Ничего нет вокруг, и меня нет. Это завораживало

Мне нравится эта пустота.

Я открыла глаза и резко, глубоко вдохнула так, будто кто-то не давал мне дышать все это время. В моей руке крепко сжата бутылка с дешевым энергетиком, в волосах заправлен синевато-белый цветок. Футболка помята и частично заправлена за пояс джинсов, на ее рукаве маркером была нарисована какая-то картинка, которая продолжалась на руке, огибая локоть и до самой кисти. В лицо ударяли морские волны, но кожа почему-то оставалась сухой. Морская Луна, далеко-далеко, на дне, приветливо махала ладонью и манила к себе. Я так и норовила шагнуть, но чьи-то крепкие руки намертво прижимали к себе.

Раздался громкий смех, похожий на металлический хохот робота. Повернув голову, удалось увидеть смутные очертания человека рядом - Сашка. Он что-то пил, пел песню, постоянно на меня оглядывался. Или не на меня?

Я повернула голову и увидела, как Максим стоит за мной, не отпуская от себя ни на шаг. Впереди было небо, сзади тоже небо, вверху - небо, и мы, наверное, на небе. По ровной воздушной глади шла морская рябь, будто во время штиля кто-то бросил в воду камешек. Легкая, с ароматом кофе и мускатного ореха, нежная мелодия доносилась до нас.

Я крепко зажмурилась и пошатнулась, чуть мотнула головой и снова посмотрела вниз. Дыхание сперло от удивления. Я стояла на крыше Плазы, на самом краю. Рядом был Сашка, а сзади, будто подплывая на лодках, тихо доносились веселые голоса.

- Прыгай! Прыгай! - Кричали они.

С морского неба на меня полились мелкие капельки воды. Небо или море - что это? - будто бы плакало от смеха и радовалось вместе с нами.

- Не бойся, вперед!

Я широко улыбнулась и ощутила, как по губам прошлись горячие пальцы. Меня слегка подтолкнули вперед, а затем резко развернули к краю спиной. Будто бы собирались казнить, заставить пройтись по доске и утонуть... В чем? В земле? Земля же поразительно твердая.

- Не бойся, не бойся, - практически беззвучно прошептал Максим, уговаривая меня. - Я же рядом, ничего не случится... Я обязательно последую за тобой. Закрой глаза...

Я закрыла глаза, и он толкнул меня. Три секунды, десять секунд, двадцать, минута... Момент свободного падения растянулся до целой вечности, но при этом времени хватило лишь на то, чтобы сделать судорожный вдох. Холодное и нечто густое окутало все тело, погрузило в свои объятия, не давая ни секунды на размышления. Я будто бы находилась в невесомости, и эта невесомость заливалась в уши, в нос, в рот, в глаза. Она мешала дышать, но от этого мне не было хуже...

Спиной я коснулась чего-то твердого, а затем какая-то странная сила вытолкнула меня из объятий невесомости. Легкие наполнились воздухом, взгляд закрыла темная фиолетовая пелена. Я не тонула, я просто зависла.

- Живая? - Громко крикнул Саша, а затем всмотрелся в темную грязную воду. - Живая...

Рядом послышался громкий всплеск воды. Волной меня отнесло в сторону, я закрыла глаза и снова ощутила, как реальность теряет свой вес, и я исчезаю.

Ничего нет вокруг, и меня нет. Это завораживало.

Никто не поверит, если я это расскажу, но... Живой водопад, среднего роста, увитый странными травами, сидел на мокром до ниточки из-за его воды диване. Стол перед водопадом был мокрым, но это не мешало странной материи - официанту - уставить его бокалами и бутылками, постоянно их наполнять. Не мешало нам мешать. Яркого цвета водные потоки с самой вершины скатывались по белым склонами и выступам, падая на темно-темно синие валуны. Фиолетовые листья прилегали к скале в самом верху, и никому не хотелось их убрать...

Этим водопадом была я. Саша накинул на мокрые плечи какой-то плед, укрыл и Максима, а сам развалился на трех составленных в ряд стульях. Он смеялся и ел пиццу. Рома, сидящий сбоку от нас, фотографировал абсолютно все, снимал каждое мгновение. Я не понимала, зачем.

- Вам понравилось прыгать в бассейн, а? - С забавным хохотом спросил он и поставил камеру на стол, направляя на всех нас. - Я и это тоже заснял. Вы как всегда на высоте, уж в этом-то я не сомневался, а знаете еще...

- Ром, помолчи, мать твою... - Измученно выстонал Максим и зажмурился, снова заливаясь крепким, разбавленным колой, виски. - Голова трещит.

- Естественно трещит, ты употребил, а теперь еще и зали...

- Не нуди, ты мне не мать. - Шикнул Максим.

- Да тебе и мать не нудит, никто не нудит. Никого ты не слушаешь.

Я откинула голову на спинку дивана и тихо выдохнула, пытаясь сообразить, где я, что со мной происходит и почему внезапно холодные объятия сменились безграничной теплотой. Рома, видимо, был самым соображающим из нас сейчас.

- А разве круто кого-то слушать? - Сашка открыл один глаз, встревая в разговор.

- Нет коне-е-е-ечно...

Максим рассмеялся и, в точности как я, запрокинул голову.

- Поэтому с самого детства я делаю, что хочу.

Мне хотелось сказать ему кое-что, но почему-то просто не открывался рот. Прозрачные щупальца витиеватого ароматного дыма заползали в уши и щекотали, они будто бы огибали реальность и проходили сквозь меня. Снова хотелось смеяться.

- Делаешь, а толку?

Я не поняла, кто это сказал. Веки стали тяжелыми, точно они - платформы, на которых стоят слоны.

- Хэй, Леха!

Музыку перебил надрывный, с хрипотцой, крик Егора, поднявшегося откуда-то из-за дивана.

- Иди к нам, тебя не хватает!

Сидящий за барной стойкой парень оглянулся на нас и махнул рукой, мол, подходите сами.

- Нет! Бздуй к нам, красавчик! И принеси трику, ла-а-адно?

Егор засмеялся и перевалился через спинку дивана, усаживаясь с нами. В глазах немного прояснилось. Я повернула голову и, сощурившись, посмотрела на Максима. Он словно почувствовал это и так же взглянул на меня, едва-едва улыбаясь. Я слышала, как бьется его сердце, и это казалось мне чем-то более невероятным и возвышенным, нежели самая прекрасная на свете мелодия.

- Нравится? - Его голос будто бы фонарем светил, зазывая вслед за собой.

- Я не понимаю, что происходит... - Растерянно ответила я. - Что... Что такое трика?

- Спроси у Лешки.

Горячая, как раскаленная лава, ладонь Максима прошлась по щекам и вискам. Я на секунду закрыла глаза, а когда открыла - увидела, как недовольно, в развалку, Леша и вправду идет к нам.

Сложно было не заметить его тяжелого взгляда, скользнувшего по нашей компании. Какое-то разочарование, но одновременно с этим и странное успокоение слились в нем. Он сел на край стола и кинул в центр коробочку, в которой что-то звякнуло. Кажется, там были какие-то баночки, канвалюты и пакетики. Белая, испачканная поверхность носила на себе надпись «К.К.К.».

- М-м-м...

Привстав, я сфокусировала взгляд на Леше и облизнула и без того влажные губы.

- Я думал, ты не попадешься.

Он смотрел только на меня, и, почему-то, после этих слов стало не по себе. Даже немного... Стыдно. Но это чувство упорно заглушалось накатывающим чувством эйфории.

- Что... Такое трика?

- Трика? - Лешка удивленно вскинул брови.

- Да, именно это... Коробочка?

Я взяла ее в руки и потрясла, снова что-то звякнуло.

- Три буквы «К». Три Ка. - Он хмыкнул и опасливо кивнул.

- Что это значит?

- Кодеин. Кокаин. Кетамин.

- А...

- Отдай мне это. - Саша поднялся с места и, посмотрев на Лешку, вышел из-за ширмы вместе с этой коробкой.

- Но почему...

- Забудь. Пошли танцевать.

Обворожительный голос Максима отвлек меня от всего. Он был удивительно нежным и, взяв его руку, я пошла следом, даже не ведая, куда иду. Мы закружились в танце, и мне снова стало спокойно.