Глава 122. О пользе и вреде обезьян

Однажды Влад пришел в зоопарк.

В славном городе Пермь Влад вел занятие в конференц-холле отеля с непроизносимым названием. Поселился в этом же отеле этажом выше. Среди ночи он проснулся от дикого рыка. Перекатившись на кровати, Влад схватил нож и замер посреди номера. Так до конца еще не проснувшись. Рык повторился. Шел он из-за окна. Влад послушал рык, а затем пожал плечами, улегся и снова уснул. Утром он, обойдя отель, увидел прямо напротив его окон ЗООПАРК.

Влад, подумав, решил зайти.

Его заинтересовала мысль, переглядит он пантеру или нет.

Во всяком случае, Виктор Суворов писал в «Аквариуме», книге, которая очень нравилась Владу именно об этом опыте. Можно по разному относиться к автору, считать его борцом с режимом или предателем, но две его книги «Освободитель» и «Аквариум» поражали Влада правдой и силой. Хотя и некоторым эпическим преувеличением.

Попереглядываться с пантерой Владу не удалось. Пантера лежала спиной ко всему миру и на окрики только дергала спиной и махала хвостом.

Влад, обходя сие заведение, замер перед клеткой с обезьянами.

И долго не мог оторваться. Вот твари!

Ну вылитое человеческое общество. Низменные, отвратительные, как большинство людей. Мерзкие создания. Но в их сходстве с людьми было что-то такое, что не позволяло уйти, и Влад стоял, продолжал созерцать их и думать...

Обезьяны выбрали одну из обезьян, прогнали ее вниз и стали кидать в нее калом и банановой кожурой. Мерзость! Влад не мог понять, в чем отличие этой макаки от остальных...

Влад вспоминал людское убожество.

И Влад вспомнил, как однажды ехал в поезде из пункта А в пункт Б. Соседи Влада по купе начали синячить еще до того, как поезд тронулся.

Пьяные швайны в купе храпели, Влад взял книжку, вышел в вагон-ресторан. Заказал то, чем на 100% не траванешься. Поел, и попивая чаек, взялся за «Мудрость суфизма» ибн Юсуфа.

В другом конце вагона мрачно веселилась компания каких-то обезьян. Почему-то они без конца тупо подкалывали какого-то мерзкого хлюпика, который вместо того, чтобы уйти, терпел эти тупые подколы. Влад оторвался от умной книги и заметил: «Уважаемые господа, убавьте звук! У меня от ваших воплей болят уши. А когда у меня болят уши, я становлюсь очень неприятен».

Макаки притихли минут на десять, но потом выволокли хлюпика из-за стола и потащили в тамбур бить. Хлюпик, похоже, особо и не был против. Влад закрыл книжку, рассчитался и пошел спать...

Обезьяны всегда выбирали какую-нибудь из них и начинали третировать...

Влад терпеть не мог вступаться за женщин.

Он знал, что вступающийся за женщину всегда будет в проигрыше. Как та обезьяна, которую третируют прочие.

Когда Влад было 18 лет, он впервые вступился за женщину. Он возвращался с тренировки через «Горсад», как назывался мерзкий, обсиженный шпаной, опустившимся скотом и прочим говном парк. Там вечно что-нибудь происходило. Влад шел мимо зарослей какого-то высокого кустарника и услышал женские крики: «Помогите! Помогите! Кто-нибудь помогите!»

Влад метнулся через кусты и увидел двух пьяных уродов, тащивших какую-то молодую тетку за руки. Тетка продолжала вопить. (Владу вспомнился анекдот: «В лесу раздавался громких девичий крик, постепенно переходящий в женский».)

Влад даже не подумал о том, что самое худшее, что с этой теткой могло произойти, происходило с ней уже не раз. Влад в два прыжка приблизился, рванул одного урода на себя и влепил локоть ему в середину морды лица. Алкаш, вякнув, улегся на спину. Второго подонка Влад сложил пополам коленом в печень и добавил с ладони в затылок. И только повернулся к даме, как эта обезьяна с воплями: «Убили! Убили! Милиция! Милиция!» - вцепилась во Влада. Влад бросился в бегство. Урок женского вероломства и обезьяньей подлости обошелся Владу совсем недорого: царапина от шеи по плечу и оторванный воротник рубашки...

Влад понял, что вступаться за женщин ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ ГЛУПО.

Но не вступаться как-то... Неправильно, что ли...

Но делать это надо крайне осмотрительно.

Как-то, вступившись за даму, Влад обзавелся замечательным ножом из прекрасной стали и потрясающей любовницей, радовавшей его почти год, а потом отправленной «С вещами на выход!».

Когда Влад жил в диковатом районе Питера в районе станции метро «Лесная», он всегда выходил, если слышал крик. Женский. Брал ружье с травматическими пулями и выходил.

Он прекрасно знал, что люди - жидкий кал, не лучше обезьян. Но выходил.

Вдруг в одном случае это будут не обезьяньи игры, а реальная потребность.

Хотя вмешивался не всегда. Один раз был потрясный эпизод. Женский вопль. Влад открыл окно. Под окном возились какие-то туловища.

- Э! - открыв окно, крикнул Влад. -Это чего там?

- У, бля! - ответило одно туловище. - А то!

Влад взял ОСУ и вышел на улицу.

- И чего, швайне? - поинтересовался он.

Одна обезьяна мужского пола пинала валяющуюся на земле обезьяну женского пола.

- Того, - сказало третье туловище, - жену учит, бля...

- А, - сказал Влад, - понятно. Жену учить вполне в духе традиций. Только отсюда вон пошли тут йук маса керек вопить. Шнеллер, швайне!

Обезьяны поплелись прочь.

А недавно Влад, возвращаясь вечером, заехал в магазин. Парканулся, заглушив двигатель. вышел из машины и увидел возле магазина вопящего мужчину, четырех юнцов, хлебающих свинячье пойло, и какую-то мелкую тетку. периодически отвечающую что-то этому вопящему.

Потом вопящий дал ей по роже так, что она упала на снег, и побрел прочь. Обезьяна возилась в снегу, здоровяк шел прочь, а четыре макаки так же меланхолично хлебали свинотку...

«Человеческие комедии - подумал Влад. - Цивилизация. Культурный досуг!»

Можно подумать, что такое обычно только для социального дна?

Увы! Обезьяны во всех кругах и слоях общества...

Но это уже СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ...