Дневники вампира: Охотники: Обретая судьбу

Дневники вампира: Охотники: Обретая судьбу - №1 - открытая онлайн библиотека

Обреченные жить в опасности...

Елена столкнулась с бесчисленными испытаниями, спасаясь из Темного Измерения, победив фантомов и обнаружив, что она – Хранитель. Но ничто не сравнится с выбором между двумя возлюбленными – Стефаном и Деймоном Сальваторе. Елена воссоединилась со Стефаном, в то время как Деймон, уязвленный и отвергнутый, погрузился во тьму и стал непредсказуемым. Теперь девушка разрывается между спасением души Деймона и верностью Стефану.

Но прежде чем Елена сможет понять, кому принадлежит ее сердце, ей предстоит пройти очередное испытание: колледж Далкрест захватывают вампиры, одержимые идей воскресить Клауса, опасного Древнего вампира, которого ничто не остановит от убийства Елены и всех ее близких.

Когда Елена узнает больше о своем предназначении Хранителя, защитника от сил зла на Земле, она понимает, что, прежде чем победить Клауса, ей придется пожертвовать кем-то близким. Елена должна выбрать, от кого ей придется отступиться, пока не стало слишком поздно...

Рождены, чтобы быть в опасности...

Елена прошла через множество испытаний - сбежала из Темного Измерения, победила фантомов, узнала, что она Хранитель.

Но ничто не сравнится с выбором между Стефаном и Деймоном Сальваторе.

Елена воссоединилась со Стефаном, а Деймон, задетый отказом, стал мрачным и непредсказуемым.

Теперь Елена разрывается между спасением души Деймона и верностью Стефану.

Но прежде чем Елена сможет понять, кому принадлежит ее сердце, университетский кампус колледжа Далкрест захватывают вампиры, намеренные воскресить Клауса, опасного Древнего, который не остановиться ни перед чем, чтобы уничтожить Елену и всех близких ей людей.

Когда Елена узнает больше о своей судьбе в качестве Хранителя, защитника от зла на земле, она понимает, что прежде чем она сможет победить Клауса, ей придется пожертвовать кем-то близким.

Елена должна решить, скольких людей, и кого именно, она сможет оставить, пока не стало слишком поздно...

"Дорогой Дневник,

Прошлой ночью мне приснилось нечто ужасающее.

Всё было, будто несколько часов назад.

Я вернулась в подземную комнату Сообщества Витал, и там был Итан,

державший в плену меня, поднеся к моему горлу твердый и холодный нож.

Стефан и Деймон смотрели на нас. На их лицах виднелась опаска, тела их была напряжены. Они ожидали тот момент, когда кто-то из них сможет бросится, чтобы спасти меня.

Правда я знала, что они опоздают. Опоздают,

несмотря на их сверхъестественную

скорость. Итан перережет мне горло и я умру.

В глазах Стефана было столько боли.

Это разбивало мне сердце, понимание какую боль

принесет ему моя смерть.

Мне было ненавистно погибать,

так и не сказав Стефану, что я выбрала его, только

лишь его, и что вся моя нерешительность осталась

позади.

Итан сжал меня ещё сильнее, его руки напоминали

металлические обручи, обернувшие моё тело.

Я ощутила холодное острие ножа, врезавшегося

в мою плоть.

Затем вдруг Итан упал, а Мередит оказалась рядом,

её волосы ниспадали потоком, а выражение лица

было возбуждённым и решительным, словно

у мстительной богини. Своим посохом она нанесла

Итану смертельный удар, пронзив его сердце.

Этот момент должен быть полным радости и

облегчения.

В реальной жизни всё было так: я поняла, что буду

жить, когда оказалась в надежных объятиях Стефана.

Но во сне лицо Мередит исчезало за вспышкой чистого

белого света.

Мне становилось все холоднее и холоднее, мое тело

дрожало,

мои эмоции превратились в холодное спокойствие.

Моя человечность ускользала, и что-то тяжелое и

жесткое....и другое...занимало ее место.

В пылу битвы, я позволила себе забыть о словах

Джеймса, о том,

что мои родители дали общение Стражам, что я стану

одной из них.

И теперь они пришли, чтобы заявить о своих правах.

Я проснулась в ужасе.

Елена Гилберт остановилась, оторвав ручку от

страницы её дневника, не желая больше писать.

Она считала, что именно слова заставят её больше

всего боятся

чувства реальности этих событий.

Она оглянула комнатку в общежитии, её новый дом.

Бонни с Мередит пришли и ушли как раз тогда, когда

Елена спала.

Постель Бонни была незаправлена,

ноутбука на столе не было.

Часть комнаты Мередит, обычно содержавшаяся в

образцовом порядке, показывала, насколько была

изнурена

Мередит: кровавая одежда, что она носила во время

боя с Итаном и его последователями-вампирами,

валялась на полу.

Её оружие лежало на кровати, сдвинутое на одну

сторону,

как будто молодая охотница на вампиров,

извернувшись, спала прямо на нём.

Елена вздохнула. Быть может, Мередит поймет каково

ей.

Она знала, каково это, когда судьба уже решена за

тебя, каково это понять, что

твои собственные надежды и желания в конце концов

ничего не значат.

Но Мередит приняла свою судьбу.

Для неё не было ничего важнее и ничего любимее, чем

быть охотником на монстров и

защитником невинных.

Елена и не думала, что в своей новой судьбе найдет

нечто радостное.

"Я не желаю быть Стражем", - написала она несчастно.

"Хранители убили моих родителей. Я никогда не

забуду этого. Если бы не они, мои самоотверженные

родители были бы живы

а я бы постоянно не беспокоилась о жизнях дорогих

мне людей.

Стражи верят лишь в одно - в порядок.

Ни в справедливость. Ни в любовь.

Не хочу быть такой. Я не хочу быть одной из них.

Но есть ли у меня выбор?

Джеймс говорил об этом так, будто становление

Стражем - это что-то, что должно случится со мной,

что-то, что мне

не удастся избежать.

Вдруг проявится моя сила,

и я изменюсь, став готовой к чему-то ужасающему.

Елена растёрла лицо ладонью.

Глаза слипались, даже несмотря на долгий отдых.

"Я никому ещё не говорила об этом", - написала она.

"Мередит и Деймон знают лишь что я была ужасно

расстроена после разговора с Джеймсом,

но никто из них не знает, что он сказал мне.

Прошлой ночью произошло столько всего, что я не

нашла времени сказать им.

Я обязана поговорить об этом со Стефаном. Я знаю,

что как скажу об этом, всё станет... Лучше.

Но мне страшно рассказать ему.

После нашего расставания с ним, Деймон заставил

меня понять, что я должна сделать свой выбор.

Одна дорога вела к дневному свету, к возможности

быть

обычной девушкой с почти нормальной и почти

человеческой жизнью со Стефаном.

Вторая же вела в ночь, к Силе, приключениям и ко

всему веселью темноты, которую я могу разделить с

Деймоном.

Я выбрала свет, Стефана.

Но уж если мне суждено стать Стражем, то путь Тьмы

и Силы неизбежен?

Смогу ли я стать кем-то, кто пойдет на немыслимое -

на лишение жизни людей, любящих и чистых, как мои

родители?

Какой же я буду нормальной девушкой, будучи

Стражем?"

Елена оставила свои мысли, услышав звук

поворачиваемого в дверях ключа

Она закрыла свой бархатный блокнот и поспешно

сунула его под матрац.

-Привет,- сказала она, когда Мередит вошла в комнату

- И тебе привет, - ответила Мередит, улыбаясь Елене.

Её темноволосая подруга наверняка спала всего пару

часов - она продолжала выслеживать вампиров

вместе со Стефаном и Деймоном, когда Елена

отправилась спать, а проснулась раньше Елены, но

несмотря ни на что выглядела отдохнувшей

и энергичной, её серые глаза ярко блестели, а

оливковая кожа на щеках была покрыта лёгким

румянцем.

Намеренно скрывая все свои тревоги, Елена

улыбнулась ей.

- Весь день спасала мир, супергерой? - спросила

Елена, чуточку подразнивая её.

Мередит подняла свою тонкую бровь.

- На самом деле, - сказала она, - я только что из

читального зала в библиотеке.

А ты ещё не взяла необходимые учебники?

Елена почувствовала, как её глаза расширяются. При

всём происходящем,

она ни разу не задумывалась о занятиях.

До сих пор ей нравилась учёба в колледже, в школе же

имя Елены и вовсе находилось на доске почёта,

но позже иная часть её жизни взяла над ней верх.

Могла ли Елена что-либо сделать?

Да и какая разница, правда? Эти мысли были слишком

тяжелыми и удручающими.

"Если уж мне суждено стать Стражем, то колледж не

представляет собой никакого смысла".

-Эй, - произнесла Мередит, совершенно неверно

истолковав внезапно возникшее смятение на лице

Елены.

Мередит протянула руку и коснулась холодными

сильными пальцами плеча подруги.

- Не переживай ты так. Ты ещё со всем справишься.

Елена сглотнула и кивнула.

- Абсолютно, - произнесла

она, заставив себя улыбнуться.

- Вчера вечером мы с Деймоном и Стефаном провели

небольшую операцию по спасанию мира, - молвила

Мередит, почти застенчиво.

- Мы убили четырех вампирах в лесу, что на краю

кампуса.

Она осторожно подняла свой боевой посох с кровати и

зажала рукой его гладкую середину.

- Звучит круто, - ответила она.

- Ну, я работаю по специальности. Для этого я была

рождена.

На эти слова Елены слегка поморщилась:

"Для чего же тогда рождена я?"

Но ей нужно сказать

Мередит что-то, что она не успела вчера ночью.

- Ты меня спасла, - сказала она просто. - Спасибо тебе.

Глаза Мередит потеплели.

- Обращайся в любое

время, - серьезно ответила она.

- Ты нужна всем нам, ты знаешь это.

Узкий чёрный кейс щёлкнул, открываясь, и она

поместила внутрь свой посох.

- Я собираюсь встретится со Стефаном и Мэттом,

чтобы посмотреть можно ли достать из тайной

комнаты Витал тела.

Бонни сказала, что её маскирующее заклинание

продержится не очень долго, так что нам следует

избавится от них до наступления утра.

Елена ощутила укол тревоги в груди.

- А что если другие вампиры вернулись? - спросила

она.

- Да и Мэтт говорил нам, что думает, что там больше

одного входа.

Мередит пожала плечами.

- Вот именно для этого я

захвачу с собой посох, - произнесла она.

- Итан оставил после себя не так много вампиров, да и

они все новенькие.

Мы со Стефаном разберемся с ними

- А Деймон, он не идет с вами, ребята? - спросила

Елена, поднявшись с кровати.

- Мне-то казалось вы со Стефаном снова вместе, -

сказала девушка. Она одарила подругу насмешливым

взглядом.

- Так и есть, - ответила она, чувствуя, как лицо

погорячело.

- По крайней мере я так думаю. Я пытаюсь... не

испортить всё на этот раз.

Деймон и я всего лишь друзья. Надеюсь.

Просто ты сказала, что Деймон был с тобой раньше,

ну, на охоте.

Плечи Мередит опустились. - Ну да, он был с нами. -

сказала она уныло.

- Он радовался бою, но становился всё тише и тише с

течением времени.

Он казался немного...

Она колебалась.

- Не знаю, уставшим, наверное, -

пожала плечами она, а её голос стал более мягким.

- Ты же знаешь Деймона. Он будет полезным,

но только на собственных условиях.

Взяв свою куртку, Елена сказала:

- Я пойду с вами.

Ей хотелось увидеть Стефана, без присутствия рядом

Деймона.

Если она попытается принять Светлый путь (жить как

человек) со Стефаном - став Хранителем

или нет - всё равно она должна будет раскрыть все

свои секреты и предстать перед Стефаном без тайн за

душой.

В то время как Елена и Мередит добрались до

библиотеки, Стефен и Мэтт уже были там, ожидая их

прихода в полупустой комнате с табличкой на двери

"исследовательский офис"

Стефан встретил взгляд Елены с легкой, серъезной

улыбкой, от чего она внезапно засмущалась.

Она заставила его пройти через многое за последние

несколько недель,

и они были отдельно друг от друга так много в

последнее время, что она почти чувствовала, как если

бы они начали все сначала.

Находящийся рядом с ним Мэтт выглядел ужасно.

Вытянутое и бледное, лицо его было непроницаемым,

он сжал большой фонарик в руке.

Его глаза были мрачными и безумными

Может, истребление вампиров Витале для некоторых

и было победой, но эти вампиры не так давно еще

были друзьями Мэтта.

Он восхищался Итаном, думая, что он был человеком.

Елена подсела к нему и молча сжала его руку, пытаясь

утешить его.

Его рука напряглась в руках Елены, однако он

подвинулся чуть поближе к ней (Елене).

- Идемте вниз, - быстро произнесла Мередит.

Стефан и Мередит скатали небольшой коврик в центре

комнате, за которым скрывался люк,

все еще покрытый травами, предназначенными для

блокирующих и защитных заклинаний Бонни, которые

она в спешке оставила прошлой ночью.

Все же, они смогли открыть проход без особых усилий.

Скорее всего, заклинание ослабило свое действие.

Поскольку, четверо из их компании двинулись вниз по

лестнице, Елена успела осмотреться.

Прошлой ночью все были в такой панике, стремясь

спасти Стефана, что она

не смогла действительно осмотреться вокруг.

Первый лестничный пролет был довольно простым,

деревянным и немного хрупким, он вел вниз к полу,

заполненному

рядами книжных шкафов.

- Библиотечные полки, - пробормотала Мередит. -

Камуфляж.

Второй пролет был таким же, как и первый, но когда

Елена наступила на первую ступеньку, он почти не

дрожал под ее ногами, как предыдущий.

Перила были более гладкими, оказавшись внизу,

перед ними оказалась длинная пустая прихожая,

протянутая в темноту в обоих направлениях.

Там было холоднее, чем на поверхности, от

неожиданной смены температуры Елена задрожала.

Импульсивно,

Она стиснула руку Стефана, когда они начали

спускаться вниз на третий пролет. Он не смотрел на

нее, его глаза были устремлены вперед на лестницу

перед ними

но спустя мгновение, он успокаивающе взял ее за руку.

Его прикосновение вызвало поток напряжение в её

теле. "Всё будет в порядке", - пронеслось у неё в

мыслях.

Третий пролет был более грубым и сделан из темной,

немного тяжелой, полированной древесины, которая

мерцала под светом тусклых огней.

Перила были переплетены искусной резьбой.

Елена смогла увидеть голову змеи, удлиненное тело

стремительно бегущей лисы и другие силуэты

животных,которые было трудно разобрать на ходу.

Когда они достигли основания последнего пролета, они

столкнулись с резными двойными дверями, которые

привели к конференц-залу сообщества Витали.

Дизайн выдержан в том же стиле, поскольку она

остановила взгляд на перилах: бегущие животные,

искривленные змеи, с разными мистическими

символами.

В центре каждой двери была большая стилизованная

буква "V".

Двери были закрыты на цепь, они так их и оставили.

Стефан, рукой свободной от руки Елены, отдернул

цепи с характерным ударом и постукиванием.

Мередит открыла дверь шире.

Их встретил мутный и медный запах крови. Комната

просто таки воняла смертью.

Мэтт поставил свой фонарь, в то время как Мередит

искала выключатель.

Наконец, комната перед ними была освещена: алтарь,

ранее стоявший у стены, теперь лежал на полу, а

осколки чаши из-под крови валялись в паре метров от

него.

Погашенные факелы, длинные линии сального

черного дыма на стенах.

Тела вампиров безвольно лежали в лужах

липкой,наполовину засохшей крови из ран на их шеях,

разорваных клыками Деймона или Стефана,

или ран на теле,оставленных посохом Мередит. Елена

с тревогой поглядывала на побледневшего Мэтта.

Он не был здесь во время битвы, не видел бойню.

Но он знал всех этих людей, эту комнату, которую они

украшали к торжеству.

Глаза бегали по комнате, Метт нервно сглотнул.

Через какое-то мгновение он нахмурился и сказал

своим тонким голосом:

- А где Итан? - произнес он.

Взгляд Елены замер на области перед алтарем, где

Итан, лидер вампиров Витале, держал нож у ее горла.

Место, где Мередит убил его ее копьем. Мередит

сделал мягкий звук удивления.

Пол потемнел от крови Итана, но его тела нигде не

было.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Глава 2

Теплая кровь, сладкая от желания, наполнила рот

Деймона и воспалила его чувства.

Он гладил мягкие золотистые волосы девушки одной

рукой, прижимая рот к ее кремовой шее.

Он чувствовал пульсацию крови и четкое

сердцебиение под ее кожей.

Он впитывал в себя ее сущность огромными,

утоляющими жажду глотками.

И почему он перестал делать это?

Конечно, он знал почему: Елена. Постоянно за

последний год - Елена.

Конечно, он до сих пор временами использовал свою

Силу, чтобы уговаривать жертв.

Но он делал это с некомфортным осознанием того, что

Елена это не одобрит. Его здерживал образ ее

голубых глаз - серьезных и знающих, оценивающих

его, определяющих его желание.

Он не достаточно хорошо, особенно в сравнении с его

младшим братом-белкоедом.

И когда казалось, что у Стефана и Елены все кончено,

что, вероятно, именно Стефан в конце концов потерял

свою золотую принцессу,

Деймон прекратил пить свежую кровь.

Вместо этого, он пил холодную и пресную на вкус кровь

доноров из больницы.

Он даже пытался принять отвратительную животную

кровь, на которой жил его брат.

Желудок Деймона скрутило от этого воспоминания, и

он сделал глубокий, освежающий глоток

восхитительной крови девушки.

Вот что значит быть вампиром: тебе приходится

забирать жизнь, человеческую жизнь, чтобы

продолжать собственное сверхъестественное

существование.

Все иное - мертвая кровь в пакетах для хранения или

кровь животных - сохраняет лишь тень тебя самого,

твоя Сила убывает.

Деймон не забудет об этом снова.

Он потерял свою истинную сущность, но сейчас нашел

её.

Девушка зашевелилась в его руках, издав тихий

вопросительный возглас, и он направил к ней

успокаивающую волну Силы, вновь делая ее

податливой и пассивной.

Как же её имя? Тонни? Табби? Талли?

Так или иначе, он не собирался причинять ей боль. Не

постоянно.

Он не причинял вреда никому, кем питался - разве что

немного, никогда, пока он был в трезвом уме - уже

долгое время.

Нет, девушка покинет этот лес и вернется обратно в

свое общежитие не более чем с незначительным

приступом головокружения

и смутным воспоминанием о том, что она провела

вечер, разговаривая с очаровательным мужчиной, чье

лицо она даже не может толком описать.

С ней всё будет хорошо.

Что, если он выбрал эту девушку только из-за того, что

длинные золотые волосы, голубые глаза и кремовая

кожа напомнили ему Елену?

Это не касалось никого, кроме Дэймона.

Наконец, он отпустил её, мягко поддерживая, когда она

пошатнулась.

Она была восхитительна - конечно, ничто по

сравнению со вкусом крови Елены, насыщенным

оттенками, опьяняющим - но взять еще хоть немного

крови сегодня было бы неразумным.

Бесспорно, она была красивой девушкой. Он аккуратно

расправил волосы по ее плечам, скрывая следы на

шее, и она моргнула потрясенными, широко

открытыми глазами.

Проклятье, эти глаза были неправильными.

Они должны были быть темнее, прозрачными как

ляпис-лазурь, с обрамляющим веером ресниц.

А ее волосы, теперь, когда он пригляделся к ним

повнимательнее, несомненно были крашеными.

Девушка одарила его нерешительно улыбкой.

- Тебе лучше вернутся в свою комнату, - сказал

Деймон.

Он направил в нее поток повелительной Силы и

продолжил.

- Ты никогда не вспомнишь о том, что встретила меня.

Ты не будешь знать, что произошло.

- Мне лучше вернуться, - эхом отозвалась она - и ее

голос был совершенно неправильным: не тот тембр, не

та интонация.

Её лицо просветлело.

- Меня ждет мой парень, - добавила она.

Деймон почувствовал, как что-то сжалось внутри него.

В мгновение ока

он грубо рванул девушку обратно к себе.

Нисколько не заботясь о деликатности, он вновь

впился в ее горло, неистово глотая пряную, горячую

кровь.

Он причинял ей боль, понимал это и получал от этого

удовольствие.

Теперь, когда она не была под его внушением, она

кричала и боролась, бив своими кулачками его по

спине.

Деймон прижимал ее одной рукой и искусно орудовал

клыками, раздирая место укуса все шире, высасывая

все больше крови, ускоряясь.

Её удары слабели, а сама она качалась в его

объятьях.

Когда она обмякла, он бросил её, и она упала на землю

с глухим стуком.

На мгновение он уставился на темный лес впереди

него, прислушиваясь к стрекоту сверчков.

Девушка у его ног лежала неподвижно.

Несмотря на то, что ему не нужно было дышать уже

более пяти веков, он хватал ртом воздух, практически

теряя сознание.

Он коснулся своих губ и убрал руку - с нее падали

красные капли.

С тех пор, как он терял над собой контроль, прошло

много времени.

Сотни лет, наверное. Он взглянул на потрепанное тело

у своих ног.

Теперь девушка имела такой жалкий вид, ее лицо

стало холодным и опустошенным, темные ресницы

контрастировали с бледными щеками.

Деймон не был уверен в том, жива она или мертва. Да

и он понял, что не хотел это выяснять.

Он отступил от девушки на несколько шагов, чувствуя

странную неуверенность, а потом повернулся и

бесшумно скрылся в лесной тьме, слыша только, как

колотится его сердце.

Деймон всегда делал то, что хотел.

Чувствовать сожаление из-за естественных для

вампира вещей - для таких, как Стефан.

Но пока он бежал, несвойственное ему ощущение в

глубине души мучало его, что-то большее, чем вина.

- Но ты же говорила, что Итан мертв, - сказала Бонни.

Она почувствовала, что Мередит, стоящая рядом,

вздрогнула и прикусила язык.

Конечно, Мередит должна была почувствовать

что Итан, возможно, выжил; она нанесла ему

смертельный удар, или была уверена, что сделала

это.

Лицо Мередит стало каменным, замкнутым, ничего не

выражающим.

- Мне следовало отрубить ему голову, чтобы убедится,

- произнесла она, дергая фонариком из стороны в

сторону, чтобы осветить каменные стены туннеля.

Бонни кивнула, понимая, что ей нужно было

догадаться: Мередит зла.

Мередит оповестила Бонни о исчезновении Итана, в то

время как Бонни и Зандер обедали в студенческой

столовой.

Это была сладкое мгновение: гамбургеры, кока-кола и

Зандр, мягко заманивающий ее ногу в ловушку между

его двумя под столом, когда он украл ее жаркое.

И теперь, она и Зандер были здесь, ища вампиров в

секретных подземных туннелях ниже университетского

городка с Мередит и Мэттом.

Елена и Стефан делал то же самое на поверхности, в

лесах вокруг университетского городка.

Не самое романтичное, но мы все таки получили назад

свою совместную дату, Бонни пожала плечами. Но они

сказали, что пары должны разделить свои

обязанности.

Мэтт, шагая вперед по другую сторону от Мередит,

казался мрачным и задумчивым, его сжатая челюсть и

его глаза уставились прямо вниз на длинный, темный

туннель.

Внутри, Бонни жалела его. Она чувствовала, что Мэтту

должно быть в сто раз хуже сейчас.

- Ты с нами, Мэтт? - спросила Мередит, видимо читая

мысли Бонни.

Мэтт вздохнул и помасировал шею одной рукой, как

будто его мышцы были напряжены.

- Ага, я с вами, - он остановился и вздохнул.

- Только... - он замолчал и начал заново:

- Только, может, есть те, кому мы можем помочь, да?

Стефан может научить их как быть вампирами, не

принося вреда людям. Даже Деймон изменился, не так

ли? А Хлоя...

Его щеки горели от волнения.

- Никто из них не заслуживает этого. Они не знали, на

что подписались.

- Нет, - ответила Мередит, слегка косясь его локтя

рукой.

- Не знали.

Бонни знала, что Мэтт был другом милой и юной Хлои,

но она начала понимать, что его чувства гораздо

глубже этого.

Как бы ни было ужасно осознавать, что Мередит,

возможно, придется воткнуть кол в грудь того, в кого он

был влюблен,

и много хуже было осознавать, что так было

правильно.

У Зандра была мягкость в глазах, и Бонни поняла, что

он думал о том же.

Он взял ее за руку, его длинные пальцы обвились

вокруг ее хрупких маленьких пальчиков, тогда Бонни

прижалась к нему еще сильнее.

Но, как только они обогнули темный поворот в туннеле,

Зандер вдруг отпустил Бонни и шагнул перед ней,

Мередит подняла свой шест.

Бонни не видела двух фигур, переплетенных друг с

другом около стены, пока они не расцепились.

Нет, не переплетенный как любовники, она поняла, что

это вампир, вцепился в свою жертву.

Мэтт, глядя на них, застыл и невольно выпустил звук,

означающий удивление.

Внезапная вспышка белых зубов в темноте и вампир,

девочка, не выше, чем сама Бонни, отбросила свою

жертву довольно далеко.

Он упал на землю у её ног.

Бонни обошла вокруг Зандера, не спуская глаз с

вампира, который теперь валялся напротив стены.

Она вздрогнула непреднамеренно взглянув в

пристальный взгляд вампира, дикий, жестокий взгляд в

темных глазах, остановившихся на ней,

но продолжала идти, пока она не смогла остановиться

перед жертвой для того, что бы проверить пульс.

Пульс был в норме, но он сильно истекал кровью, так

что она сняла свою курточку и прижала её к его горлу,

чтобы остановить кровь.

Ее руки дрожали, и она сконцентрировалась на том,

чтобы успокоить их и сделать то, она должна сделать.

Сквозь полу закрытые веки молодого человека она

смогла увидеть его глаза, перемещающиеся быстро из

стороны в сторону, как будто он был пойман в дурном

сне, но он оставался без сознания.

Девушка ("Вампир", - напомнила себе Бонни) смотрела

на Мередит, её тело было напряжено. Она была

готова оборонятся или бежать.

Она съежилась ещё больше, когда Мередит подошла

ближе, блокируя ей путь.

Мередит подняла свой шест выше, нацеливаясь на

грудь девушки.

- Стой, - хрипло произнесла девушка, протянув вперед

руки. Она смотрела куда-то мимо Мередит, она

смотрела на Мэтта, будто видит его впервые в жизни.

- Мэтт, - сказала она. - Помоги мне. Прошу, - она

пристально взглянула на него, явно сосредотачивая

свое внимание,

и Бонни поняла, что вампир пытался использовать

Силу и приказывать Мэтту это то, чего она хотела.

Однако это не сработало - она еще не должна быть

достаточно сильной, и спустя мгновение её глаза

закатились, и она осела на стену.

- Бет, мы хотим дать тебе шанс, - молвил Мэтт

вампирше. - Скажи, ты знаешь, что случилось с

Итаном?

Девушка покачала головой, ее длинные волосы

развивались вокруг нее

Ее глаза метались между Мередит и туннелем позади

нее, и она продвинулась боком.

Мередит последовала за ней, подходя ближе, и

прижала шест к груди вампира.

- Мы не можем просто убить её, - сказал Мэтт Мередит

с ноткой отчаяния в голосе.

"Нет, если есть другой вариант". Мередит фыркнула в

недоумении

и под углом еще ближе к вампиру - Бет,

Мэтт позвал ее, и она обнажила зубы в тихом рычание.

- Подожди секунду, - послышался голос Зандера,

который переступил через бесчувственное тело

жертвы Бет, прошмыгнув мимо Бонни.

Прежде, чем Бонни поняла, что происходит, Зандер

оттолкнул Бет от Мередит и прижал её к стене тоннеля.

- Эй! - произнесла Мередит с негодованием, а затем в

замешательстве нахмурилась.

Зандер пристально вглядывался в глаза Бет, его лицо

было серьезным и спокойным.

Она тоже смотрела на него, в её глазах всё ещё

читалось беспокойство, а дыхание были тяжелым.

- Ты знаешь, где Итан? - спросил Зандер тихим,

спокойным голосом, и Бонни почувствовала что-то

такое, как будто между ними был невидимый поток

Силы.

В один момент, лицо Бет стало пустым.

- Он прячется в убежище в конце тоннеля, - ответила

она. Её голос был полусонным, лишенным от мыслей.

- С ним есть другие вампиры? - спросил Зандер, его

глаза сосредоточились на её.

- Да, - ответила Бет. - Там оставались многие, ожидая

равноденствие, которое должно было оправдать все

надежды Итана.

"Два дня", - подумала Бонни. Другие сообщили ей о

плане Итана возродить Клауса, Первородного

вампира.

От этой мысли она вздрогнула.

Клаус был страшен, один из самых ужасающих людей

которые когда-либо встречались ей.

Но выйдет ли у них? У Итана нет крови Стефана и

Деймона, а заклинание воскрешения без неё не

сработает.

Выйдет ли у него?

- Спроси её о их обороноспособности, - попросила

Мередит, следуя её плану.

- А он хорошо защищен? - спросил Зандер.

Голова Бет дёрнулась в резком кивке, словно

невидимый кукловод дёрнул её за верёвочки.

- Ни у кого не выйдет подобраться к нему, - ответила

она всё также сонно и монотонно. - Он хорошо скрыт, а

каждый из нас отдаст свою жизнь, защищая его.

Мередит кивнула, явно обдумывая свой следующий

вопрос, но её перебил Мэтт.

- Мы можем спасти её? - спросил он, боль в его голосе

заставила Бонни содрогнуться. - Может, если бы она

не была так голодна...

Зандер ещё сильнее сфокусировался на Бет, и Бонни

вновь почувствовала волну Силы, исходящей от него.

- Хочешь ли ты причинять людям боль, Бет? - спросил

он тихо.

Бет засмеялась низким, тёмным голосом, хоть её лицо

и оставалось мягким и ничего не выражающим.

Этот смех был первой эмоцией, которую она показала

с тех пор, как Зандер каким-то образом вверг её в

состояние пустоты и желания сказать правду.

- Я не хочу делать им больно - я хочу убивать, -

ответила она с ужасающей забавой в голосе.

"Я никогда не чувствовала себя настолько живой".

Зандер сделал шаг назад с быстрой грациозностью

животного.

В тот же миг Мередит грациозно бросилась вперёд,

вонзив свой посох в сердце Бет.

Последовал звук разрываемой плоти. Бет упала без

чувств.

Тишину нарушил нервный, смешанный со стоном боли

вздох Мэтта.

Жертва Бет зашевелилась на коленях Бонни, вертя

головой из одной стороны в другую, не понимая, что

происходит.

Бонни механическим движением успокаивающе

погладила его свободной рукой, которая не

прикрывала ран на его шее.

- Всё в порядке, - произнесла тихо она.

Мередит вызывающее обернулась к Мэтту.

- Я должна

была, - сказала она.

Ссутулившись Мэтт опустил голову.

- Знаю, - ответил

он. - Поверь мне, я знаю. Просто...

Он переминался с ноги на ногу.

- Она была славной девчонкой, перед тем как всё это

произошло с ней.

- Мне очень жаль, - тихо молвила Мередит, а Мэтт,

кивнув, всё продолжал смотреть на землю.

Затем Мередит обернулась к Зандеру.

- Что это было? - задала она вопрос. - Как ты заставил

её говорить?

Парень слегка покраснел.

- Эм. Ну, - пробормотал он,

сознательно пожав плечом.

- Некоторые из нас, из Первородных оборотней, если

практикуются, могут проделывать такие фокусы. Мы

можем заставить людей говорить нам правду.

На каждом это не срабатывает, но я подумал, что

можно попытаться.

Бонни уставилась на него.

- Ты не говорил мне этого, -

сказала она.

Зандер нахмурился, уставившись на свои коленки, и

посмотрел на потерявшую сознание жертву Бет.

Его искрение глаза были широко раскрыты.

- Прости, -

ответил он.

- Честно говоря, я даже как-то не думал об этом.

Просто мелочь, которую мы способны проделывать.

Кровотечение из раны парня, который был без

сознания, казалось, замедлилось, и Бонни с

облегчением села на корточки.

Зандер вопросительно поднял брови, с надеждой

посмотрев на Бонни, и она улыбнулась ему.

Она поняла, что ей следовало разузнать и о других

"мелочах".

"Кажется, это то, что нам не помешает", - сказала она и

увидела, как лицо Зандера расслабилось, и его

озарила весёлая и счастливая улыбка.

Мередит прочистила горло. Она всё ещё смотрела на

Мэтта. Её глаза были полны сочувствия, но голос

оставался холодным.

- Мы должны собрать всех как можно скорее. Если

Итан всё ещё пытается вернуть Клауса, то нам нужен

план.

Клаус. Камень в полу тоннеля под коленями Бонни

вдруг стал ледяным.

Клаус был полон темноты, он был жесток и внушал

страх.

Они одержали над ним победу в Феллс Чёрч только

благодаря удивительному вмешательству восставших

против него призраков их города.

Они не смогли бы этого повторить. Что же они могли

сделать сейчас?

От головокружения, Бонни на секунду закрыла глаза.

Она смогла отчётливо представить тьму,

поднимающуюся под ними. Вязкую и удушающую,

желающую поглотить их.

К ним приближается зло.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Глава 3

Елена взяла Стефана за руку, вздрагивая даже от

столь маленького прикосновения.

Казалось, что они уже очень долго не оставались

наедине,

так долго, что она не была достаточно близка, чтобы

даже прикоснуться ко Стефану.

Весь этот вечер она ловила себя на том, чтобы

прильнуть к нему, проводя своим пальчиком по

костяшками его руки, обвить его рукой вокруг талии,

выводить узоры на его ключице:

всё, что угодно, лишь бы коснуться его.

Что угодно, чтобы чувствовать простое

удовлетворение от того, что Стефан наконец здесь,

рядом с ней.

Ночь выдылась прятно тёплой, а под их ногами всё

было покрыто мягким мхом.

Лёгкий ветерок колыхал листья деревьев окружавшего

их леса,

и сквозь ветви она могла видеть звёздное небо.

Всё было идеально для романтического свидания, но

эту идиллию омрачал тот факт, что они искали

кровожадных вампиров.

- Ничего не чувствую, - сообщил Стефан.

Его рука, сжимавшая её ладонь, придавала

уверенности, но взгляд темно-зелёных глаз был

отстраненным.

и Елена знала, что он использует свою Силу, чтобы

просканировать лес.

- Ни вампиров, ни тех, кому больно или страшно,

насколько я могу судить. Не думаю, что здесь вообще

кто-нибудь есть поблизости.

- Поищем всё равно. На всякий случай, - посоветовала

Елена, на что Стефан в согласие кивнул.

Сила Поиска у Стефана была ограничена: кто-то

намного сильнее его мог спрятаться от неё; кто-то

намного слабее мог не привлечь его внимания.

А некоторых существ, например, оборотней он вообще

не мог чувствовать.

- Знаю, что не должна думать об этом сейчас, когда

столько всего происходит,

но всё, что я хочу - быть наедине с тобою, - тихо

призналась Елена.

- Столько всего случилось. Если Итану удастся вернуть

Клауса, то... Не думаю, что у нас будет много времени.

Стефан отпустил руку Елены и мягко взял её лицо в

свои руки. Его пальцы, едва касаясь кожи Елены,

очерчивали её скулы, брови, губы...

Его глаза потемнели от страсти, и он улыбнулся. После

он поцеловал её, мягко для начала.

"О, - подумала Елена, а после: - да".

Стефан, будто ожидая её согласия, стал целовать

более страстно.

Он нежно запустил руку в её волосы, и они стали

пятиться, пока он не прижал Елену к дереву.

Грубая кора царапала обнажённые плечи Елены, но

это её не волновало; она только целовала Стефана -

жадно, неистово...

"Всё на своих местах", - подумала Елена. У неё было

такое ощущение, будто она вернулась домой. Елена

чувствовала согласие Стефана и силу его любви.

"Да, - подумала она, - и не только".

Их разумы сплелись, и Елена расслабилась в

медленном потоке мыслей и чувств Стефана.

Это была любовь - прочная, чистая - и была

неизменная боль сожаления о потерянном ими

времени.

Самое сильное было чувство облегчения.

"Даже не знаю, как мне жить без тебя," - подумал

Стефан, направляя мысли Елене.

"Я не смогу прожить целую вечность, зная, что ты не

была моей".

При мысли о вечности тень страха залегла в душе

Елены.

Исключая насильственную смерть, у Стефана была

вечность.

Он будет идти вперед, будет молодым и красивым. И

всегда восемнадцатилетним.

А Елена? Она состарится и умрет рядом с вечно

молодым Стефаном?

Конечно, она не сомневалась в том, что он останется с

ней, не смотря ни на что.

Но были возможны и другие варианты.

Однажды ей уже представилась жизнь вампира, она

страдала, будучи отделенной от своих друзей-людей и

семьи, отделенной от всего живого мира.

Она знала, что Стефан не хочет такой жизни для неё.

Но это был их негласный вариант.

Елена вспомнила об одной бутылке, спрятанной за

шкафом у неё дома,

и отогнала эту мысль прочь.

Она украла бутылку воды вечной жизни у Стражей,

когда она

и её друзья путешествовали по Темному Измерению.

Существование этой бутылки и выбора, который она

давала Елене, всегда было на краю её сознания.

Только вот она не была готовой принять это решение,

попрощавшись с земной жизнью. Не сейчас.

Она всё ещё растет, меняется. Стала ли она тем

человеком, которым захочет пробыть всю оставшуюся

жизнь?

Она была столь молода, столь неопытна. Она ещё не

сформировалась как личность.

Вода, несущая вечную жизнь, или превращение в

вампира закрыли бы те двери, которые Елена не

готова была еще закрыть.

Она хотела остаться человеком. Внутри она очень

переживала, задаваясь вопросами: сможет ли она

теперь быть обычным человеком?

Сможет ли она остаться человеком, став Стражем?

Все эти мысли роились в укромном уголке её сознания,

в то время как большая часть Елены была увлечена

сладкими впечатлениями от прикосновений губ

Стефана,

ощущением его тела своим и прочными любовными

узами между ними.

Однако до Стефана прорвалось достаточно её эмоций,

чтобы он отреагировал.

"Чтобы ты не выбрала, Елена, - подумал Стефан,

нежно и обнадеживающее, - я буду с тобой.

Всегда. Так долго, как ты сможешь".

Она знала, что это значит: Стефан поймёт, даже если

она решит прожить человеческую жизнь, состариться и

умереть.

И на то были причины. И Стефан, и Деймон многое

потеряли, не постарев, ни разу не изменившись.

Они чувствовали, что часть их человечности

испарилась.

Но как однажды она сможет бросить Стефана?

Она не могла представить себе смерть, снова смерть -

тот момент, когда она оставит его.

Елена сильнее прижалась к грубой коре дерева

она сильно поцеловала Стефана, чувствуя себя более

живой на почти болезненном контрасте ощущений.

Затем она отстранилась.

У неё появилось столько тайн от Стефана, с тех пор

как она приехала в Далкрест.

Она не собиралась идти "проторенной дорожкой":

любить его и вместе с тем утаивать моменты своей

жизни.

- Я должна тебе о кое-чем рассказать, - начала она.

- Тебе нужно кое-что знать. Я не могу... Не могу

скрывать это от тебя, не сейчас.

Стефан вопросительно нахмурился и она опустила

свой взгляд на его футболку, нервно скручивая ткань.

- Джеймс рассказал мне кое-что вчера, перед битвой, -

выпалила девушка.

- Я не совсем та, кем себя считала. Стражи выбрали

моих родителей, чтобы родилась я, а после моего

двенадцатилетия они должны были передать меня им,

чтобы я сама стала Стражем.

Мои родители отказались и именно это стало причиной

их смерти. То была не случайная авария.

Стражи убили их. И теперь я, узнав об этом, должна

стать одной из них?

На мгновение Стефан изумленно взглянул на меня, а

после на его лице читалось сочувствие.

- Ох, Елена, - лишь произнес он, и притянул её к себе

вновь, чтобы постараться утешить.

Девушка позволила себе расслабится на его груди.

Слава Богу Стефан понял, что идея стать одним из

Стражей, этих холодных блюстителей порядка, это не

то, что надо праздновать, даже если это принесет ей

Силу.

- Я помогу тебе, - сказал Стефан.

- Если ты хочешь поторговаться на выход из этой

ситуации, или битву, или просто пройти через это.

Во всём, что захочешь.

- Я знаю, - ответила она приглушенно, поскольку

прижалась лицом к его плечу.

Внезапно она почувствовала, что тело Стефана

напряглось и он оглядывается. "Стефан?" спросила

она.

Он смотрел куда-то далеко поверх ее головы, его рот

был сжат а глаза насторожены.

- Мне очень жаль, Елена, - протянул он, когда Елена

вырвалась и они встретились взглядами.

- Нам придется обсудить всё позже. Я кое-что

почувствовал. Кому-то больно.

А сейчас, когда переменился ветер, я думаю, что

почувствовал запах крови.

Елена сдерживала эмоции, заставляя себя вернуться к

здравомыслию.

Всё это, все её собственные проблемы и вопросы

могут подождать.

Им было чем заняться.

- Где? - спросила она.

Стефан, взяв девушку за руку, повел её к подлесью.

Деревья закрывали большую часть звезд, и в темноте

она спотыкалась о корни деревьев и камни .

Стефан, успокоившись, направлял их.

Через пару мгновений они оказались на другой поляне.

Елене потребовалась секунда, чтобы приспособиться к

темноте и увидеть фигуру Стефана, готовую

осторожно двигаться вперед.

На земле было тело человека, свёрнутое калачиком.

Они опустились на колени рядом с телом, Стефан

потянулся и осторожно перевернул человека.

Тело тяжело плюхнулось на спину. Елена поняла, что

это девушка.

Девушка примерно её возраста, правда лицо её сейчас

было бледным и не выражающим никаких эмоций.

Золотые её волосы в свете звезд блестели. А на её

горле была кровь.

- Она мертва? - шепотом спросила она. Девушка была

неподвижна.

Стефан прикоснулся к ее щеке, затем аккуратно

потрогал шею, над струйкой крови, не прикасаясь к

густой красной жидкости.

- Не мертва, - ответил он, и Елена с облегчением

вздохнула. - Но она потеряла много крови.

- Надо вернуть её в кампус, - предложила Елена. - А

другим скажем, что в лесу охотятся вампиры.

А когда вернемся, мы можем найти виновников.

Стефан уставился на раны девушки, ее рот был

странно скрючен в непонятном выражении.

- Елена, я... Я не думаю, что это был один из вампиров

Итана, - нерешительно признался он.

- Что ты имеешь ввиду? - в недоумении спросила

девушка.

Под ее коленями торчал корень, она переместилась

поудобнее, опираясь рукой на холодную землю.

- Кто ещё мог сделать это?

Стефан вздрогнул и мягко коснулся