Лилли, мне бы очень хотелось увидеть тебя вновь. Трезвой. Тео». 4 страница

Как только я провожу пальцем по щеке девушки, она смущенно краснеет и отводит взгляд в сторону.

― Раздевайся, ― приказываю я ей.

Я направляюсь в ванную, по пути снимая рубашку, оборачиваюсь, а она стоит, выпучив глаза и тяжело дыша. Ее взгляд осматривает мое теперь уже обнаженное тело, и она облизывает свою верхнюю губу.

― Сейчас же, ― я использую свою неотразимую улыбку, по крайней мере, я думаю, что она такая и есть, но я настолько пьян, что мое лицо просто онемело, она сразу же снимает свой лифчик, открывая взору свои огромные сиськи.

Рад, что моя улыбка еще производит впечатление на некоторых людей. Это то, что я проделываю: соблазняю женщин, добиваюсь того, что они ловят каждое мое слово до тех пор, пока они не начинают страстно желать угодить мне. Это жестоко, но я такой, какой есть. Тем не менее сегодня я не чувствую своего обычного трепета от нахождения с красивой женщиной, мои мысли витают в облаках. Не поймите меня неправильно, она горяча, но я хочу... Я не знаю... фейерверков, наверное. Боже, я веду себя, как ноющий мальчишка, но мне необходимо это отчаянное, яростное, всеохватывающее желание к ней. Мне нужна эта отчаянная необходимость быть в ней. И что бы я ни делал, есть только один человек, в котором я истинно нуждаюсь. Черт побери, как раз когда я думал, что преградил ей доступ в свой разум, она как гребаная заноза в заднице опять дала о себе знать.

«Это тебе не под силу, и не трать свое время мистер Эллис». Я стону от того, как напористо звучали ее слова, и это заставляет меня хотеть трахнуть ее еще сильнее. Я исчезаю в ванной комнате, чтобы освежиться прежде, чем мои фантазии одержат победу надо мной.

Когда я возвращаюсь, то замечаю полностью обнаженную Лию на кровати. Ее загорелая кожа светится в полумраке.

Я снимаю оставшуюся одежду, забираюсь к ней на кровать, и ее дыхание становится поверхностным. Я прокладываю дорожку из поцелуев от ее талии до бедер, устраиваясь между ее коленей. Ее дыхание настолько громкое, что, без сомнения, она собирается задохнуться от возбуждения. Я хватаю ее за бедра и резко дергаю ее ниже к себе, она ахает. Наклоняясь над ней, я целую ее в шею, скользя рукой по животу, пока не касаюсь ее киски. Я нежно вожу пальцем по ее клитору прежде, чем ввести один палец внутрь ее. Конечно, она мокрая и готова, а я, черт побери, нет!

Я пытаюсь привести мысли в порядок и добиться сексуального возбуждения. Она стонет и извивается под моими прикосновениями. Одного лишь вида ее беспомощности от моих касаний должно быть достаточно, но это не так. Это не действует. Уничтоженная мной бутылка текилы, вероятно, совсем не помогает. Мой разум бунтует против моего тела, и образы Лилли врываются в мое подсознание. В конце концов, я закрываю глаза и позволяю своему больному воображению то, что ему нужно. Я представляю, что она ― это Лилли Паркер, что, оказывается, не трудно, учитывая мою нетрезвость. Она гладит меня, и мой член дергается, возвращаясь к жизни. Я шарю в тумбочке в поиске презерватива, открываю его и раскатываю по своему эрегированному члену. Я жестко целую ее, наши языки начинают борьбу, когда я стону в ее рот. Она запускает свои руки в мои волосы. Я прикусываю ее губу, прежде чем, жадно целуя, продолжить свой путь вниз к ее горлу, в то время как прижимаюсь членом к входу в ее влагалище и с легкостью вхожу в нее. Ее спина изгибается дугой, а ногти впиваются мне в спину.

Она стонет, когда я вхожу в нее. Я покусываю ее шею, когда ускоряюсь в бешеном ритме. Ее стоны подводят меня к краю быстро, слишком быстро. Я просовываю руку между нашими телами и массирую ее клитор. Она вскрикивает и вдавливает ногти мне в спину, в то время как ее тело напрягается. Я вхожу в нее еще несколько раз, прежде чем кончить, громко рыча в ее шею.

Когда я открываю глаза, то почти в шоке, понимая, что это не Лилли. В моем слегка затуманенном алкоголем сознании фантазия была такой реальной. Я разочаровано скатываюсь с девушки на спину на другую сторону кровати. Лия по-прежнему тяжело дышит, а я ― сильно расстроен. Какое это имеет значение? Я получил то, что хотел. Я нелогично зол на то, что женщина, с которой у меня только что был секс, не более чем олицетворение того, чего я хочу на самом деле.

― Убирайся, ― бормочу я в темноту.

― Что?!

Она вздыхает, когда произносит это шокированная или оскорбленная, не знаю, но мне все равно.

― Пошла, на хрен, отсюда! ― кричу я на нее.

Она вскакивает и хватает свою одежду, перед тем как броситься вон из комнаты и хлопнуть за собой дверью.

Мне действительно нужно разобраться в моей гребаной голове.

Я медленно проваливаюсь в беспокойный сон, наполненный жгучими зелеными глазами и огненно-рыжими волосами.

***

В этот субботний вечер я еду на открытие нового клуба Хьюго ― Allure.

Я захожу в гараж и на миг останавливаюсь, уделяя свободную минутку, чтобы полюбоваться самым лучшим творением, которое я когда-либо видел: ее «тело» ― скульптурный шедевр мастера, ее элегантность не имеет себе равных. Она ― само совершенство, она не разговаривает, просто дает мне лучшее в моей жизни каждый раз, когда я в ней. Внутри салона тонкий запах кожи наполняет воздух. Двигатель рычит, как спящий лев, сон которого был грубо нарушен. Я редко вожу «Астон Мартин», так как это непрактично в будничном Лондоне, но, бог мой, я обожаю ее. Такая власть в ваших руках вызывает привыкание. Я нажимаю пульт, который поднимает гаражные ворота и выезжаю.

Я выезжаю на Сохо-стрит около одиннадцати тридцати. Справа от тротуара люди уже образовали очередь. Я проезжаю еще около ста ярдов и останавливаюсь за клубом. Большие металлические двойные двери выглядят так, будто служат складским помещением. Над дверью огромный знак из тонкой стали, продуманный в очень замысловатую композицию с надписью Allure, светится синим. Человек в черном костюме отходит от главного входа в клуб и направляется к машине, он поднимает шлагбаум, и я останавливаюсь сразу за ярко-оранжевым «Ламборгини» Хьюго. Выключаю двигатель и выскакиваю из машины. Наружная часть клуба наполнена громкой музыкой.

― Мистер Эллис, ― приветствует меня мужчина, очевидно, работающий вышибалой.

Я киваю ему в подтверждение.

― Храни этот автомобиль как собственную жизнь, ― улыбаюсь я и даю ему деньги.

Вхожу через парадные двери и попадаю в затемненную зону с большой круглой кабинкой в середине и низко висящими люстрами. Две девушки сидят по обе стороны и принимают вступительные взносы у потока людей.

― Добрый вечер, мистер Эллис.

Одна из девушек встречает меня, когда я прохожу мимо, и я смутно припоминаю ее, хотя понятия не имею, кто она. Она красивая, и я подмигиваю ей, заставляя покраснеть.

Я прохожу в основную часть клуба, и я в шоке. Я видел его, пока он был на ремонте, но Хьюго действительно поработал на славу. Все белое с синей подсветкой. Огромные люстры под потолком. Главный бар находится в середине комнаты в огромном круге, подобном тому, у входа. Он белый, но вся плоскость бара светится синим. Слева от меня много диванов и маленьких кабинок, установленных в стены для более приватного отдыха. По правую сторону находится танцпол с высоким круговым стендом в центре, судя по различному оборудованию там, я бы сказал, это место для диджея. Во всех четырех углах танцпола стоят круглые клетки, каждая из которых освещается яркой подсветкой. В каждой клетке танцуют красивые женщины. Есть еще две клетки с еще двумя женщинами на противоположных сторонах круглого бара, кажется, они одеты в стиле бурлеск: корсеты с кружевом, французские трусики, чулки и подвязки ― все белое, их шеи украшены жемчугом, а в волосах торчат несколько белых страусиных перьев. Они все очень красивы, когда их тела грациозно двигаются под звуки музыки. Короче говоря, здесь все очень в стиле Хьюго.

Я определяю, что ВИП-зона находится на стеклянном балконе с видом на клуб. Лестницы перекрыты толстой белой веревкой. Двое вышибал стоят по обе стороны от нее, один поднимает веревку и пропускает меня пройти к лестнице. Поднявшись наверх, я оказываюсь в ВИП-зоне. Тут в углу находится небольшой бар, танцпол и много диванов. Стеклянный балкон тянется по всей длине зала и открывает вид на остальную часть клуба. Я сразу же здороваюсь с блондинкой, одетой так же, как и танцовщицы.

― Добрый вечер, сэр. Могу ли я предложить вам что-нибудь выпить?

Она, несомненно, горяча, хотя, как можно выглядеть иначе с отсутствующей на ней одеждой.

― Я бы выпил «Корону», пожалуйста. ― Я вежливо улыбаюсь ей. Она смотрит на меня, потом мгновенно краснеет и отводит взгляд.

― Серьезно, ты должен научить меня этому своему приемчику. Я думаю, что только что видел, как из ее трусиков шел дым... ― Хьюго появляется возле меня в окружении еще двух полуголых женщин.

― Я ничего не делал, ― говорю я невинно.

― Наверное, все дело в твоем смазливом лице. Счастливчик, ― бормочет он.

Я лишь мило улыбаюсь, делая невинное лицо. Правда в том, когда я потерял свою девственность, я полюбил секс, а значит и женщин. Это удается мне легко. Женщины всегда падали к моим ногам, я знаю, у меня есть власть над ними, и я пользуюсь ею. Или, по крайней мере, у меня есть власть над большинством из них.

Я следую за Хьюго в одну из кабинок.

Хьюго невозмутимо флиртует с полуодетыми девушками, которые, несмотря на свои обязанности в клубе, кажется, должны развлекать Хьюго всю ночь. Хотя, по правде, мне абсолютно наплевать.

Музыка в клубе меняется на популярный трек, и с танцпола слышны крики в знак благодарности. Хьюго стоит и опирается на перила балкона, рассматривая клуб, я присоединяюсь к нему. Помещение забито до такой степени, что весь клуб превратился в одну танцевальную площадку, так что места для простого передвижения совсем нет.

Хьюго радуется, как школьник, он счастлив, что его новое заведение становится настолько популярным. Большая площадь танцпола освобождается и люди перестают танцевать, чтобы понаблюдать за парой. Высокий блондин отталкивает девушку от себя и притягивает ее обратно, он прижимается к ней всем телом, и она кружит вокруг него, двигая бедрами в гипнотическом зрелище. Они оба улыбаются друг другу и явно обладают некой естественной химией. Они выглядят как профессиональные танцоры. Девушка прижимается к нему всем телом, а он проводит руками по ее бокам. Парень раскручивает ее, чтобы повернуть к себе спиной, и упирается в нее сзади до того, как она хватает его за шею и опускается на пол, делая шпагат, из-за чего разрез ее платья открывает верхнюю часть ее бедра. Он ставит ее на ноги и скользит вниз по ее животу.

Я узнал ее, как только увидел. Ее длинные волосы разметаются вокруг нее, всякий раз, когда она кружится. Она красива, ее движения изысканны, и моя необходимость в ней до боли усиливается. Она элегантно откидывается на его руки так, что волосы почти касаются пола, и каждый изящный изгиб ее тела выставлен напоказ. Он оставляет мягкие поцелуи у нее на шее. Это соблазнительно и очень интимно. Может быть, у нее есть парень? Я и не подумал об этом.

― Черт, эта девушка прекрасна, ― прерывает мои мысли Хьюго.

― Да, ты абсолютно прав, ― бормочу я, не отрывая от нее глаз.

Краем глаза я вижу, как он смотрит на меня и обратно на танцпол.

― Это что… она? ― Он жестом показывает в сторону танцпола.

Я киваю.

― Срань господня. ― Он смеется. ― Ты попал. На нее невозможно смотреть, не чувствуя дискомфорта в штанах, ― усмехается он, когда наблюдает за ней.

Она смотрит на мужчину и соблазнительно улыбается. Лилли как горящее пламя, а я как беспомощный мотылек, которого тянет к ней. Глядя на мужчин, которые смотрят на нее, я уверен, они чувствуют то же, что и я. Держу пари, что буду глупцом, если решусь обжечься, но это будет стоить боли.

Музыка снова меняется. Лилли обнимает парня, он поднимает ее с земли и вращает вокруг. Затем осторожно ставит ее на пол, она поворачивается и начинает говорить с кем-то, направляясь к бару.

― Увидимся позже, ― бросаю я Хьюго через плечо, направляясь к лестнице.

― Повеселись там! ― кричит он мне вслед.

Она стоит у барной стойки в простом коротком черном платье, оно обтягивает ее тело, выгодно демонстрируя фигуру. На ней туфли на умопомрачительных каблуках, которые подчеркивают ее ноги. Я подхожу и встаю рядом, она пахнет восхитительно, однако я не могу определить духи. Ее рыжие волосы взъерошены.

― Могу ли я угостить тебя выпивкой? ― спокойно говорю я в сантиметре от ее уха.

Она медленно поворачивается ко мне лицом. Ее ослепительная улыбка контрастирует с ярко-красной помадой.

― Ну, я обычно не принимаю напитки от незнакомцев...

Она улыбается. Лилли явно навеселе, но даже от нее такой просто захватывает дух. Она слегка покраснела от танцев, а глаза выглядят еще ярче, чем обычно, подведенные темным карандашом.

― Даже от очаровательных незнакомцев? ― ухмыляюсь я, глядя на нее.

― Очаровательные незнакомцы не мой тип, слишком многие из них ― отстой, ― она коварно улыбается. ― Другое дело ― горячие незнакомцы ― вот это мой тип... к счастью для вас, мистер Эллис, я никогда не могла устоять перед добрым старым сексуальным влечением.

― Тео, пожалуйста, ― улыбаюсь я, ее признание позабавило меня.

― Хм, называть тебя по имени слишком банально и просто, ― размышляет она, наклоняясь, и ее губы касаются мочки моего уха. ― А вот «мистер Эллис» звучит так формально, что придает тебе элемент запрета... а я так люблю нарушать правила, ― ее голос низкий и хриплый, а теплое дыхание касается моей кожи.

Алкоголь делает ее смелой, действительно смелой, она уже довольно пьяна, отчего более открыта, чем обычно. Я улыбаюсь и поднимаю бровь, это как приглашение. Ее глаза горят чем-то темным и чувственным. Мой член яростно дергается в штанах. Вот дерьмо. Как она это делает? Она лишь очередная женщина, такая, как и все остальные. Помимо того, что я хочу ее так, как не хотел ни одной другой женщины. Она представляет собой трудную задачу, а прошло уже довольно много времени с тех пор, как я стыкался с таковой.

― Ну, так как, мисс Паркер? ― Я наклоняюсь так, что мои губы касаются ее уха, а ладонь скользит к нижней части ее спины. ― Ты же видишь... Я следую своим собственным правилам.

Она слегка вздрагивает, а потом произносит:

― Лилли, пожалуйста, ― она подражает моему ответу, и моя близость, по-видимому, на нее не действует. ― Лучше человека, который нарушает правила, тот, кто играет по своим собственным.

На мгновение наши взгляды встречаются, и между нами что-то происходит. Туше́, мисс Паркер. Она дарит мне озорную улыбку, прежде чем отвернуться, и пытается привлечь внимание бармена. Я пользуюсь моментом, чтобы попытаться взять себя в руки, так как она заставляет меня чувствовать себя подростком. Бар заполнен, все толкаются, чтобы обратить на себя внимание бармена. Я делаю шаг вперед и встречаюсь взглядом с одной из девушек, которая торопится, чтобы обслужить нетерпеливых клиентов, она улыбается и направляется прямо ко мне.

― Могу я услышать ваш заказ? ― девушка тяжело дышит и выглядит растерянно. Я обращаюсь к Лилли, которая хмурится.

― Четыре «Ягер бомб», четыре шота текилы, бокал «Ву-ву» и две бутылки «Короны», пожалуйста. ― Она диктует официантке огромный заказ.

Девушка исчезает и начинает собирать различные бокалы и бутылки.

― Это довольно много выпивки, ― хмурюсь я, глядя на нее.

― Да, так и есть, ― улыбается она, а затем закатывает глаза. ― Да расслабься ты. Что плохого может случиться?

― О, поверь, я последний, кто критикует пьянство. На самом деле я очень даже рекомендую его. Просто, думаю, ты не из таких женщин, ― улыбаюсь я ей.

Она смеется, и это такой прекрасный беззаботный звук.

― Ты понятия не имеешь, какая я, ― произносит она загадочно.

Перед нами ставят поднос с напитками. Я оплачиваю счет прежде даже, чем она успевает открыть свой клатч.

― Ну, спасибо за напитки, Тео, было приятно снова встретиться, ― ухмыляется она мне.

Я осматриваюсь по сторонам. Бар забит, а вероятность того, что она самостоятельно донесет поднос в другую сторону помещения, ничего не разбив, равна нулю. Я использую свой шанс.

― Ты все разобьешь, может, тебе помочь? ― прежде чем она может ответить, я забираю кувшин и две бутылки «Короны».

― Спасибо, ― отвечает она, глядя на меня настороженно.

Я иду за ней к одной из кабинок у стены и ставлю напитки на стол. Она поворачивается и машет блондинке на танцполе, которая сразу же подходит к нам.

― Кто это? ― она внимательно смотрит на меня оценивающим взглядом. У нее классическая красота: длинные светлые волосы, длинные ноги, тонкая талия, действительно красивое лицо.

― Это Тео, ― Лилли улыбается мне, алкоголь делает ее общительнее, чем обычно.

Девушка многозначительно смотрит сначала на нее, потом на меня. Ее щек касается легкий румянец, она сглатывает и отводит взгляд.

― Тео, это Молли, ― и она жестом показывает в ее сторону.

― Приятно познакомиться, Молли. ― Я протягиваю свою руку ей, но она, кажется, ошеломлена. В конце концов, она принимает ее, но быстро отпускает.

― Хм, мне тоже. Я соседка Лилли.

― Моллс, а у меня для тебя несколько шотов. Где Гарри и Джордж? ― спрашивает Лилли у нее.

― Последнее, что я видела, как Гарри вился вокруг какой-то блондинки, ― она изображает грусть на лице, на что Лилли закатывает глаза.

― Ну, а Джордж, будучи Джорджем, продолжает танцевать со всеми, кто не против этого, ― они обе смеются.

― Спасибо, дорогая, ― весело говорит Молли, когда они с Лилли чокаются и выпивают шоты текилы, а затем сразу же «Ягер бомб».

― Ты не пьешь? ― спрашивает Лилли.

― Нет, я за рулем, ― объясняю я.

Она кивает, прежде чем осторожно через соломинку начать потягивать напиток из бокала. Я не могу не смотреть, как ее губы мягко обернуты вокруг нее. Она смотрит на меня сквозь полуопущенные ресницы и, поймав мой взгляд, тепло проходит через меня. Все, о чем я могу думать, это то, что она смотрит на меня так, будто сосет вместо соломинки мой член, отчего моя кровь немедленно закипает. Будь я проклят. Мне нужно стараться лучше контролировать свои мысли, когда я рядом с ней.

― Итак, мистер Эллис хочет потанцевать?

Только что я видел ее танец, она умеет двигаться, так что мне должно понравиться.

― С удовольствием.

Она хватает меня за руку, и между нами снова проскакивает электрический разряд, похожий на пульсирующие дикие волны. Она идет к танцполу, но, даже не видя ее лица, я могу сказать, что она чувствует то же, что и я. Мы движемся сквозь толпу, пока не добираемся до середины танцпола. Лилли пытается идти дальше, но я резко дергаю ее, и она оказывается в моих объятиях, где я задерживаю ее на мгновение, мое лицо всего в нескольких сантиметрах от ее. Ее дыхание учащается, а зрачки расширяются. Я опускаюсь губами к ее уху.

― Сегодня ты выглядишь сногсшибательно, Лилли.

Я вращаю ее от себя на расстояние вытянутой руки, а затем притягиваю обратно, пока ее спина не упирается в мою грудь, а мои руки не обвиваются вокруг ее талии.

― Я хочу, тебя Лилли... сильно.

Я выдыхаю это прямо ей в ухо так, что она может услышать меня сквозь музыку. Я чувствую, как она дрожит. Она начинает двигать бедрами в такт музыке и соблазнительно тереться об меня своей задницей. Мой член откликается на это прикосновение, и я перемещаю руки с талии на ее бедра. Черт, а она умеет двигаться.

Лилли поднимает правую руку вверх и захватывает заднюю часть моей шеи. Она запрокидывает голову назад на мою грудь, затем изгибает спину, прижимая свою задницу к моей промежности. Я шиплю сквозь зубы, Иисусе, у меня были приватные танцы на коленях, но они не были вполовину так хороши. Я касаюсь пальцами ее руки и перемещаюсь на талию, затем хватаю ее бедро и крепко прижимаю к себе, заставляя чувствовать мое состояние.

Она поворачивается и смотрит на меня. Ее взгляд настолько дикий, какого я еще никогда не видел и, черт побери, это ужасно заводит. Она прижимает свое тело вплотную к моему так, что я могу чувствовать каждый ее изгиб, затем толкает свой таз в такт, и я резко выдыхаю от реакции в паху. Лилли ставит одну ногу между моих, а затем медленно сгибает правую ногу и проводит ею вверх от моей голени до тех пор, пока ее бедро не находится рядом с моим. Почему это так возбуждает?

Она касается моей щеки своей и шепчет близко к моему уху:

― Ты привык получать то, что хочешь, Тео, ― это констатация факта. ― Но неужели никто никогда тебе не говорил… ты не можешь всегда получать желаемое. Жизнь не устроена таким образом.

Ее голос мягок, немного с хрипотцой. Это настолько сексуально, что мурашки бегут по спине. Теперь тяжело дышу только я. Она сводит меня с ума. Никогда и никто не доводил меня до такого состояния. Затем она снова отворачивается и шокирует меня, присаживаясь настолько близко к полу, а затем медленно встает обратно и резко прижимает свою задницу к моей промежности, когда наклоняется передо мной. Черт побери, она убивает меня. Лилли поворачивается и медленно обходит меня, водя по воротнику моей рубашки своим указательным пальцем. Там, где она касается моей кожи, я ощущаю покалывание. Когда она встает позади меня, то обхватывая меня руками, положив одну руку мне на грудь, а другую на живот, слегка затрагивая ногтями мой пресс через тонкую ткань рубашки. Вот дерьмо, где эта женщина была всю мою жизнь?! Я точно знаю, что она делает, пытаясь выставить напоказ то, что, по ее мнению, я никогда не смогу получить. Она и не подозревает, что ее ждет. Я оборачиваюсь и обнимаю ее за талию, притягивая к себе. Моя очередь.

Глава ― Лилли

Я стою лицом к лицу с соблазнительным существом, имя которому ― Теодор Эллис. Бас музыки вибрирует сквозь меня. Я ужасно пьяна и знаю, что веду себя возмутительно, но я наслаждаюсь тем, что я на высоте. У меня кружится голова от его присутствия, а его прикосновения заставляют мое тело пылать. Его левая рука обвилась вокруг меня, удерживая как в тисках. Я чувствую его эрекцию своим животом. Мое влияние на него повышает мою уверенность в несколько раз, добавьте к этому неприличное количество алкоголя и вуаля… внезапно мне кажется, что я - определение секса.

Его голубые глаза пригвождают меня к месту. Мое сердце колотится. Желание воспламеняется и пылает во мне диким огнем. Он опускает руку и хватает меня за бедро чуть выше колена и очень медленно скользит вверх по ноге под подол моего платья. Кончиками пальцев он мягко скользят по краю кружева моих трусиков. Мое дыхание сбивается и ускоряется. Он касается губами моей шеи, отчего я вздрагиваю, потом он внезапно отходит назад и смотрит прямо на меня. Взгляд, которым он одаривает меня, немного грубый и первобытный и так полон обещания. От этого мне хочется сорвать с него рубашку и провести ногтями по, как я теперь знаю, удивительным кубикам пресса на его животе. Он наклоняется к моему лицу и задерживается на мгновение; думаю, он ждет, отвернусь ли я. Я бы не смогла, если бы и захотела. Я позволила себе опьянеть от него... чего бы я точно не допустила, будь я не настолько пьяной.

С самого начала, как только я встретила этого человека, я прилагала все усилия, чтобы не позволить ему зацепить мои чувства, отрицая его влияния на меня и в то же время притягивая его внимание. Это очень тонкая грань, которую не стоит переходить и это очень трудно, но сейчас я чувствую себя настолько сексуальной и уверенной в себе, как никогда ранее, хотя понимаю, что причиной тому может быть чрезмерное количество выпитого мной спиртного. В нем есть что-то такое, что заставляет тебя просто желать его и в то же время ненавидеть себя за это.

Я чувствую его дыхание на моих губах. Вдруг он хватает часть моих волос у основания шеи и прижимается своими губами к моим с такой силой, что граничит с насилием. Прежде чем могу остановиться, я замечаю, что и сама тяну его за волосы. Все мое тело взрывается, как бомба, желание сменяется дикой животной потребностью. Я хочу его, каждый атом моего тела страстно желает его. Моя кожа покалывает, с моих губ срывается тихий стон.

Тихий голос в глубине души предупреждает меня о возможных последствиях этой ситуации, но острая необходимость в нем быстро подавляет его. Как будто мне в ответ, он целует меня сильнее и кусает мою нижнюю губу. Тео хватает меня за задницу и тянет к себе, упираясь своей эрекцией мне в бедро, не оставляя никаких сомнений относительно моего воздействия на него. В конце концов, он отстраняется от меня, оставляя меня задыхаться. Его глаза пылают потребностью, очевидно, он поражен точно так же, как и я.

Он делает глубокий вдох и изгибает губы в кривой улыбке, затем снова наклоняется близко ко мне.

- На вкус ты так же хороша, как и выглядишь, Лилли, - выдыхает он мне в ухо, а затем зубами задевает мочку.

По спине пробегает дрожь, что заставляет меня впиться пальцами ему в спину. Я задыхаюсь, уверяя себя, что мои ноги дрожат от выпитого алкоголя, а не от его губ. Я держусь за него для поддержки. Я знаю, с утра я буду жалеть, что поддалась его обаянию, но прямо сейчас я хочу его так чертовски сильно, и я просто не могу найти в себе силу воли оторваться от его красивого лица или от его таких умелых губ, или от твердых мышц под моими пальцами. О, боже, могу себе представить, насколько он горяч, когда обнажен. Мысли, связанные с этим человеком, кажутся мне опасными. Он действует на меня как приманка, что заставляет хотеть заняться с ним грязным сексом, таким, чтобы я кричала его имя, царапая ногтями его спину. Он оказывает сильный эффект на меня, вызывающий тревогу: он может заставить меня забыть обо всем одним лишь взглядом. Я делаю глубокий вдох и очищаю мысли, когда он не касается своими губами моей кожи, я снова могу формировать почти рациональные мысли.

Я только что поцеловала Теодора Эллиса, самого крупного клиента моей фирмы. Я перешла границы. Твою мать! Это плохо. Действительно чертовски плохо.

Я отхожу назад.

- Эм, мне нужно пойти и найти своего брата, - удается мне произнести.

Он натянуто улыбается.

- Значит, увидимся позже.

Это звучит почти как угроза, но он отстраняется, и я ему благодарна.

Я поворачиваюсь и иду, а точнее сказать, иду, шатаясь, через танцпол. Я не осознавала, насколько пьяна, пока сильные руки Тео меня поддерживали, сейчас же меня шатает из стороны в сторону как товарный поезд. Тот последний раунд из шотов добил меня.

Я вижу Гарри не особо невинно танцующего с Молли. Я подхожу к ним, и Молли приветливо мне улыбается. На Гарри джинсы и голубая полосатая рубашка. Темные волосы и загар делают его похожим на итальянца, выдают его только зеленые глаза. Я заметила, как он рассматривает задницу Молли и дала ему оплеуху. Он выглядит как непослушный маленький мальчик, которого поймали на том, чего он не должен был делать, он смеется. Держать Гарри и Молли порознь было миссией моей жизни. Хотя это и не очень правильно.

- Иди к нам танцевать, Лиллс, - усмехается он.

Я смотрю через плечо Молли и замечаю Тео в компании хорошо одетого блондина на стеклянном балконе над клубом. Их окружает группа красивых женщин. Одна из них прижимается губами к горлу Тео, а ее рука на его промежности. Он хватает ее рукой за задницу, которая едва прикрыта коротенькой юбкой. Мне становится неловко, это чувство, к которому я непривыкшая, и оно злит меня до чертиков. В ходе обмена взглядами, его глаза никогда не отрываются от моих, он ухмыляется так, что заставляет меня сжать свои бедра вместе, и подмигивает мне. Я отворачиваюсь от него, сохраняя на лице маску безразличия. Это умение, которым я хорошо владею.

Как только я отворачиваюсь от него, осознание того, что я только что сделала, начинает медленно тонуть в дымке, вызванной алкоголем. Я поцеловала Теодора Эллиса. Он не только клиент моей фирмы, он еще и бабник. Я расстраиваюсь из-за себя. «Пора уходить, Лилли, теперь он думает, что ты такая же легкая добыча, как и все другие девушки, которых он соблазнил. Помни: играй, но не заигрывайся. Это единственный способ. Ты не можешь позволить себе эту игру. Уходи».

Музыка вновь меняет свой ритм, я действительно пьяна, не говоря уже о том, что должна сбежать прежде, чем Тео найдет меня и воспользуется моим нетрезвым состоянием.

- Я ухожу, - говорю я Молли и Гарри.

- Я пойду с тобой, - говорит Молли.

- Нет, нет, все хорошо, детка. Вы оставайтесь. Я возьму такси. - Я не хочу увозить ее из клуба. Похоже, она хорошо проводит время.

- Ты не можешь поехать домой одна, Лилли, - говорит Гарри, входя в роль старшего брата-защитника.

- Гарри, такси уже ждет снаружи. Господи, успокойся, - я закатываю глаза. - Ребята, увидимся позже. - Я ухожу прежде, чем он может возразить.

Я забираю свой пиджак из гардероба и, шатаясь, выхожу из клуба в холодный ночной воздух, делаю глубокий вдох, пытаясь прояснить свою голову.