Я решила придержать значок про запас. Это было дело Джейсона, а не мое. Мое размахивание значком направо и налево могло бы подорвать его авторитет… короче, просто кошмар

Водитель достал наши чемоданы из багажника.

Может, вы сможете не появляться на публике вместе, чтобы у них не было фотографий вас с этой брюнеткой?

У нее есть имя, - поправил Джейсон.

Извините, но вы могли бы не появляться на публике с миз Блейк, пока вы в городе?

Один из охранников подошел ближе и что-то быстро зашептал ему на ухо.

Вот дерьмо, - выругался он.

Что случилось? - спросила я.

Они нашли фотографа среди машин в гараже. Я думал, мы платим вам, парни, за то, чтобы такого не случалось.

Джейсон озирался кругом, и я последовала его примеру. Кто-то был между двумя небольшими машинами. И у него была камера с широким объективом.

Чак схватил чемодан и попытался подтолкнуть нас ко входу. Я была уже готова поддаться, но Джейсон взял меня за руку. Он притянул меня к себе. Я знала, что он собирается сделать, прежде, чем он начал.

Ты уверен, что это хорошая идея? - спросила я.

Нет, это просто кошмарная мысль, - ответил он перед тем, как поцеловать меня. Он поцеловал меня, но не так как собирался. Он целовал меня не потому, что хотел этого, а потому что так он сможет устроить скандал. Мне это не понравилось, но я знала, что если начну вырываться, смажу помаду, а заодно заставлю его сделать поцелуй более глубоким. Он был в таком странном настроении, что я просто терялась, как с ним себя вести.

Чак подошел и загородил нас от камеры своей широкой спиной. Незнакомому охраннику он бросил:

Заполучи камеру.

Зачем? - повернулся он к Джейсону.

Джейсон оторвался от поцелуя и посмотрел на высокого мужчину взглядом, которого я никогда не видела. Это был взгляд, полный гнева, упрямства, силы и неприязни. Этот взгляд скорее подошел бы мне, а не Джейсону.

Не люблю, когда мне говорят, что делать, Чак.

Вот теперь ты и впрямь похож на Кита.

Ты и представить себе не можешь, насколько я могу быть на него похожим.

Мне не нужен трах с вами двоими на этой неделе, Шуйлер.

Я - не Саммерленд, Чак. Вам не платят, чтобы управляться со мной и теми, кто меня окружает.

Джейсон взял меня за руку. Я удостоверилась, что за левую. Мне хотелось оставить правую для пистолета на всякий случай. Но, если бы можно было убить взглядом, Джейсон уже валялся бы трупом на тротуаре.

Дразнить больших вооруженных ребят не самое лучшее хобби, и я не стану напоминать об этом Джейсону на публике.

Руки высокого мужчины медленно согнулись, думаю, он мысленно считал до двадцати. Если бы мы не были под прицелом камеры, то я уверена, Чак показал бы себя во всей красе.

Фотограф побежал к залитому солнечным светом выходу, преследуемый охраной. Он снимал на бегу, положив камеру себе на плечо, уверенный, что мы успеем выдать ему лучший кадр. Но целился он в нас, а не в охрану.

Тогда тащите свои чемоданы сами, - бросил Чак сквозь сжаты зубы.

С удовольствием, - ответил Джейсон сердитым голосом. Его глаза стали совсем синими, очень темными. Я поняла, что это оттенок гнева в его глазах.

Фотограф был уже вне поля зрения, и охрана исчезла вслед за ним. Джейсон поднял оба чемодана, сбалансировал их и пошел к двери. Я решила прикрыть ему спину на всякий случай. Я присматривала за Чаком, пока мы не добрались до черного хода.

В одном он был прав: Джейсон специально сыграл на камеру. Это попадет в новости раньше, чем кто-нибудь задастся вопросом, а не был ли это кто-то из дальних родственников. Они все подумают, что это был Кит Саммерленд с любовницей, входившие в гостиницу за пять дней до свадьбы.

Вот дерьмо.

Глава 12

До комнаты мы добрались, когда Джейсон доказал всем, что он не Саммерленд. Они продолжали пытаться поселить нас в комнатах Кита. Джейсон ловил взгляды узнавания от нескольких сотрудниц отеля. Одна из них даже попыталась дать ему записку, пока мы ехали в лифте.

Мы наконец-то оказались в комнате, дали на чай коридорному, заперли дверь и остались наедине. Джейсон прислонился к двери.

Комната была большой, поделенной на две зоны, заставленные диванами и стульями. Большие окна впускали солнечный свет и открывали великолепный вид на горы. У одного из окон даже стоял столик на четыре персоны, так что мы могли есть и смотреть на вид за окном. Большая, просторная, но мой восторг притупил подбор цветов. Обивка диванов и стульев была фиолетовой и красной, и форма их была не совсем обычной. Занавески были тяжелыми, будто призванными остановить дневной свет, на стенах всюду висели картины. По большей части это были работы современных художников, никак не сочетающиеся с обоями на стенах. Все кругом было слишком вычурным и вызывало приступы клаустрофобии.