил его у дверей, и направился к столу Слизерина, резко потребовав себе кофе.

Как всегда, все не сводили с них глаз.

Рон и Гермиона встретили его с равной долей облегчения и укора. По-видимому, Рон думал, что он провел ночь с девушкой. Гермиона не сказала, о чем думала она.

Правда повергла их обоих в шок.

- В лесу, Гарри?! Это же опасно…!

- С Малфоем, Гарри… акх…!

Гарри посмотрел в сторону слизеринского стола, где проходил похожий допрос. Драко, казалось, жестоко отметал все возможные предположения, не давая ответов. Хотя, все же, старался спрятать лицо за плечом Панси. Та, в сою очередь смотрела на него почти с материнской заботой. Блез Забини сжимал его плечо.

Гермиона пододвинулась ближе и коснулась руки Гарри. Он испуганно взглянул на нее.

- Я не собираюсь ругать тебя, Гарри – ты выглядишь рассерженным и уставшим. Единственное чего я хочу - попросить тебя быть впредь более осторожным.

- Извини. Я не хотел вас тревожить… - сказал Гарри. – И я вовсе не сержусь!

* * *

Он не увидел Драко и в пятницу.

Это начинало беспокоить Гарри. Он думал, что Драко уже понял, что должен ставить его в известность, когда не может прийти. Это задевало его ещё и потому, что сам он, Гарри, разыскивал Малфоя каждый день.

Почему он так переживает?! Черт возьми, да ему просто хотелось вновь говорить с Драко, и было бы глупо отрицать.

Ведь они теперь друзья. Он сказал «да», а ведь это же что-то значило. Хотя Драко дал ему слизеринский пароль, разрешив приходить в любое время. Гарри уже почти переборол себя, собираясь посетить слизеринскую гостиную.

Я не хочу использовать пароль, но можно же и просто постучать и спросить там ли он или нет. Такой поступок не будет выглядеть вторжением в личную жизнь, так? И если он ничем не занят, Драко наверняка не откажется от небольшой прогулки. Может, он ждет, когда я приду. Он любит проверять людей на прочность. Он любит проверять меня.

Так он решил навестить гостиную Слизерина.

Выйдя из задумчивости, Гарри огляделся и к своему удивлению обнаружил себя перед выходом из Хогвардса.

* * *

Гарри сразу понял, что происходит что-то странное, как только открылся проем, ведущий в слизеринские подземелья. За спиной девушки, появившейся в дверном проеме, происходил настоящий переполох, сама же она оказалась лишь наполовину одетой в платье.

Гарри целомудренно отвел глаза от ее выставленной на показ груди, и попросил позвать Малфоя. Вторым доказательством того, что происходит что-то необычное, стало то, что девушка, моргнув, убежала прочь.

Расширились ли её глаза от удивления? Кто-то просто обязан присматривать за этими слизеринцами!

Это что… Блез Забини промелькнул, облаченный в кожаные брюки?! Выносить такие вещи уже оказалось выше гарриных сил. К счастью, как раз в этот момент появился Малфой.

Драко оперся ладонями на дверной косяк, вопросительно глядя на Гарри. Он был одет в черные джинсы и идеально подчеркивавшую его фигуру рубашку цвета серебра. Его волосы выглядели шикарно, словно он потратил на их укладку ни один час.

- Э, - выдавил Гарри. – Привет.

- Привет, - ответил Драко, крайне удивленный. – Ты зашел просто по-соседски поздороваться? Обещаю, мы не будем шуметь. Ритуал с приношением в жертву девственниц не сегодня.

- Вы куда-то собираетесь?

Драко, казалось, удивился ещё больше.

- Просто обычный поход в клуб. Ну, неподалеку от «Трех Метел». Все слизеринцы старших курсов выбираются туда в конце каждого месяца. Я думал, ты слышал об этом.

- Нет…

- Неважно, - Драко пожал плечами. – Я бы пригласил тебя пойти с нами, да вот от воспоминаний о твоих хореографических способностях меня бросает в дрожь. К тому же, мои однокурсники съедят тебя живьем.

- О… ну, конечно. Желаю хорошо провести время.

- Иначе и не бывает. Увидимся, Поттер.

- Э… увидимся.

Гарри почувствовал себя брошенным, когда дверь захлопнулась прямо перед его носом.

* * *

- А как же, маленькие слизеринские оргии, - со знанием дела сказала Гермиона. – Одно и то же каждый месяц: используют для прикрытия громкое понятие «общности» для того, чтобы напиваться и лапать друг друга.

По-видимому, все знали о Слизеринских вечеринках кроме него.

Как обычно.

- Не переживай, Гарри, - успокоила его Гермиона. – Теперь у тебя появился лишний вечер для подготовки к ТРИТОНам.

Рон, сидевший рядом с ней, выглядел крайне затравленно, Гермиона вернулась к своей диаграмме. Джинни выглядывала из-за плеча брата, со счастливым видом человека, которому сдача ТРОИТОНов предстояла лишь в следующем году. Рон одними губами проговорил: «Беги, спасай себя, пока можешь», когда Гермиона отвернулась.

- Уже трепещу, - угрюмо пробормотал Гарри и добавил резче: - И я вовсе не переживаю.

Гермиона выглядела так, словно ей есть, что возразить, но, поджав губы, промолчала.

- Хорошо, что ты сегодня с нами, - едва слышно сказала Джинни и, уронив свое перо, покраснела.

- Спасибо, Джинни, - с чувством сказал Гарри, на что та покраснела вновь.

- Гарри отсядь от камина, – настоятельно попросила Гермиона. – Ты торчишь там уже в течение часа, так можно и свариться.

- Может нам пойти на квиддичное поле, потренироваться немного? – с надеждой предложил Рон.

- Рон, домашняя работа по Гербологии сама себя не сделает, - проговорила Гермиона, не сводя с него угрожающего взгляда. – Ты выполнишь её даже, если мне придется привязать тебя к стулу.

- Какая извращенная фантазия, Гренджер. Кто знал, что скрывалось под маской зубрилы.

Этот растягивающий интонации голос невозможно было ни с чем спутать, и, заслышав его, Гарри подскочил от неожиданности. Драко стоял в проеме, ведущем в гостиную Гриффиндора. Его волосы растрепались, а лицо слегка раскраснелось, он оставался одет в ту же одежду, что и накануне, а настроение слизеринца явно улучшилось.

- Малфой, - констатировал Гарри, и сам был поражен радостными нотками, прозвучавшими в его голосе.

Драко наклонил голову.

- Вечеринка оказалось довольно заурядной, - пояснил он. – Мне было скучно. Поэтому я решил заглянуть к тебе, узнать - не передумал ли ты еще насчет прогулки?

Гарри не смог сдержать улыбки.

- Все в силе.

* * *

Драко категорически отказался идти на улицу в том же виде, в котором вернулся с вечеринки.

- Я же простужусь, - с упреком сказал он Гарри. – Просто чудо, что я не умер после нашей ночевки в лесу. Я такой хрупкий и чувствительный.

Гарри вспомнил, как этот, так называемый, хрупкий парень швырял в людей увесистые мячи и решил тактично промолчать.

- Значит так, - подытожил Малфой. – Мы идем в мою комнату. В слизеринских подземельях ещё не скоро кто-то объявится.

Так они и сделали. И Гарри почувствовал себя обделённым.

- Твоя комната… по-настоящему уютная. И ты хочешь сказать, что все слизеринские старосты получают подобные?

Комната на самом деле оказалось очень милой. Вся в слизеринских цветах: серебряном и зелёном, с небольшим столом, камином, и…

- У тебя, что два шкафа? Это же смешно.

Драко нахмурился.

- Я знаю! Я говорил Снейпу, что невозможно жить, не имея хотя бы трех, но разве он послушает? Сердце этого человека сделано из камня.

- Тебе не нужны три шкафа. Никому не нужны.

Драко скривился.

- Что ты можешь об этом знать, ночной кошмар модельера?

- Теперь знаю. Благодаря тебе, у меня нет даже одного.

- Хватит пилить меня, - протянул Драко. – Я же обещал, что возьму тебя в Хогсмид, чтобы выбрать новую одежду. Сказал – сделаю.

- Ты не будешь выбирать мне одежду!

Драко надул губы.

- Хорошо.

- Но мы могли бы пойти в Хогсмид завтра, если ты не возражаешь, - будничным тоном предложил Гарри.

Лицо Драко вдруг превратилось в холодную, ничего не выражавшую маску.

- Я не могу. Я встречаюсь завтра с моей матерью.

- О.

Гарри сглотнул, стараясь удержаться от вопроса «Ты в порядке?», за который Драко явно не сказал бы ему спасибо, и постарался подавить свое собственное разочарование.

В то время как Драко, по своему обыкновению, высказал очередное шокирующее предложение.

- Не хочешь пойти с нами? – просто спросил он.

Гарри смутился. Он вспомнил красивую надменную женщину, нынешнюю вдову Люциуса Малфоя. Он вовсе не горел желанием встретиться с Нарциссой Малфой вновь. Но с другой стороны, у него просто не было выхода… день без Драко казался ему крайне непривлекательной перспективой.

- Хорошо, - осторожно согласился он.

Драко подарил ему легкую улыбку и откинулся на спину, огонь заиграл в его волосах. Он предложил сыграть в карты.

Вот как вышло, что Гарри обнаружил себя плетущимся следом за Драко, широко шагавшим, навстречу женщине, ожидавшей их на площади Хогсмида.

Она оказалась ниже, чем помнил Гарри.

- Здравствуй, мама, - сказал Драко. – Я предупредил тебя, что возьму с собой друга.

Нарцисса Малфой взглянула на Гарри, моргнув от удивления.

- Это Гарри Поттер.

- Поразительная наблюдательность, мам, - спокойно сказал Драко.

Нарцисса улыбнулась и протянула Гарри руку, что заставило его почувствовать себя крайне неуютно.

- Неужели это означает, что я больше не получу моей регулярной рассылки под названием «Почему я ненавижу этого мерзавца Поттера» том IV, часть VII? Какая потеря. Мне казалось это крайне забавным.

Внешность Нарциссы не многим напоминала черты её сына, который был больше похож на отца. Её волосы цвета золота оказались темней, а её глаза, как и помнил Гарри, – холодного голубого оттенка. Кожа Нарциссы выглядела более загорелой, чем у Малфоя.

Её лицо излучало утонченное изящество, но то, как она двигалась, улыбалась и разговаривала, создавало неоспоримое сходство с её сыном.

Гарри понял, почему Драко так относился к своей матери. Её отношение к сыну было снисходительным и отстраненным - таким же, что и к Гарри - совсем чужому человеку. Пока…

- Я рад, что познакомился с вами, - сказал он, стараясь звучать, как можно правдоподобней.

- Взаимно, - довольно сухо ответила Нарцисса. – По крайней мере, ты изъясняешься вполне связными предложениями, в отличие от этих бедняг Креба и Гойла.

- Мама!

Очевидно, Миссис Малфой коснулась своей излюбленной темы.

- Драко совершенно неразборчив в выборе друзей, - призналась она. – Настоящая компания, конечно, не берётся в расчет. Эта малышка Пенсии постоянно смотрит на меня, словно это она мать Драко, а я его заблудшая подружка, которую он умудрился притащить домой. Что же касается Забини, так я вообще не разобралась, кого из нас он пытался соблазнить.

Гарри теперь понял от кого Малфой унаследовал это потрясающее умение повергать людей в шок одной фразой.

- Что ж, мальчики, - подытожила Нарцисса, - Куда мы направляемся? Я полностью в вашем распоряжении.

Драко задумчиво прищурился. Гарри, подозревая худшее, попятился назад.

- Мы не можем появиться на люди, пока он одет в эти обноски, - вынес вердикт Малфой.

* * *

«Роб Уодроб» оказался знаменитейшим бутиком эксклюзивной одежды, каждый его клиент получал в распоряжение личного портного. Стоило семье Малфоев появиться на пороге магазина, как сразу же вокруг них взволнованно засуетилось несколько служащих. Драко принимал их внимание со скучающим безразличием, словно само собой разумеющееся. Нарцисса, сдержанно улыбнувшись, прошла дальше.

Гарри пожалел, что не прихватил с собой свой плащ-невидимку, когда Малфой, прохаживаясь между полками с вещами, принялся вещать громким голосом: