Построение отношений на расстоянии

Таким образом, проясняется суть нашего воображаемого проекта «Икс» - неформальной, открытой, глобальной, управляемой сообществом инициативы. Тем не менее в некоторых случаях, вероятно, понадобится и старая испытанная модель доверия на базе личных отношений. В начале космического партнерства США и России такие отношения развивались за счет совещаний, встреч и даже совместного общения членов экипажей и их семей. Взаимодействие лицом к лицу было необходимо с учетом технологий того времени. Однако сегодня информационные технологии позволяют людям действовать и договариваться на расстоянии, и происходит это быстрее и с меньшей степенью формализма. Виртуальные совещания помогают участникам сберечь силы, средства и время и общаться невзирая на географические расстояния и разницу временных зон.

Евангелист-маркетолог Google Гопи Каллайл твердо верит, что в сетевых сообществах можно достичь того уровня доверия, который необходим для настоящего сотрудничества. Конечно, это не заменит полностью встречи и общение лицом к лицу, но замысел, по мнению Гопи, не в этом: «Идея в том, чтобы люди могли собираться вместе и очень быстро достигать определенного уровня доверия, невзирая на границы, расстояния и ограничения, накладываемые нынешней геополитикой… и заниматься какой-то деятельностью, которая иначе была бы невозможна». Такие платформы, как Twitter, Facebook и Google Plus, позволяют знакомым между собой людям поддерживать связь, но, кроме того, они могут связывать людей, никогда не встречавших друг друга в реальной жизни.

Это я ощутил на собственном опыте, когда некоторые мои сетевые знакомства со временем переросли в реальные отношения. В марте 2012 года я впервые встретился с Дарьей Маск и ее музыкальным партнером Рамом Ричем, однако на момент личной встречи мы уже были близкими друзьями, поскольку раньше все втроем познакомились в Google Plus. Как сказала Дарья, «это превратило наше первое рукопожатие в объятия».

Для Дарьи это был не первый подобный опыт. Она общается с незнакомцами с 2011 года, когда брат рассказал ей о новом сайте под названием Google Plus. В те времена 22-летняя Дарья испытывала разочарование от того, как развивалась ее карьера. Недолго думая, она решила попробовать встроенный в Google Plus сервис «Видеовстречи» (Hangouts) в режиме свободного доступа: если кто-то выйдет на связь, она сыграет и споет для него. В видеовстречах могут участвовать до десяти человек. Дарья вспоминает: «Поскольку мои живые выступления не собирали публики, десять человек казались мне неплохим вариантом: десять человек - это почти что шоу. Я ничего особенного не ожидала. Точнее, я ожидала, что это никому не будет интересно. Однако когда это произошло, я обнаружила себя на глобальной сцене. Я пела для людей с разных континентов и после первой песни получила глобальные аплодисменты». Она пела для мужчины из Буэнос-Айреса, для женщины из Техаса, для мужчины с двумя дочками из Австралии. «В Австралии было уже воскресное утро, а у меня еще субботний вечер». Мужчина из Норвегии прослушал весь шестичасовой концерт, и Дарья смотрела на то, как за его окном в Норвегии всходит солнце. Карьера Дарьи сделала внезапный поворот, и она приобрела миллионы поклонников по всему миру.

Этот опыт привел Дарью к некоторым интересным наблюдениям насчет отношений в сети. В каком-то смысле она лучше чувствовала связь со своей сетевой аудиторией, чем с публикой в нью-йоркских барах и ночных клубах. Она могла видеть лица людей, когда они слушали ее песни, и лично пообщаться со своими слушателями. В процессе у Дарьи завязалась настоящая дружба со многими из ее сетевых поклонников.

Начиная с того первого выступления Дарья сыграла множество интерактивных концертов на своей глобальной сцене. Она даже помогла одной из крупнейших в мире компаний изменить подход к бизнесу: оценив ошеломительный успех Дарьи в сети, компания Google пригласила ее в свою штаб-квартиру Googleplex в Маунтин-Вью, где она помогала разрабатывать сервис «Видеовстречи в эфире» (Hangouts on Air), который позволяет транслировать видеовстречу на весь мир, при этом сохраняя запись на YouTube.

Теперь случай Дарьи уже не уникален, и она верит, что эта тенденция обладает большими возможностями для решения мировых задач: «Если у вас нет миллиона долларов, чтобы собрать людей вместе для решения проблем, вы, по крайней мере, можете пригласить всех к диалогу, так чтобы каждый мог участвовать, где бы он ни находился, не покидая привычной обстановки. Если мы хотим выжить, то должны работать сообща, а для этого нам надо узнать друг друга». В наши дни любой человек с компьютером или телефоном и подключением к интернету может вступить в такой диалог, который, на взгляд Дарьи, не уступает традиционным конференциям: «Если музыкальное выступление может уйти в интернет, пройти через алгоритмы обработки данных и достичь кого-то на другом краю земли, так, чтобы он что-то почувствовал, - тогда, на мой взгляд, и обычный разговор сработает как надо».

Временное ли это доверие, общественное доверие или доверие, сформированное при сетевом, виртуальном взаимодействии, оно может стать основой для глобального сотрудничества. Кроме того, есть инициативы, подобные ReCAPTCHA, где миллионы людей помогают оцифровывать книги, зачастую не догадываясь, что они это делают. Когда ты не знаешь, что участвуешь в коллаборации, в доверии нет необходимости. Для решения одних задач больше подойдут сообщества, основанные на доверии, а для решения других - платформы для пассивного сотрудничества.

Верите ли вы в возможность создания настоящих доверительных отношений в сети или нет, по-моему, стоит принять к сведению позицию Уиллоу Брю: «Я считаю, мы можем открыть путь к тому, чтобы быстрее устанавливать доверие, чтобы более осознанно и чутко вести себя во время сетевого общения. И я думаю, мы также можем - и это ключевой момент - расширять сеть доверия, то есть я могу не испытывать доверия к вам лично, но, зная кого-то, кто знает вас, и веря ему, я буду доверять и вам тоже». Это потрясающая возможность, и мы только начинаем понимать, что может произойти, если мы установим связь между семью миллиардами человек, которые готовы решать задачи, а затем дадим им нужную информацию и инструменты.

Узел «Юнити»

Планы по созданию международной космической станции, начало которым положило сотрудничество США и России, были осуществлены 6 декабря 1998 года, когда астронавт НАСА Нэнси Карри направила захват-манипулятор, установленный на челноке «Индевор», к русскому модулю «Заря», который тремя неделями ранее был выведен на орбиту с космодрома Байконур в Казахстане. Модулю дали такое название в знак начала новой эры международного космического сотрудничества. Нэнси медленно подвела манипулятор к узлу захвата модуля, нажала кнопку и поймала 19-тонный аппарат. Затем в ходе этого орбитального танца модуль «Заря» был присоединен к 12-тонному модулю «Юнити», который доставили на орбиту в грузовом отсеке челнока, и это стало первым серьезным шагом двадцатилетнего проекта космического строительства.

«Юнити», также известный как «Узел-1», был разработан, построен и выведен на орбиту в качестве центрального соединительного модуля МКС. Через «Юнити» проходят линии связи, электроснабжения, жизнеобеспечения и прочих коммуникаций, необходимых для объединения набора модулей, солнечных батарей, излучателей, структурных компонентов и прочей аппаратуры в единое функциональное устройство, на борту которого могут жить люди.

Для преодоления проблем, стоящих перед глобальным сообществом нашего космического корабля по имени Земля, требуется подобный узлу «Юнити» механизм для объединения различных организаций и инициатив. Он должен включать в себя магистрали ресурсов и коммуникаций на базе открытой, доступной платформы. Эффективный механизм сотрудничества будет связывать проблемы с решениями, поддерживать совместную работу международной команды, состоящей из людей и организаций, и унифицировать усилия в разных секторах для удовлетворения гуманитарных нужд, достигая результатов быстро и продуктивно.

Поскольку существует немало проектов универсальных открытых платформ, важно согласовать их усилия. Мы должны убедиться, что пути к привлечению в систему пользователей, не понаслышке знакомых с решаемыми проблемами, открыты и что барьеры входа в систему минимальны: нужно, чтобы каждый мог участвовать в дискуссии. Такой «узел Юнити» станет сообществом партнерства, доверия, которое работает во имя общего замысла. Так же как в хакатонах, здесь будет действовать философия вклада, когда люди не только выполняют порученную им работу, но также вносят свой вклад в достижение общей, глобальной цели. Ценные идеи, инновации и открытия могут прийти откуда угодно, однако нужна структура для соединения отдельных частей, для согласования усилий людей и организаций, имеющих схожие цели. Технологические достижения позволяют сделать доступ к таким идеям и построение решений на их основе исключительно экономичными, и нет причин, по которым гражданские объединения, неправительственные организации или общественные предприятия должны заниматься этим поодиночке. Создание такого «узла Юнити» позволит нам организовать «приборную доску Земли», или кабину управления кораблем по имени Земля, где важная для глобального сообщества информация будет представлена в пригодном для практических действий виде.

Идея создания подобной информационной системы не нова. В 1960-х годах знаменитый изобретатель Бакминстер Фуллер популяризовал термин «космический корабль Земля» и посвятил свою жизнь выявлению и описанию связей между экономической, социальной и экологической системами ради улучшения жизни на нашей планете. Задолго до того, как концепция охраны окружающей среды стала общепринятой, Фуллер исследовал феномен нашей взаимосвязи и синергию, которую может обеспечить совместная работа над поиском путей сохранения природных ресурсов планеты. Он старался ускорить развитие коллективного разума, для того чтобы в полную силу заняться нашими общими, глобальными проблемами.

Одной из инициатив Фуллера, направленной на описание и визуальное отображение нашей взаимосвязанности, стал выполненный им дизайн павильона США на Всемирной выставке в Монреале 1976 года (Expo 67). Этот павильон - геодезический купол высотой с двадцатиэтажный дом - был задуман как кабина управления космическим кораблем по имени Земля. Фуллер представлял себе это как подробную визуализацию данных, спроецированную на сферическую внутреннюю оболочку геодезического купола. Еще до возникновения интернета и движения за открытую информацию он описал технологию, которая позволяет каждому человеку в мире получить доступ к самой точной и актуальной информации о нашей планете. Согласно его задумке, эта кабина управления показывала бы полную историю распределения ресурсов, перевозок, а также климатических и многих других переменных факторов в понятном виде. Тогда управленцы могли бы использовать эту информацию для прогнозирования и планирования.

Фуллер предвидел моделирование на базе огромных объемов данных и вычислительные модели, которые, если применить их к прогнозированию, позволили бы значительно увеличить человеческие возможности в планировании, а также в предотвращении техногенных и природных катастроф. Эти механизмы визуализации обрабатывали бы данные, полученные со спутников, и отображали динамику взаимосвязанных систем Земли. Смысл таких визуализаций в том, чтобы помочь человечеству распознать незаметные прежде закономерности и значительно усовершенствовать процессы прогнозирования и принятия решений.

Планы Фуллера значительно опережали технологический уровень его времени, из-за чего оригинальная идея выставочного купола-павильона не была реализована полностью. Однако развитие технологий вычисления и визуализации за последние пятьдесят лет сделало воплощение первоначального замысла этого павильона возможным.

Некоммерческий институт Бакминстера Фуллера, задача которого состоит в поиске инновационных подходов к наиболее обременительным проблемам человечества, намерен воспользоваться 50-летней годовщиной выставки Expo 67 как поводом для полноценного воплощения мечты Фуллера о кабине управления космическим кораблем по имени Земля. Усовершенствовав геодезический купол, в котором сейчас находится экологический музей «Биосфера», и применив современные технологии, институт Фуллера надеется основать глобальный центр для совместного решения проблем на международном уровне. Этот инструмент будет полностью открыт и доступен для всех, так чтобы он мог принести пользу обществу в целом. В результате, по словам Элизабет Томпсон, исполнительного директора института Бакминстера Фуллера, «можно полностью демократизировать планирование на планетарном уровне, так что изменение курса космического корабля по имени Земля может стать совместным делом всех людей, а не задачей управленцев».

Фуллер видел эту кабину управления как глобальный инструмент оптимизации. Сегодня мы имеем возможность воплотить его идею, однако одних лишь технологий для этого недостаточно. Уиллоу Брю, которая помогла сделать хакатон Space Apps Challenge тем, чем он является на сегодняшний день, говорит: «Считать технологии панацеей, думать, что они все исправят, - ловушка. Мы часто считаем технологии чем-то вроде пластыря, который должны налепить куда надо, чтобы все заработало. Однако хотя технологии помогают нам в работе, они не могут превзойти или вытеснить то, что уже есть. С их помощью можно возобновить уже начатые обсуждения и можно привнести в мир больше равноправия. Мы знаем, как разговаривать друг с другом. Нам осталось лишь научиться слушать».

Когда мы слышим друг друга, когда поддерживаем связь, становится важным сотрудничество, необходимое для воплощения идеи глобальной оптимизации ресурсов и усилий. Мы должны обеспечить и поддерживать готовность гуманитарных и развивающих проектов (управляемых государством, неправительственными организациями, транснациональными компаниями и т. д.) делиться информацией в понятном и удобном виде, при необходимости подпитывая органичную совместную работу ради общих целей, на благо мирового сообщества. Инвесторы могут даже поощрять такой несоревновательный подход, связав финансирование с готовностью делиться информацией.

Эта инициатива потребует создания координирующего органа, который объединит различные платформы, уже сейчас предоставляющие информацию на благо общества и окружающей среды. В этом случае мы сможем использовать имеющиеся технологии для объединения существующих хранилищ данных и предоставления унифицированного доступа к ним. Так же как модуль «Юнити» в составе МКС играет роль канала передачи информации, а не центрального хранилища данных, или как SERVIR предоставляет канал данных уровня широкой картины для местного реагирования, поставщики информации могут объединить наборы данных, которыми они готовы поделиться с мировым сообществом. По мере того как понимание ценности открытых данных станет возрастать, поставщики согласятся делиться все большими объемами информации. Как только будет создан этот центральный инструмент для обмена информацией, станет возможным и создание центров визуализации данных наподобие кабины управления Землей, как представлял ее Фуллер, как на физическом плане по всему миру, так и в виртуальном пространстве.

Установление такого уровня сотрудничества - приоритетная задача, поскольку в долговременной перспективе наши усилия направлены на наше долгосрочное выживание. Пожалуй, лучше всего это иллюстрирует фотография, сделанная в 1990 году зондом «Вояджер-1» с расстояния около 6 млрд км. На этой фотографии Земля имеет вид бело-голубого пятнышка, точки. Карл Саган, по просьбе которого был сделан снимок, сказал об этом так: «Сейчас Земля - это место нашего обитания… Пожалуй, ничто не показывает все безрассудство людского самомнения так ясно, как это изображение нашего крохотного мира. Для меня это подчеркивает нашу ответственность за лучшее отношение друг к другу и за бережное, заботливое отношение к этому голубому пятнышку, единственному дому, который мы знаем»[62][Карл Саган. Голубое пятнышко: взгляд на космическое будущее человечества (Нью-Йорк, Random House, 1994). С. 7.].

Призыв к действию

В этой книге подробно рассказывается лишь о нескольких прекрасных начинаниях в рамках нашего глобального сообщества, а также о замечательных людях, которые принимают орбитальную точку зрения, выходят за границы своих зон комфорта и меняют мир. О людях, которые, сотрудничая, не только делятся ресурсами и информацией, но и признают чужие достижения или даже отказываются от признания. Эти истории успеха и успешные инициативы - серьезный повод для надежды и оптимизма.

Однако такой оптимизм требует непрерывного сотрудничества и активных действий. Диалог - это прекрасно и даже, как мы видели, первостепенно, однако в настоящий момент необходимы революционные действия, которые помогут быстро решить стоящие перед нами задачи. Пришло время перестать думать линейно и отдать предпочтение открытости к инновационному партнерству. Это есть истинная инновация.

Наши возможности в решении величайших мировых проблем прямо пропорциональны готовности каждого из нас внести в это свой вклад независимо от того, большой он или маленький. Вклад, который делает человек, и его отклик на этот призыв к действию - вопрос личного выбора. Для меня это означает продолжение работы в области развития и выступлений в поддержку тех частей головоломки, которые кажутся мне важными: общественный бизнес, общественные предприятия и усиленная корпоративная ответственность перед обществом. Кроме того, это поиск способов применения орбитальной точки зрения к существующим или разрабатываемым средствам разрешения конфликтов. И я убежден, что могу достичь больших результатов, помогая продвигать благие инициативы других людей, чем посвящая все свое время и все силы лишь проектам, в которых лично участвую.

В связи с этим я вместе с командой исключительно талантливых людей запустил инициативу под названием Impact CoLab[63][Основателями Impact CoLab выступили Рон Гаран, Элайз Дэвид, Кришан Арора, Несс Найт, Дарья Маск, Дэн Кук и Али Ллевеллин.]. Ее цель - использовать социальные сети и цифровой маркетинг для создания глобального массового движения по поддержке и преумножению блага, создаваемого целенаправленными инициативами по всему миру. Идея в том, чтобы усилить воздействие, охват и долговечность усилий, прилагаемых компаниями, организациями и отдельными людьми, которые стремятся находиться в авангарде общественных и экологических перемен.

Я стараюсь помочь как можно большему числу людей попробовать встать на орбитальную точку зрения. Для этого сотрудничаю с сильной командой энтузиастов, посвятивших себя демократизации космоса. Наш первый амбициозный проект - создание космической академии для тренировки будущих участников частных космических полетов, а также экипажей, которые будут их перевозить[64][Star Harbor Space Training Academy - проект, управляемый через Space Development Ventures. Директор-основатель - Марайя Хоффман, члены-основатели - Шабхэм Гарг, Тим Бэйли, Алан Ладвиг, Роберт Вард, Джейкоб Хокетт, Луис Маркес и астронавты в отставке Леланд Мелвин и Рон Гаран. Организация сотрудничает с Crux Partners, Impact CoLab и Fragile Oasis.]. Мы надеемся дать возможность почувствовать, что такое орбитальная точка зрения, каждому человеку, даже тем, кто не покидает землю. Полеты на низкую земную орбиту больше не являются исключительным правом больших правительственных агентств, и с расцветом новой индустрии коммерческих космических полетов наступают воистину захватывающие времена.

Моей величайшей страстью и главной задачей по-прежнему остается объединение людей для совместного решения всеобщих проблем. В частности, собираюсь продолжать работать над инициативами в духе «узла Юнити», направленными на создание универсальных и открытых платформ для глобального сотрудничества. Я от этого в восторге, поскольку не знаю лучшего способа участвовать в общем благе, чем преумножать благо, создаваемое другими людьми, помогать им действовать более эффективно и использовать доступные ресурсы наилучшим образом.

Я уже говорил в начале этой книги, что не претендую на знание ответов на все вопросы. Я хочу лишь показать необходимость глобального сотрудничества, обозначить проблемы, мешающие эффективной совместной работе, и начать глобальный диалог на базе идеи более глубокого сотрудничества. Понимая, что нынешние преграды для сотрудничества - культурного плана, а не технического, мы все должны искать способы преодолеть их, а также те превратные мотивы, которые сдерживают прогресс. Однако прежде чем вы решитесь начать что-то новое, советую выяснить, не совпадают ли цели, которых вы надеетесь достичь, и подход, который желаете применить, с деятельностью какой-либо из существующих команд. Если это так, и вы видите в этом смысл, присоединяйтесь к этой инициативе вместо того, чтобы начинать новую.

Мы не один десяток лет работали над поиском решений наших глобальных проблем и добились в этом значительных успехов, однако нам еще многое предстоит сделать. К сожалению, в течение последних десятилетий мы не сотрудничали достаточно эффективно и оперативно, причем оправданий для такого положения вещей больше не существует. До недавнего времени мы не обладали техническими средствами, позволяющими организовать настоящее глобальное сотрудничество между правительствами, университетами, индустриями и гражданскими учеными. Теперь эти инструменты у нас есть, а значит, нет оправданий для бездействия. Так давайте отодвинем в сторону наши разногласия и будем сообща работать во имя наших общих целей.

Нет ничего невозможного. Будущее зависит от нас: мы строим его, делая свой выбор в каждый конкретный момент времени. Орбитальная точка зрения - это объединение широкой перспективы со взглядом червя. Принять ее - значит находиться на земле и видеть реалии жизни неимущих людей, которым вы пытаетесь помочь, и при этом в широкой перспективе (как пространственной, так и временной) осознавать долговременный эффект конкретного вмешательства или развивающего проекта в глобальном, а не локальном масштабе. Чтобы действовать по-настоящему эффективно и поддерживать долговременный прогресс, нужно синтезировать оба подхода.

Дом

В 2011 году, в конце пятимесячного пребывания на борту международной космической станции, вместе с моими товарищами Сашей и Андреем я перебрался на корабль «Союз». Мы закрыли люк, заняли свои места и пристегнулись. Скрючившись в тесноте космического корабля, мы отстыковались и медленно отошли от станции. Я сидел в кресле по правому борту и, глядя в ближайшее окно, старался как можно дольше не упускать космическую станцию из вида. Я понимал, что вряд ли когда-нибудь снова стану свидетелем этого великолепного зрелища. После отстыковки мы сделали несколько оборотов вокруг планеты и, пролетая над южной оконечностью Южной Америки, развернули корабль, направив его в противоположную сторону. Когда мы выполняли этот маневр, за моим окном медленно проплыл серп Луны. По команде, точно в нужный момент, мы включили двигатели: ровно настолько, чтобы корабль, замедлив движение, вошел в верхние слои атмосферы.

Прогрохотали разрывные болты, и наш корабль разделился на три части: спереди - выпуклый орбитальный модуль, сзади - двигательный отсек, а в середине - оснащенный единственным тепловым экраном спускаемый аппарат, где находились мы трое. Я наблюдал, как возникшие при разделении корабля обломки разлетаются, кувыркаясь, во все стороны. Если все пройдет, как запланировано, при падении сквозь атмосферу уцелеет лишь та часть корабля, в которой находимся мы.

Мы вошли в атмосферу, и по мере нарастания температуры вокруг нашего корабля черное небо окрасилось розовым. Я смотрел, как за окном мелькают искры; их становилось все больше и больше, пока это не стало напоминать целый фонтан искр, какой можно увидеть во время фейерверка. По мере нашего снижения ощущение скорости быстро нарастало, и все больше это напоминало очень крутой спуск. Я подумал: «А вот и Африка», - мы стремительно пронеслись над материком. Вскоре искры превратились в пламя, и мое окно почернело от копоти. Наш полет сквозь атмосферу стал по-настоящему неистовым. В какой-то момент сидящий в кресле слева Андрей закричал по-русски: «Прямо как на американских горках!» Однако это было гораздо, гораздо круче любых известных мне аттракционов.

Когда над нами раскрылся парашют, с окон слезла пленка, и мы снова смогли видеть, что происходит снаружи. Через зеркало на моем запястье я смотрел, как приближается к нам земная поверхность. Наконец мы врезались в землю; удар был гораздо жестче, чем я ожидал, и я подумал: «Наконец-то все закончилось», - не зная, что корабль отскочил от земли, и нам предстоит еще несколько подобных «посадок». Мне говорили, что, поскольку вестибулярный аппарат в космосе не работал, при посадке у меня возникнет ощущение, будто я кувыркаюсь, и я тут же вспомнил об этом. Однако заметив мусор, летающий по всей нашей кабине (что напомнило мне замедленную съемку переворачивающегося при аварии автомобиля), я понял, что мы и в самом деле кувыркаемся.

Когда все закончилось, космический корабль лежал на боку, причем я был в самом низу, Саша навалился на мое левое плечо, а Андрей - на Сашу. Обломки, образовавшиеся при столкновении, дополняли эту уютную обстановку. Пока мы, пристегнутые к своим креслам, ждали спасательную команду, я поглядел в окно - то, которое не смотрело в землю. Я увидел камень, цветок и острие травинки и подумал: «Я дома». Затем до меня начало доходить: да, я дома, но я в Казахстане. В тот момент я со всей глубиной ощутил, что мой дом больше не в Хьюстоне, где я сейчас проживаю; мой дом - планета Земля.

В 2011 году я покинул МКС с мыслью, что необходимо действовать, необходимо донести орбитальную точку зрения до других людей. Я хочу и дальше нести в мир послание о сотрудничестве, продолжать работать ради улучшения жизни на Земле, заниматься поиском реальных, устойчивых решений с долговременным эффектом. Как отклонение несущего смерть астероида с его курса, когда небольшое усилие на значительном удалении от Земли может предотвратить его столкновение с нашей планетой, - так и я хочу своими скромными действиями сместить траекторию мирового сообщества. Я хочу менять восприятие, ниспровергать стереотипы и противостоять демонизации целых групп населения. Я хочу путешествовать по разным странам мира (любым странам, независимо от идеологии и политического режима) и нести людям это послание надежды.

И если я что-то понял во время моих путешествий по свету, так это то, что люди - это всегда люди. Общего между нами гораздо больше, чем того, что нас разъединяет. Мы можем родиться в разных странах, принадлежать разным поколениям, говорить на разных языках, но все мы одного рода, все мы питаем одни и те же надежды и мечты для наших детей, наших сообществ, нашей планеты.

Благодарности

Собирая информацию для этой книги, я следовал тому же подходу, которого придерживаюсь при фотографировании: если сделать достаточно много снимков, в конце концов материала наберется на несколько по-настоящему хороших фотографий. Подбирая и систематизируя изложенные здесь концепции, я задавал некоторым действительно умным людям великое множество вопросов, и в конце концов некоторые из этих вопросов оказались правильными и нужными. В большинстве своем те, с кем я совещался, - мои друзья, и со многими из них я подружился прежде, чем у нас появилась возможность встретиться вживую; большинство приведенных в этой книге высказываний (если не все) появились тут благодаря экспоненциальному росту глобальной взаимосвязанности. Моей задачей при написании книги было соединить точки: простроить связь между ответами на вопросы, которые я задавал, и соотнести все это с моим более чем тридцатилетним опытом работы в коллаборативных системах.

Особую признательность я хочу выразить Нилу Мэйлетту и чудесным, талантливым сотрудникам издательства Berrett-Koehler Publishers за то, что дали безвестному автору шанс. Я очень рад, что моя первая книга выпущена издательством, которое фактически поддерживает орбитальную точку зрения - посредством бизнеса, ориентированного на благо общества и окружающей среды, и своего девиза: «Построим мир, который подходит для всех». Спасибо также Дживану Шивасуберманиаму за его советы, и спасибо тем, кто вычитывал мой первый черновик: Нику Альберту, Онише Ройхудхури, Ричу Лэндри и Эллин Керр. Я особенно благодарен замечательному Тодду Мэнза за профессиональную редактуру, за то, что, сокращая текст этой книги, он был внимателен, как хирург, а не скор, как мясник.

Я хочу лично поблагодарить моих друзей, коллег и персональных кумиров, которые бескорыстно уделяли мне время и внимание и делились своими уникальными, плодотворными взглядами. Особое спасибо моему партнеру по инициативе «Хрупкий оазис», исполнительному продюсеру Элайзе Дэвид, а также моим коллегам по Impact CoLab, Manna Energy Foundations, Manna Energy и Star Harbor Space Training Academy. Спасибо НАСА за возможность непосредственно проверить орбитальную точку зрения и профессору Мухаммаду Юнусу за то, что показал мне важность синтеза орбитальной точки зрения со взглядом червя. Благодарю астронавтов и космонавтов Майка Фоула, Майка Барратта, Тома Мэшберна, Лероя Чиао, Коити Ваката, Эллен Бейкер, Сергея Крикалева, Владимира Титова, а также администратора НАСА Чарли Болдена за их вклад в эту книгу. Также огромное спасибо астронавту и генералу в отставке Кевину Чилтону за консультации по геополитике.

Спасибо тем, чьи высказывания прозвучали на страницах книги: Элу Холланду, Джону Макбрайну, Биллу Герстенмайеру, Джорджу Эбби, Майку О’Брайену, Джеффу Манберу, Джоан Джонсон-Фриз, Саманте Снайбс, бывшему администратору НАСА Майку Гриффину, Марчело Альяга, Гопи Каллайлу, Вику Гундотра, Джимми Уэйлсу, Луису фон Эн, Уиллоу Брю, Васфии Назрин, Елене Мароко, Лили Коул, Эвану Томасу, Дарье Маск, Нику Скайтлэнду, Крису Герти, Али Ллевеллину, Патрику Свенбургу, Стью Джиллу, Ребекке Райт, Эммануэлю Джалу, Элизабет Томпсон, Аманде Линдаут и Дэну Ирвину.

Благодарю всех, кто поддерживал меня морально, включая Криса и Николь Скотт, Несс Найт, Дома Достера, Ханса Райца, Лиланда Мелвина, Эми Мур-Бенсон, Марайю Хоффман и Клея Моргана.

И спасибо всем, кто помогает нести в мир послание об орбитальной точке зрения. Также спасибо моим матери и отцу, благодаря которым началось мое путешествие на космическом корабле по имени Земля и которые поддерживали меня в моих орбитальных приключениях. Наконец, последними по очередности, но отнюдь не по значимости я благодарю Кармель, Ронни, Джозефа и Джейка.