L 09-2. Чистка

Отдыхая в штаб–квартире «Синего корабля», Кудзё лениво наблюдала за огромным биотопом и существами, плавно скользившими за стеклом. Слова Маки кружились в ее голове.

Я не смогла бы быть счастлива в мире, построенном на человеческих жертвах.

Счастливы ли они по–настоящему? Эти животные в биотопе? Или они предпочли бы прожить короткую, но абсолютно свободную жизнь снаружи?

Кудзё потрясла головой и вернулась к реальности.

– Он использовал приманку, чтобы разделить нас, а затем ворваться в штаб–квартиру и вернуть Тетрадь. L... боюсь, мы недооценивали не только его, – сказал Матоба, подводя итог событиям прошлой ночи. Он расправил плечи и тихо вздохнул. Тяжелая тишина нависла над комнатой, члены «Синего Корабля» обдумывали свой недавний провал. Понимая, как это ударило по их боевому духу, Матоба решил не упрекать их за напрасные усилия. Когда он вновь заговорил, его голос звучал довольно добродушно:

– И что теперь, доктор Кудзё? Мы потеряли наше лучшее оружие против L.

– Не о чем беспокоиться. Мы с Кониши уже сделали следующий шаг.

– Какой же?

– Мы собираемся убить L, и поможет нам в этом правительство Соединенных Штатов. – несмотря на спокойствие и уверенность в голосе ученой, ее слова вызвали гул скептических возгласов. – Кониши взломал систему штаб–квартиры центра расследования дела Киры и выступил с угрозой президенту США от имени L.

– И что это за угроза? – спросил один из террористов дрожащим голосом, в котором явно ощущалась тревога.

– Кониши потребовал выплатить ему сумму, примерно равную годовому бюджету США. Если президент не выполнит этого условия, он пригрозил использовать Тетрадь Смерти, чтобы убить его. Сразу после того, как заставит развязать ядерную войну.

– И что, по–вашему, случится дальше? – Матоба наклонился вперед, поддавшись общему волнению.

– Президент сделает вид, что согласен с нашими требованиями, а затем распорядится уничтожить L. Убрав с дороги такое значительное препятствие, добраться до Маки будет совсем просто.

– Великолепно. Не могу дождаться, чтобы увидеть, как это будет воплощено в жизнь.

Кудзё последние несколько минут не могла отвести взгляда от рук Матобы. Его ухоженные ногти, присущие человеку, который превыше всего ценит порядок, казались ей руками манекена. Матоба смотрел на нее застывшими глазами пластиковой куклы, в которых совсем не осталось ничего человеческого.

Профессор Кагами встал и похлопал рукой по биотопу.

– Идеальный природный цикл существует только тут, в этом миниатюрном саду. Для того, чтобы восстановить Землю в ее первозданном состоянии, половина человечества должна быть уничтожена. Именно поэтому я возлагаю такие большие надежды на предложенную вами глобальную чистку и на ваш план по снижению прироста населения при помощи вируса, господин Матоба.

– Я прекрасно это знаю, профессор.

Кагами бросил на него суровый взгляд.

– Тогда почему вы собираетесь продать вирус?

– Прошу прощения?

– Не играйте со мной, молодой человек. Европейский союз, Америка, Россия, Средний Восток. Вы рассматриваете их предложения.

Матоба улыбнулся своей спокойной улыбкой, которую члены «Синего Корабля» видели уже много раз.

– Я бы никогда не совершил чего–то столь постыдного, – он покачал головой. – Просто я подыскиваю подходящую группировку для установления длительного партнерства. Как вам известно, вирус должен быть выпущен одновременно в нескольких ключевых областях. Чтобы обеспечить это, нам необходимо стать партнерами с юридическими лицами, имеющими достаточно ресурсов для распространения его по экосистеме. Нам нужна глобальная сеть.

Казалось, на лице Матобы застыла улыбающаяся маска. Кагами слишком хорошо знал, что скрывается за этой показной вежливостью, но больше не мог стоять в стороне и смотреть, как проект всей его жизни пускают под откос.

– Итак, вы собираетесь установить цену продажи вируса. И антидот вам нужен вовсе не ради нашего общего дела, а для того, чтобы цена эта была повыше. В конце концов, все сводится к деньгам и власти. Неужели вы не понимаете, что именно эти жадность и эгоизм довели наш мир до грани полного разрушения? Именно это мы пытаемся остановить!

Матоба вздохнул и кивнул Хатсуне. Женщина встала со своего места и направилась к старику.

– Вы выглядите уставшим, профессор. Похоже, вам надо поспать.

Она положила руку на плечо старика и улыбнулась. Затем ее стилет пронзил сердце Кагами. Какое–то мгновение он смотрел на убийцу с недоумением. Все произошло так быстро, что профессор не успел даже почувствовать боль. Лишь опустив глаза, он понял, что из его груди торчит рукоятка ножа. Хатсуне провернула лезвие в ране, затем вытащила его, наполняя сердце воздухом. Глаза Кагами закатились. Он рухнул на землю. На Хатсуне не попало ни капли его крови.

Женщина склонилась над телом и закрыла ему глаза, прошептав:

– Приятных снов.

Кровь хлестала из раны на груди, размеренно пульсируя и растекаясь вокруг тела. Сердце ученого перестало биться.

Матоба с каменным лицом смотрел на тело Кагами с дивана.

– Боюсь, что это было неизбежно. Я уверен, для всех вас было очевидным, что старик начал сомневаться в нашем плане. Колебания одного человека распространяются на всю группу, как вирус, и в итоге приводят к ее гибели.

На самом деле, Матоба был крайне доволен своевременной смертью Кагами. В связи с падением боевого духа из–за безнадежной борьбы с L, команда крайне нуждалась в мотивации, позитивной или негативной. Профессору пришлось стать жертвой – ради объединения группы, разумеется.

Члены «Синего Корабля» изумленно смотрели на труп, не в силах проронить ни слова. Это была уже третья чистка с тех пор, как Матоба вступил в команду и радикализировал их деятельность. Без единого слова, двое крепких мужчин взяли Кагами за щиколотки и запястья, отволокли его к биотопу и бросили в воду. Ненасытные угри сразу окружили тело – они начинали привыкать к подобной диете.

Стоило Кудзё переступить порог своей квартиры, как раздался телефонный звонок. Подняв трубку, она заговорила с собеседником на английском.

– Если ты звонишь мне, значит принял решение. Вчера? Как раз вовремя. Можешь в ближайшие дни прибыть в Японию? Ты в розыске? Под каким именем? – она беззаботно рассмеялась. Очевидно, что собеседник был ее другом.

– Смогу ли я задержать их до твоего возвращения? Не беспокойся, Матоба до него еще не добрался. Неуловимый детектив играет нам на руку – растягивает погоню, – расчетливая улыбка появилась на ее лице. – L удается все время держаться на шаг впереди, как и следовало ожидать. Он достоин звания лучшего детектива в мире, несомненно, – ее голос звучал саркастически. – Мы с тобой снова можем работать вместе только благодаря ему. Теперь пришло время продвигать вперед наш собственный план. Будь уверен, осечек не будет. Да, увидимся, как только ты доберешься до Японии. Я собираюсь уничтожить этот телефон, ты получишь новый номер тем же способом, что и обычно. Отлично, пока!

Кудзе стерла историю вызовов и положила мобильный. Затем открыла ящик письменного стола, приподняла его фальшивое дно и достала из потайного отсека две выцветших фотографии. На первой она, тогда еще маленькая девочка, задувала свечи на именинном торте. Рядом стояли ее улыбающиеся родители. Это была последняя фотография, где они были вместе всей семьей.

В ее голове возник жуткий образ: она беспомощно стоит и плачет перед пылающим зданием.

– Мама, папа, это займет еще немножко времени, но мы почти у цели... – лицо Кудзё словно светилось изнутри, когда она протягивала руку в прошлое к самым дорогим людям в ее жизни. Она взглянула на человека с другой фотографии. Того, кто был ей необходим, поддерживал и верил в нее, когда она потеряла желание жить после смерти родителей. Она вспомнила те слова, которые он сказал ей на прощание:

Следуй своему пути.

В какие бы самые дальние уголки своей памяти она их не прятала, как бы ни пыталась забыть, с каждым прожитым годом, эти слова звучали в ее голове все громче и громче. Произнесенные этим удивительным человеком, они говорили о возможности изменить мир, а так же о вере в то, что она использует эту возможность.

– Прошу, пойми меня, Ватари. Я верю, что я нашла единственный способ... Я смогу изменить мир, – казалось, она пыталась убедить в этом себя.

Сработала сигнализация, установленная на входе в ее дом. Кудзё поспешно убрала фотографии и осмотрелась, проверяя, не оставила ли она что–нибудь подозрительное на самом видном месте. Успокоившись, она стала дожидаться звонка в дверь.

– Кониши? Что ты делаешь здесь так поздно?

Поняв по его беспомощному виду, как он напуган прошедшей чисткой рядов «Синего корабля», она позволила ему зайти. Усадив нежданного визитера на стул, Кудзё успокаивающе улыбнулась ему – она не могла сейчас позволить себе потерять такую полезную пешку.

– Я действительно буду... в безопасности? – молодой человек низко опустил голову и нервничал больше обычного. Потянувшись через стол, ученая взяла его за руку

– Кониши, неужели ты думаешь, что будешь иметь будущее, прислуживая Матобе и Йошизаве? Ведь никто из них не ценит тебя как человека. Все что им нужно – это твои навыки программиста и хакера. Они просто используют тебя, и ты это знаешь. Мне не хотелось этого говорить, но я уверена – как только план по распространению вируса сработает, Матоба тут же выкинет тебя на улицу.

– Я знаю. Я очень боюсь закончить, как профессор Кагами.

Кониши был напуган больше, чем она представляла. Кудзё встала и подошла к нему. Террорист неловко прижался к ней, как объятый страхом ребенок.

– Все будет хорошо. Оставь все заботы мне. Тебе не о чем волноваться, – она обняла его и погладила по волосам. На лице Кудзё не было даже тени улыбки.