Нехватка информации и обратной связи

Одна из главных причин разобщения в проектах по развитию - нехватка эффективной обратной связи: основанных на фактах количественных данных, которые принимающие решения лица могли бы использовать для управления планированием и ресурсами. Существуют эксперты по оценке воздействий, но по большому счету международные проекты опираются на оценку эффективности по общественным исследованиям. К сожалению, такой механизм обратной связи является одновременно дорогостоящим и весьма неточным. Люди во время опросов склонны говорить то, что, по их мнению, хотят слышать интервьюеры. Это ведет как к неточности оценок, так и к гораздо более радужной, не отражающей реальное положение вещей картине[51][Эван Александр Томас. Глобальное воздействие: как интеграция в проекты водоснабжения датчиков, передающих информацию на расстоянии, может продемонстрировать и усилить позитивные изменения. Global Water Forum, 1 декабря 2013 г. globalwaterforum.org/2013/12/01/improving-global-impact-how-the-integration-of-remotely-reporting-sensors-in-water-projects-may-demonstrate-and-enhance-positive-change.]. Некоторые подобные проблемы проявились и в процессе распространения водоочистных фильтров в Кении, так что после проработки этого опыта компания DelAgua решила устанавливать на статистически значимую часть распространяемых в Руанде фильтров количественные датчики, собирающие беспристрастные, «реальные» данные.

Источники финансирования нуждаются в более точных способах оценки эффективности программ, в которые они вкладывают средства. К сожалению, даже решив проблему предвзятости, многие организации не желают делиться данными, показывающими действительную эффективность их проектов. Вик Гундотра, который в итоге стал руководителем в Google, обнаружил это в 2007 году, когда пытался разобраться с задачей, что беспокоила его уже не первый год: обеспечением более эффективного сотрудничества между организациями. Гундотра понял, что даже между гуманитарными организациями, разделяющими общие цели, существует нехватка взаимодействия и сотрудничества, что всерьез препятствует решению наиболее значительных проблем, стоящих перед человечеством. Воспользовавшись опытом в области информационных технологий, Гундотра разработал набор технических средств для совместной деятельности между организациями. Однако вскоре выяснилось, что культурные преграды для сотрудничества преодолеть значительно сложнее, чем технические барьеры. Главы неправительственных и прочих гуманитарных организаций казались очень заинтересованными в программах обмена данными в целях сотрудничества, но, когда дело доходило до открытия их собственных информационных хранилищ, процесс замедлялся вплоть до полной остановки. Гундотра пришел к выводу, что в массе своей гуманитарные организации не готовы делиться информацией на том уровне, который необходим для настоящего сотрудничества.

К примеру, есть большая разница между открытием данных о количестве установленных организацией ручных водонасосов и разглашением количества этих насосов, которое до сих пор функционирует. Организации, как правило, с готовностью делятся информацией первого типа, но утаивают данные второго типа, поскольку число проектов, которые в течение долгого времени остаются эффективными, относительно невелико; к тому же наблюдается нехватка реальных количественных данных о том, что находится на ходу, а что нет. Отчеты, показывающие, что половина всех потраченных за прошедшие десять лет денег ушла в никуда, увидят свет с гораздо меньшей вероятностью, чем отчеты о том, сколько денег было потрачено и сколько водонасосов установлено.

Кроме того, наблюдается тенденция фотографировать только что установленные системы и отмечать, сколько людей имеют теперь доступ к чистой воде, однако на то, чтобы спустя какое-то время вернуться и проверить функционирование системы, тратится гораздо меньше усилий. Такое положение вещей может быть основано на опасении, что, если долговременная успешность проекта преувеличена и реальные данные попадут в открытый доступ, впечатления об успешности померкнут, что в условиях зависимости от донорского финансирования чревато крахом. Так рождаются превратные мотивы, побуждающие большие и маленькие, публичные и закрытые организации подчеркивать в своей отчетности поверхностные достижения и утаивать полную информацию. Один из вариантов решения этой проблемы - использовать в проектах по развитию недорогие датчики, собирающие реальные количественные данные, и затем связать дальнейшее финансирование с открытием этих данных, то есть сделать открытый обмен информацией нормой среди финансирующих организаций.

Изучая успешные инициативы, которые можно уподобить операции по спасению чилийских шахтеров, мы видим, что информационная прозрачность и открытость, даже если эта информация не слишком оптимистична, в конечном счете ведет к положительному эффекту. В случае с шахтерами мотивацией к открытости и прозрачности явилось то, что ставки были слишком высоки и жизни людей висели на волоске. И если мы перейдем к орбитальной точке зрения и долговременной перспективе, то увидим: то же самое верно в масштабе мирового сообщества. Ставки действительно очень высоки, возможно, выше, чем мы привыкли считать, а корректная информация, прозрачность и открытость являются ключом к решению наших глобальных задач.