Если пытаться развить интерес к работе, которую твой ум недолюбливает, то позже любая работа придется по душе. Это верный способ укрепить силу воли. Шивананда Свами

Боже, сделай меня орудием

Твоего утешения.

Пусть я буду сеять любовь,

Там, где господствует ненависть,

Где ранят душу – буду дарить прощение,

Где сеют сомнения – веру,

Где царит отчаяние – надежду,

Где виден только мрак – свет,

Где летит печаль – радость.

О Великий Боже!

Дай мне желание утешать,

А не искать утешения…

Понимать, а не искать понимания,

Любить, а не быть любимым,

Ибо получаем мы, отдавая.

Всё прощается тому, кто прощает.

Умирая, мы рождаемся вновь

В новой вечной жизни.

Молитва святого Франциска

Глава XVI Излечение

На следующее утро Артур проснулся с огромным подъемом, ему снились светлые сны. Он опять мечтал уехать на служение другим после завтрака. Но в этот день к нему пришли его врач и студент, который ему помогал, а также еще один незнакомый врач, как понял Артур, этот врач приезжает иногда из областной больницы. Они зашли втроем в палату и спросили у Артура, как его дела, как он ездит на коляске. Врач их больницы был удивлен такому успеху.

Они попросили Артура подвигать пальцами, что‑то записали, увидели, что он пальцами шевелит, ноги мог поднять. Ему, конечно, было еще очень больно, и он не мог еще вставать или отрывать таз, но он сам мог уже ходить в туалет. Врачи долго его рассматривали, переворачивали и стали между собой говорить, и Артур понял, что он не совсем безнадежен и что теоретически через какое‑то время он даже, возможно, сможет ходить. После их ухода Артур заснул обессиленный. Его разбудило то, что Михалыч принес ему обед.

– Что, спишь? – спросил Михалыч.

– Да, не получилось сегодня никуда съездить, помочь Марии Михайловне или другим больным, – ответил Артур.

– Ничего страшного, сегодня воскресенье, и многие уехали из больницы к родственникам или домой, а к Марии Михайловне сейчас приехали ее родственники, там кричали дети. Они принесли много еды, и я слышал, что маму укоряла ее дочь со словами: «Мамочка, почему ты нам ничего не сказала?» Слышно было, что там плакали, и потом дети подошли к медсестрам и отблагодарили их. Сын сказал, что он сейчас пока без работы, но, если нужны какие‑то лекарства, он готов помочь, и, как только маму выпишут из больницы, они перевезут ее к себе, а в ее дом будут приезжать на лето. Также они подарили конфеты врачу, была атмосфера праздника. И эту кашу ты заварил, – засмеялся Михалыч.

Артуру показалось, что это самые счастливые минуты в его жизни.

– Это не я, это Бог через меня действовал, только его милостью что‑то может получиться у меня, – уверенно произнес Артур.

– О, да ты, я вижу, и правда прогрессируешь…

* * *

Михалыч принес Артуру много литературы, и Артур примерно два часа в день читал и выписывал важные мысли, особенно на него произвели впечатление книги С.Н. Лазарева.

Остальное время, около 6–7 часов в день, он передвигался по больнице и пытался помогать больным. Помог лежащему мужчине в палате, которому привезли не те лекарства, Артур съездил к стойке, поменял их. Он делал подобную мелкую работу и периодически повторял молитву к Иисусу, постоянно благодаря его мысленно, а внешне много шутил и пытался как‑то развеселить народ, что вначале было очень сложно, казалось что некоторые с рождения не улыбались.

На утро в понедельник Артур не смог попасть к Марии Михайловне, потому что ее увезли на осмотр, потом на процедуры. Он смог попасть к ней только утром во вторник. Он увидел, что она уже встает с постели и светится от счастья, и дети дали ей столько любви, энергии, а также надежды. Сын и старшая дочь пообещали, что они ее заберут к себе, что она не пропадет и внуки ее очень любят, они принесли ей много подарков, она была просто потрясена. Она понимала, что сын сейчас без работы, но тем не менее он много всего принес, доченьке, конечно, тоже тяжело. Она была потрясена этой любовью, и от нее шла совершенно иная энергия. Она плакала от счастья и вся светилась. Артур сказал:

– Очень рад за вас, чтобы вы тут в чистоте радовались, я слегка приберу и воды принесу, может, еще что‑то?

– Господь, за что мне все это, спасибо тебе, – повторила несколько раз счастливая женщина. – Послушай, Артур, у нас тут в 50–60 км отсюда в небольшой деревне живет женщина. Она верующая, занимается лечением, в том числе лечит позвоночник. Я знаю, что она когда‑то 20 лет назад и моему мужу очень помогла. Я бы тебе советовала съездить.

Но Артур это как‑то пропустил между ушей. Но когда он рассказал об это Михалычу, то тот подтвердил, что слышал про эту женщину и что она творит чудеса, но не знает ее адреса. Артур удивился:

– Как это кто‑то может лечить такие вещи без медицинского образования.

– Живи, верь в чудеса. Это один из главных шагов к наполненой жизни. Врачи без духовной основы могут на самом деле не так и много, особенно если они эгоистичны… Пойми, сейчас ты получаешь заботу Вселенной, так как ты служишь бескорыстно, и она посылает тебе ответ в виде людей, событий. Зачем‑то тебе дали этот адрес, хотя эта женщина почти никого не принимает. Но Мария Михайловна написала этой женщине короткую записку, что Артур едет к ней от нее и очень просит, чтобы она его подлечила.

– Как и на чем я поеду? – озадачился Артур.

– Не переживай, я договорюсь. – ответил Михалыч.

Михалыч позвонил в соседний районный центр, где его многие знали и уважали. Он попросил какого‑то Федора, чтобы тот приехал на машине и отвез Артура.

* * *

На следующих выходных в субботу с утра действительно приехал Федор. На старой разбитой «Ниве». Михалыч посадил Артура на переднее сиденье и попросил Федора, чтобы тот ехал осторожно, так как там дорога ухабистая и Артуру от толчков будет больно. Попытки вложить кресло в машину не увенчались успехом, и Федор сказал, что донесет Артура, так как там недалеко, всего 10 м до дома. Погода была прекрасна, сияло солнце. От жары машина была раскалена. Но Артур этого не замечал, он был потрясен возможностью передвигаться на дольние расстояния.

Федор старался ехать тихо и аккуратно, и вообще он был очень заботливый. Федор коротко рассказал, что два года назад он попал в аварию, у него было сильно разбито колено, сотрясение мозга плюс от долгого пребывания на морозе началось воспаление легких, и он лежал в госпитале. У них в больнице тогда работал Михалыч. И это он его вылечил. После того как вышел из госпиталя, Федор перестал даже пить и курить и стал стараться помогать другим. Он также сказал, что Михалыч – удивительный человек и что Артуру очень повезло, что он с ним так долго общается – уже два месяца – и очень жалко, что он скоро уедет. И вот они наконец‑то подъехали к дому этой женщины, там стояло несколько машин. Федор сходил и передал ей записку. Когда вернулся в машину, то оказал Артуру, что эта женщина его сегодня примет. Федор занес Артура на руках и посадил в приемной на стул. Из разговора женщин в очереди Артур понял, что целительница и правда творит чудеса. В очереди одна женщина из Москвы рассказала, что обошла всех знаменитых колдуньей и магов, отдала кучу денег, но стало только хуже во всех сферах жизни, а помогли ей только тут.

Вдруг вышла целительница и сказала Федору, чтобы он занес Артура в другую комнату, где была кушетка, и положил его на нее. Женщина повернула Артура на спину, провела рукой, затем сделал несколько вправляющих движений, от которых Артур чуть не потерял сознание от боли. Затем она прошла по его бедру, как бы вставляя нервы, и по пояснице. Сказала, чтобы Артур не переживал, что у него там ничего не разбито, коротко объяснила, что у него там, и вообщем‑то это сходилось с последним заключением врачей. Уверенно пообещала его вылечить. Это очень сильно поразило Артура. Он заметил в комнате Библию и фотографии и понял, что она относится к другой протестанской конфессии, отчего он почувствовал себя некомфортно, но от этой женщины шла огромная любовь и забота. Он невольно поймал себя на мыслли, что ему легче принять человека, который вообще не верит, чем верит почти так же, но по‑другому. И про себя поблагодарил Михалыча за то, что тот у него всю подобную дурь почти выбил…. – А зачем травки, они разве лечат позвоночник? – спросил ее Артур.

– Сынок, ты пей, дорогой, они снимают спазмы, от запоров, обезболивающие, – сказала Дарья, так звали эту женщину.

– Ты не переживай, пей, что говорит Дарья, – сказал убедительно Федор.

Дарья сказала, что ему нужно приехать к ней шесть раз и переодичность должна быть не менее двух раз в неделю. Причем во время, когда ее муж будет, его помощь потребуется. Федор сказал, что он не совсем может в этом помочь, так как работает, а сейчас у нас собирают урожай и людей не хватает. Но тем не менее попробует поменяться на работе и через неделю начать возить Артура.

Дарья дала ему несколько упражнений на укрепление мышц и растяжки, которые необходимо делать, дополнительно к тем, которые он уже делает. Они тепло попрощались. И Артур, когда приехал в больницу, заметил, что ему действительно стало лучше. И это было похоже на какую‑то мистику. Он вдруг заметил, что может слегка приподнимать таз и даже немного ходить.

* * *

Он съездил еще два раза, и ему стало намного лучше. Позвонки вправились, и врач не мог поверить, когда пришел на осмотр со студентом в следующий раз. Врач удивился, увидев, что Артур, держась за стену, ходит по коридору. Но потом они узнали, что он был у Дарьи. Врач подтвердил, что она действительно творит чудеса. А студент очень обрадовался тому, что она дала Артуру похожие упражнения, но они знали, что Дарья может просто, проведя рукой по позвоночнику, видеть все проблемы, с ним связанные.

Также она проводила рукой по телу и вправляла внутренние органы – это было еще более удивительно для Артура.

Она стала очень верующей в юношестве, читала Библию, и у нее открылся этот дар лечения. Ее за это преследовали, но она несколько раз вылечила каких‑то коммунистических работников, и преследования приостановились с условием невыезда из глуши. Люди стали приезжать к ней сами, она и не навязывала какую‑то религию. Но всегда говорила: «Вы должны читать Священое Писание, молиться, любить всех, даже врагов ваших, служить всем». У ни с мужем, кстати, было одиннадцать детей.

* * *

Михалыч сказал, что он скоро уезжает. Артуру стало очень не по себе, он даже не мог представить, что его встречи с Михалычем прекратятся.

– Не переживай, на все воля Бога, мы с тобой будем на связи, – ответил Михалыч.

Они обменялись адресами, и Михалыч ему дал еще ряд советов и наставлений, а также сказал, чтобы Артур позвонил своей любимой девушке, ведь он же теперь почти может ходить.

Михалыч уехал через два дня. Артур заметил, что в больнице все очень сожалеют, что он уехал.

Артур еще несколько раз съездил к Дарье и начал постепенно ходить, сначала с костылями, потом с палочкой. Он ходил с огромным трудом и недолго, так как мышцы отрафировались за это время. Артур вдруг заметил, что боль пропала.

При прощании с Дарьей он пообещал прислать ей деньги, но было видно, что ее это не очень волновало. «Бог тебя вылечил», – услышал он.

Глава XVII Возращение

– Однажды к нему пришел доктор и сказал: «Тебе не кажется, что пора выписываться? До Москвы своей ты уже доберешься. Скажи, когда тебе удобно нас покинуть и езжай с Богом. Хотя жаль с тобой расставаться – привыкли к тебе».

За эти дни Артур и правда стал своим для многих – он постоянно что‑то делал, помогал людям, веселил всех. Устроил концерт – «Мы ищем таланты», прочитал две лекции в местной школе о важности нравственности, здорового, трезвого образа жизни. Он услышал в свой адрес столько благодарностей, сколько не слышал за всю свою жизнь, хотя справедливости ради нужно заметить, что он столько благодарностей словами и в уме за всю жизнь не произнес. Он чувствовал себя очень хорошо и с юмором вспоминал, что всего 2–3 месяца назад был уверен, что попал в ад, и больница ему казалась самым мрачным местом во вселенной.

Все же несколько человек к нему относились с явным презрением и пренебрежением, откровенно хамили и грубили ему. Но если раньше это его беспокоило бы, то сейчас он это принимал спокойно. «Насильно мил не будешь». У него стало привычкой представлять, а как бы поступил Михалыч на его месте, и все у него вставало на свои места – если ему нужно было что‑то решить.

Сразу в уме появлялись идеи – они тут, чтобы учить меня любить их так же, как и тех, кто меня хвалит и боготворит, зачем помогать тем, кто не просит и не нуждается в срочной помощи? Зачем растить паразитов? Есть люди, которым нужно пройти через страдания, для духовного прогресса. Я ведь это делаю для увеличения любви у себя, а не для того, чтобы заработать любовь окружающих. Один из быстрейших путей к страданиям – это пытаться заработать любовь окружающих, страх потери.

* * *

Начинался октябрь. Артуру надарили подарков, скинулись и купили билет на поезд, очень тепло проводили, причем пришло провожать много школьников. И отвезли на ближайшую станцию на поезд, который шел до Москвы.

Когда он добрался через несколько дней до своей квартиры, он был очень уставшим и его все больше охватывал страх, от которого он уже отвык за многие дни. Он вдруг понял, хорошо философствовать рядом с мастером, но жить в Москве одному и вообщем‑то еще больному – это совсем другое. Он понимал, что в церковь он уже не вернется, по крайней мере в той роли, в которой он оставил ее, а, следовательно, помощи ждать неоткуда, нужно что‑то начинать новое. Его соседка, когда отдавала ключи, перекрестилась и сказала, что его считают погибшим и якобы уже кто‑то переоформляет его квартиру на себя, что в те времена в России было вполне возможно. В поезде его растрясло, и сильные боли вновь вернулись. Но больше всего он боялся разговора с Настей, что у нее кто‑то уже есть или она просто не захочет с ним быть.

Он с трудом заснул тяжелым сном, ему снились какие‑то ужасы, какие‑то страхи всю ночь. Все это усиливалось пьяными криками в подъезде подростков, и примерно в час ночи начали собаки выть под окном.