Особенности внутренней политики николая i

Будущий император родился 25 июня (6 июля) Ннцпло" , 1796г. Николаи был третьим сыном великого кня-зя Павла Петровича и великой княгини Марии Федоровны. Именно при дворе матери Николаи получил первоначальное воспитание: Павла I заговорщики убили, когда его третьему сыну не было и 5 лет, поэтому Николай почти не испытал отцовского влияния. Обучением юного великого князя руководил грубый и жестокий павловский служака генерал М.И.Ламсдорф, широко применявший телесные наказания и рукоприкладство. Николай и его любимый младший брат Михаил получили неплохое домашнее образование в рамках университетского курса. Масса отвлеченных, абстрактных знаний, и гуманитарные науки в частности, навевали скуку на будущего императора. Еще в детстве его увлекло военное дело: вначале военные игры, а затем военные науки. На всю жизнь он сохранил интерес к строительству и инженерному искусству. После завершения обучения Николай предпринял путешествие по России и Западной Европе. В 1817 г. он женился на прусской принцессе Шарлотте, принявшей при крещении имя Александры Федоровны. Этот брак был счастливым и редко омрачался размолвками. За 38 лет супружеской жизни у них родилось 7 детей: первенец - будущий Александр II - в 1818 г.

В целом же, политика Николая I носила консервативный характер на протяжении всего царствования. Главными направлениями деятельности стали: укрепление самодержавной власти; дальнейшая бюрократизация и централизация страны; работа, направленная на создание полицейского государства. Ключевой проблемой оставался крестьянский вопрос. Понимая необходимость отмены крепостного права, Николай не ставил перед собой задачи его ликвидации.

Николаевский режим представлял собой довольно незамысловатую систему, включавшую четыре основных компонента. Первая составляющая системы - централизация управления при активном личном участии царя и его канцелярии во всех государственных делах. Действительно, бесконечным количеством издаваемых им уставов, положений, правил, «именных» указов Николай I стремился охватить и отрегулировать все проявления общественной, экономической, социальной и культурной жизни страны, начиная от условий существования калмыцкого или киргизского народов до деятельности университетов и покраски будок ночных сторожей.

Вторая составляющая системы - военная дисциплина, внедряемая посредством бюрократизации всех сторон жизни общества: среди министров Николая I первого состава правительства был лишь один штатский, остальные - генералы. Из второй составляющей вытекала и третья - строгая иерархия в принятии решений и отчетах об их выполнении.

Показательно, что среди приближенных Николая I встречались несомненно талантливые деятели: Сперанский, Киселев, Канкрин. В то же время были и такие, кто сросся с придворной средой, люди достаточно чуждые жизни общества, готовые беспрекословно исполнять волю императора. Заметим, кстати, что Аракчеева уволили через 5 дней после вступления на престол Николая Павловича и общество восприняло это решение с облегчением. Однако аракчеевщина как метод службы победила, а некоторые любимцы нового императора (Дибич, Клейнмихель) были прямыми ставленниками Аракчеева.

Наконец, последней составляющей системы являлось превращение всех сословий в своеобразных государственных служащих. Причем эти служащие должны были придерживаться не законов, а прислушиваться к мнению вышестоящего начальства. Сам император понимал эту систему следующим образом. Однажды наследник престола, будущий Александр II, сказал, что Россия держится самодержавием и законами. «Законами - нет! - возразил Николай I. - Только самодержавием и вот чем, вот чем, вот чем!» - трижды взмахнул он крепко сжатым кулаком.

Попытка Николая I походить в управлении страной на Петра I не удалась. Николай Павлович не сумел поставить все сословия на службу России. В его намерение входило подчинить все сословия власти монарха и возглавляемого им государственного аппарата.

Вместо государства «общего блага» Россия превращалась в государство общего бесправия. Жизнь страны, пронизанная не столько направляющей идеей, сколько всепроникающим шпионством и доносительством, бюрократизировалась и формализовалась.