Реестровое казачество

В конце XVI – начале XVII в. на Украине существовали три основные группы казачества: во-первых, запорожцы, жившие, по сути, за границами Речи Посполитой; во-вторых, казачество пограничных городов, которое не имело официального, признанного правительством, статуса и в значительной степени игнорировало государственную власть; в-третьих, зажиточные реестровые казаки, которые пошли на службу Короне.

Беспрерывный рост численности украинского казачества беспокоил представителей официальных властей, которые, однако, оказались бессильными помешать этому явлению. Чтобы установить контроль над ним, было решено зачислить на государственную службу часть зажиточных казаков и предоставить им определенные привилегии, расколов тем самым казачество, использовать привилегированных в борьбе против «бунтарей», а также для охраны южных границ. Еще в 1524 г. польский король и литовский великий князь Сигизмунд I Старый разрешил набрать «малый почет» из 1–2 тыс. казаков для охраны переправ через Днепр и южных границ. Однако из-за нехватки в казне денег эта попытка закончилась неудачно.

Понимая бесплодность каких-либо попыток подчинить далекую и непокорную Сечь, коронное правительство в то же время не теряло надежды и в дальнейшем привлечь на свою сторону часть городового казачества и противопоставить его остальному как официальное воинство. Таким способом планировалось не только увеличить собственную военную мощь в пограничье, но и урегулировать отношения с татарами и турками, которые постоянно жаловались на казаков.

В 1572 г. Сигизмунд II Август издал универсал о формировании наемного отряда из 300 казаков, которые должны были находиться на государственном содержании. Привлеченные на службу казаки заносились в специальные списки («реестры»). «Старшим реестра» король назначил шляхтича Яна Бадовского. дав ему одновременно и судебную власть над отрядом. С этого времени казаками юридически признавались лишь те, кто числился в реестре, остальным - многим тысячам вооруженных сечевиков - грозила опасность попасть в крепостную зависимость от магнатов и шляхты. Так было положено начало реестровому казачеству, которое получало за службу деньги и определенные привилегии.

Задание реестровых казаков заключалось не только в охране границ, но и, что не менее важно, в контроле над нереестровыми казаками. Организация казаков в отдельное подразделение, подчиненное непосредственно главнокомандующему и собственному военачальнику, создала первый прецедент юридического признания казачества как новой социальной группы.

Отряд Я. Бадовского распался с его смертью в 1575 г. Но неудачи в Ливонской войне и разгул казачьей вольницы вынудили правительство вернуться к идее реестрового казацкого войска. В 1578 г. король Стефан Баторий взял на государственную службу 500 казаков. Они подчинялись черкасскому и каневскому старосте князю Михаилу Вишневецкому. «Старшим реестра» (названным в королевском привилее «гетманом») стал брацлавский шляхтич Ян Оришовский. Король вручил реестровым казакам символы власти («клейноды»), в том числе булаву, бунчук, хоругвь и печать. На розовом поле хоругви был изображен белый орел – герб Польши, а на печати – казак с самопалом на плече и саблей на боку.

«Войско Запорожское реестровое» располагалось на территории с центром в Трахтемирове (теперь село на Киевщине), выше по течению Днепра от Запорожской Сечи. Здесь реестровики имели исключительное право на землевладение. В полное распоряжение казаков передавался Трахтемировский монастырь с его госпиталем, приютом для престарелых и арсеналом.

Со временем численность реестровых казаков возрастала (в 1590 г. – 1 тыс. человек), но стабильной она не была и колебалась в зависимости от обстоятельств. Если Короне необходима была помощь во время войны, она увеличивала реестр до нескольких тысяч, а потом сокращала его.

Реестровое войско находилось в сложном положении. С одной стороны, оно должно было подчиняться коронной власти и выполнять ее приказания, с другой, не могло стоять в стороне от тех проблем, которые касались как непризнанной властями остальной части казачества, так и вообще всего населения края. Это предопределило непоследовательность поведения реестровцев в дальнейшем. Вычеркнутые из реестра казаки («выписчики») пополняли ряды недовольных, уходили в Сечь и впоследствии играли значительную роль в казацко-крестьянских восстаниях против польского гнета.