Генеральный директор НТВ (2000–2001), ведущий программы «Итоги»

Мы никогда не скрывали своих политических симпатий. Была некая система ценностей, которая нас объединяла. НТВ было центром притяжения людей, придерживавшихся либеральных и демократических взглядов, людей, которые считали, что Россия - часть Европы, что правильный путь для России - путь западнический, что Россия не должна пытаться стать вторым Китаем или второй Индией. Я не люблю слово «антикоммунизм», у этого понятия есть плохая коннотация: «пещерный», «кровавый», «жестокий». Но, в принципе, мы в некотором смысле были цивилизованными, идейными, убежденными антикоммунистами. Я совершенно не боюсь сказать, что я антикоммунист. Как профессор Преображенский - да, я не люблю пролетариат. Если понимать под пролетариатом не квалифицированный рабочий класс, а ликующую гопоту.

У нас возникали разговоры: «Не заняться ли нам деланием политиков?» - но мы, посмеявшись, эту идею отбрасывали. Мы всегда исходили из того, что это неправильно, это не дело телевидения. Политики должны делать себя сами, а мы их должны показывать, когда они уже состоялись. Путина сделало телевидение, государственное телевидение. Если бы не та бешеная раскрутка, которой занимались два государственных канала летом и осенью 1999 года, Путина не было бы. Конечно, мы понимали, что телевидение - очень мощное оружие, но дальше шуток дело не шло. В программе Шендеровича «Итого» в эту игру играли, у Шендеровича был придуманный кандидат в президенты по фамилии Ельцов, которого изображал актер с такой же фамилией. Это была такая шутливая телевизионная мистификация. Периодически показывали репортажи о том, как господин Ельцов пытается ворваться в российскую политику. Всерьез мы никогда этого не пытались делать. Нас в этом упрекали, если не сказать - обвиняли. Классический тезис: «НТВ поддерживало в 1999 году Лужкова и Примакова» - это вранье. Я вам это могу сказать как человек, принимавший участие тогда практически во всех обсуждениях, которые происходили в компании «Медиа-Мост», которая владела всеми медиаактивами группы - и «НТВ-Плюс», и ТНТ, и издательским домом «Семь дней», и радиостанцией «Эхо Москвы». Никогда не стоял вопрос, кого мы поддерживаем, никогда не говорилось, что мы будем поддерживать Лужкова и Примакова. Это миф, который был придуман специально для того, чтобы мочить НТВ. В реальной же жизни дело обстояло следующим образом: НТВ в предвыборной кампании 1999 года освещало предвыборные мероприятия всех кандидатов. Первый и Второй канал рассказывали только про «Единую Россию» - точнее, тогда это было еще «Единство». В результате, разумеется, возникало ощущение, что Первый и Второй рассказывают в основном про «Единство» и еще про СПС, и чуть-чуть про всех остальных, а мы - и про «Единство», и про СПС, и про Лужкова, и про Примакова, и про «Яблоко», и про коммунистов. Ну и если мы говорим про Лужкова и Примакова, а они - нет, то возникает ощущение, что мы за Лужкова и Примакова. А мы, на самом деле, рассказывали про всех. И, кстати, в отличие от НТВ с Лужковым и Примаковым после 1999 года все было в порядке. Если это была такая страшно антигосударственная деятельность - поддерживать Лужкова с Примаковым, то что же самих Лужкова и Примакова тогда сразу же не загнали за Можай?

Один простой пример: Примаков объявляет о том, что он будет участвовать в президентских выборах и выдвигать свою кандидатуру на пост президента России. Человек, который полгода назад еще был премьер-министром. Понятно: НТВ дает это одной из первых новостей, это большое событие. Первый канал это дает на семнадцатом месте - я просто запомнил, мы специально потом смотрели. Вот вам и ответ. Мы работали по принципу «все новости от начала до конца», мы не ранжировали их с точки зрения того, что приятно смотреть власти, а что неприятно. Важные - в начале, менее важные - в конце, вне зависимости от того, хорошие они или плохие для тех, кто в этот момент сидит в Кремле.

НТВ закончилось потому, что страна изменилась. Потому что пришел к власти новый режим. Не может быть свободного, независимого телевидения в стране, которая не совсем свободная. На сайте правительства объявлен конкурс на лучший проект исследования зарубежного опыта регулирования прав и отношений участников интернета. В стране, где всерьез обсуждается возможность ограничения пользования интернетом, не может быть того НТВ - вот вам и ответ. В стране, которой управляют выходцы из бывшего КГБ, где процесс принятия важнейших решений происходит в такой же тайне, как разработка каких-нибудь спецопераций, где всех делят на «своих» и «чужих», я с трудом представляю существование независимого телевидения, работающего по правилам остального цивилизованного демократического мира.

Владимир Кара-Мурза