Система периодической печати в советском обществе

Октябрьская революция 1917 г. и приход большевиков к власти внесли качественные изменения в российскую печать. Этому способствовал ряд декретов, направленных против буржуазной и разнопартийной прессы для пресечения критики в адрес большевиков. «Всякий знает, что буржуазная пресса есть одно из могущественнейших оружий буржуазии, - сообщалось в декрете о печати. - Особенно в критический момент, когда новая власть, власть рабочих и крестьян, только упрочивается, невозможно оставить это оружие в руках врага в то время, как оно не менее опасно в такие минуты, чем бомбы и пулеметы. Вот почему и были приняты временные и экстренные меры для пресечения потока грязи и клеветы, в которых охотно потопила бы молодую победу народа желтая и зеленая пресса».

Декрет о печати, изданный через два дня после переворота Временным революционным комитетом и подписанный В.И. Лениным, требовал закрывать контрреволюционную печать разных оттенков, призывающую к открытому сопротивлению, неповиновению рабоче-крестьянскому правительству; сеющую смуту путем клеветнического извращения фактов; призывающую к деяниям явно преступного, уголовно наказуемого характера. Вместе с тем он обещал: «Как только новый порядок упрочится, - всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом, согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону». Такой закон вышел только в конце 1991 г.

Декрет о введении государственной монополии на объявления, принятый спустя месяц, подорвал финансовые основы негосударственных изданий, основной доход которых поступал именно от публикаций рекламных и иных платных объявлений. При отсутствии официального разрешения на публикацию платных объявлений газеты подлежали закрытию. Те же из редакторов и издателей частных газет и журналов, которые использовали скрытую рекламу и иные замаскированные формы оплачиваемых материалов, подвергались конфискации всего имущества и тюремному заключению до трех лет. Печатать объявления разрешалось только изданиям Временного рабочего и крестьянского правительства в Петрограде и изданиям местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Революционный трибунал печати, учрежденный в феврале 1918 г., довершил разгром буржуазной и эсеро-меньшевистской прессы и изданий других партий. В его ведении были «преступления и проступки против народа, совершаемые путем использования печати», к которым относились всякие сообщения ложных и извращенных сведений о явлениях общественной жизни, а также нарушения постановлений о печати, изданных Советской властью. Были определены следующие наказания: 1) денежный штраф; 2) выражение общественного порицания; 3) помещение на видном месте или же специальное издание опровержения ложных сведений; 4) временная или навсегда приостановка издания или изъятие его из обращения; 5) конфискация в общенародную собственность типографий или имущества издания печати, если они принадлежат привлеченным по суду; 6) лишение свободы; 7) удаление из столицы, отдельных местностей или пределов Российской Республики; 8) лишение виновного всех или некоторых политических прав.

В первые дни Октябрьской революции продолжали выходить все газеты и журналы. Буржуазная, мелкобуржуазная и меньшевистская печать встретили новую власть резкой критикой. В ответ Временный революционный комитет закрыл 10 наиболее крупных буржуазных изданий («Русское слово», «Новое время», «Речь», «Биржевые ведомости», «Копейка» и др.), были конфискованы типографии некоторых газет для выпуска большевистских изданий («Правда», «Известия», «Солдатская правда», «Деревенская беднота»). Оставшаяся буржуазная печать выступила с протестом, обвиняя большевиков в нарушении свободы печати. В связи с этим Временный революционный комитет принял упомянутый выше Декрет о печати.

За 1917-1918 гг. было закрыто 170 буржуазных газет и журналов и 167 партийных изданий. Против попыток печатания антисоветских листовок и газет, хищения шрифтов, бумаги и печатных машин контрреволюционными силами, саботажа владельцев типографий, был введен рабочий контроль на полиграфических предприятиях с последующей их национализацией для издания советской прессы.

Советская власть решительно изменила лицо российской печати. В многочисленных трудах В.И. Ленин разработал новую модель и теорию социалистической прессы, которая, в отличие от буржуазной, уделявшей большое внимание мелочам политики, личным вопросам политического руководства и отвлечению этим внимания масс от коренных вопросов их жизни, призвана была стать орудием общественного воспитания, главным средством для повышения самодисциплины трудящихся, выявления всех недочетов хозяйственной жизни каждой трудовой коммуны. В социалистическом обществе пресса превращалась из органа сообщения политических новостей в орган экономического воспитания масс. На первое место в ней выдвигались вопросы труда, выработка сознательного отношения к нему народа, ознакомление его с тем, как надо налаживать работу по-новому (изучение успехов, приемов хозяйствования, освещение работы образцовых коммун). Главной темой становилась организация соревнования на социалистических началах, обеспечение гласности и сравнимости результатов деятельности трудовых коллективов, возможности практического повторения опыта лучших их них. Основными принципами провозглашались партийность, народность и массовость печати. Основными функциями – агитация, пропаганда и организация масс.

В 1918 г. система российской печати насчитывала около 2 тыс. изданий общим разовым тиражом свыше 2 млн экземпляров. Центральными изданиями были «Правда», «Известия», «Беднота», «Экономическая жизнь», «Жизнь национальностей», «Рабочая и крестьянская Армия и Флот». Сеть губернских, уездных и городских изданий превратилась в органы партийных комитетов и местных Советов, которые составили 884 газеты и 753 журнала. На базе Петроградского телеграфного агентства и бюро печати было создано РОСТА – Российское телеграфное агентство. Работали 103 новых радиотелеграфных станции, передававших важные материалы новой власти.

Периодическая печать была введена в строгое русло партийно-государственного управления населением. При этом возникли определенные трудности. Редакционные коллективы состояли в основном из буржуазных специалистов, часть которых не хотела работать на Советскую власть, а остальные просто не понимали новых задач, возложенных на печать. В.И. Ленину пришлось многократно разъяснять их в своих работах 1918 г. («Первоначальный вариант статьи «Очередные задачи Советской власти», «Очередные задачи Советской власти», «О характере наших газет»). «Мы должны превратить, - писал он, - и мы превратим, - прессу из органа сенсаций, из простого аппарата для сообщения политических новостей, из органа борьбы против буржуазной лжи - в орудие экономического перевоспитания массы, в орудие ознакомления массы с тем, как надо налаживать труд по-новому» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.41. С.149.). «Надо систематически взяться за то, чтобы наряду с беспощадным подавлением насквозь лживой и нагло-клеветнической буржуазной прессы велась работа создания такой прессы, которая бы не забавляла и не дурачила массы политическими пикантностями, а именно вопросы повседневной экономики несла на суд массы, помогала серьезно изучать их… Печать должна служить орудием социалистического строительства, знакомя во всех деталях с успехами образцовых коммун, изучая принципы их успеха, приемы их хозяйствования, ставя, с другой стороны, «на черную доску» те коммуны, которые упорно хранят «традиции капитализма», т.е. анархии, лодырничанья, беспорядка, спекуляции» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.36. С.191, 192.).

Таким образом, вся многопартийная и разнообразная журналистика буржуазно-демократической республики к 1919 г. была заменена прессой одной, победившей партии. Эта пресса получила новые функции инструмента агитации и пропаганды в массах социалистических ценностей, инструмента партийного контроля за их внедрением в повседневную жизнь.

С началом гражданской войны, которая была развязана внутренней и внешней контрреволюцией в середине 1918 г., журналистика в России приобрела резко полярный характер: по одну сторону баррикад оказались издания Советской республики, по другую – буржуазные газеты и примкнувшие к ним издания правых эсеров. При поддержке Белой армии и иностранных интервентов они повели активную антисоветскую пропаганду среди населения. Основными темами белогвардейских газет были: беспощадная борьба с большевизмом до победного конца, восстановление единой неделимой России, установление прежнего порядка, защита веры. Контрреволюционная печать сосредоточилась в местах, занятых Белой армией. Это были военно-политические и общеполитические газеты, журналы, бюллетени.

На Дону Добровольческая армия А. Деникина имела свой отдел пропаганды, в подчинении у которого было более 100 газет и журналов. Они выходили в армейских частях и городах, занятых белыми войсками («Вестник Донской Армии», «Донская речь», «Приазовский край», «Свободная речь», «Заря России», «Вечернее время», «Свободная Россия», «Вестник Добровольческой армии», «Дон», «Народная газета»). В Крыму, занятом армией барона П. Врангеля, издавалось тоже достаточно много газет («Военный голос», «Юг России», «Крымский вестник», «Великая Россия», «Русское дело», «Голос жизни»). В Сибири, на территории А. Колчака, провозгласившего себя Верховным правителем России и Верховным главнокомандующим, издавалось более 120 газет и около 70 журналов («Голос Сибирской Армии», «Родина», «Русское дело», «Слово», «Сибирская речь», «Русская армия», «Сибирский казак», «Степь» и др.). В армии А. Колчака тоже был свой отдел печати, который руководил распространением массовой информации. Она агитировала за поддержку белого движения, рассказывала о победах белогвардейских войск и поражениях Красной Армии, призывала вести непримиримую борьбу против большевиков.

В Архангельске Временное правительство Северной области выпускало «Вестник Верховного Управления Северной области». Вместе с ним издавались «Голос Отечества», «Северное утро», «Русский Север», которые поддерживали англо-американские войска, высадившиеся в городе, и надеялись с их помощью ликвидировать власть большевиков.

Красная Армия также по мере собственного строительства создавала военную печать: к концу 1919 г. выпускались около 90 газет, в числе которых были 21 армейская, 2 флотских. Тогда же были организованы агитпоезда и агитпароходы, которые стали эффективным средством политической работы в воинских частях, среди народных масс. О том значении, которое придавала новая власть этому информационному каналу, свидетельствует уже то, что их возглавляли видные руководители большевиков – Л. Троцкий, М. Калинин и др. В 1919 г. агитационный поезд «Октябрьская революция» за сравнительно короткий срок провел разностороннюю массово-политическую работу в 15 губерниях, 36 уездных городах, 70 волостях и селах. Были организованы сотни митингов, лекций, киносеансов.

С разгромом белогвардейских войск на территории России, белая пресса рассредоточилась за рубежом, превратившись в антисоветскую. Она разбилась на два лагеря – монархический и либеральный – и существовала на субсидии от прежнего белого правительства и от местных правительств. Однако «железный занавес» не пропускал издания эмигрантов на территорию России, и население практически ничего о них не знало до 90-х гг. ХХ в. Лишь с приходом перестройки, реформ русская эмигрантская пресса стала легально продаваться в РФ.

Партийные съезды, проходившие в годы гражданской войны в Москве, постоянно держали в поле своего зрения состояние печати и ее влияние на массовое сознание. VIII cъезд РКП(б) (1919 г.) констатировал оторванность партийных и советских периодических изданий от местной, а нередко и от общей политической жизни. Он напомнил, что «пресса является могучим орудием пропаганды, агитации и организации, незаменимым средством воздействия на самые широкие массы» и призвал партийные комитеты «давать редакциям общие политические директивы и указания и следить за выполнением директив, не вмешиваясь, однако, в мелочи повседневной работы редакции». Особую заботу представляло повышение популярности уездных газет у малограмотного или даже совсем неграмотного населения. В циркулярах ЦК РКП(б) местным властям предлагалось помимо учета близкого интересам масс содержания следить за простотой его изложения: писать короткими фразами, печатать крупным шрифтом, объяснять малоизвестные события, географические имена и названия, соблюдать ясную и четкую верстку полос.

Был разработан план провинциальных периодических изданий. В каждой губернии предусматривался выпуск массовой рабоче-крестьянской политической и производственной газеты. Она «должна выявлять и мобилизовать общественное мнение трудящихся, воздействуя на их сознание, психику и волю». Вместе с ней выходят партийный еженедельник или двухнедельник, руководящий текущей агитацией и пропагандой, а также «Известия губисполкома» для публикации официальных материалов (приказов, инструкций, циркуляров и т.д.). В каждом уезде должна издаваться популярная политическая газета, рассчитанная на читателя-крестьянина. Возможно издание и других газет, не предусмотренных планом, на местные средства и под ответственность местного парткома.

В начале 20-х гг. в России разразился кризис печати. Если в 1921 г. в стране выходило свыше 800 газет с разовым тиражом 2 млн 600 тыс. экз., то уже в следующем году их число сократилось до 380 с разовым тиражом менее 1 млн экз. Причинами этого послужили отсутствие запасов бумаги, ее дороговизна, чрезмерность типографских расходов; отсутствие денежных средств; нехватка квалифицированных журналистских кадров. Кроме того, газеты недостаточно отражали нужды и запросы рабочих и крестьян и поэтому слабо распространялись в их среде. Меры для выхода из кризиса, разработанные советским и партийным руководством, шли по нескольким направлениям. Было решено основное содержание газет посвящать вопросам местной жизни, удовлетворять запросы аудитории, дифференцировать их для различных групп читателей. Для качественной подготовки работников печати был организован Государственный институт журналистики (1921). В ЦК партии образовали отдел печати для систематического руководства прессой через парткомы. Начали выходить специализированные профессиональные журналы для работников печати «Красная печать» (1921-1928) и «Журналист» (1922-1923).

Введение НЭПа обострило идеологическую обстановку. Усилилось влияние буржуазной идеологии на крестьянскую часть пролетариата. Появившиеся многочисленные частные издательства наполнили информационный рынок массовой литературой, рассчитанной на нэпманов, обывателей. Делались попытки возвращения буржуазной печати («Новая Россия», «Россия», «Экономист», «Экономическое возрождение»). В 1922 г. появилась деловая газета московских нэпманов «Листок объявлений». Газета «Сельскохозяйственная жизнь» была уличена в публикациях правоэсеровского толка и за это закрыта. Все эти факты и явления заставили власти создать Главлит (1922 г.) – главное управление по делам литературы и издательств. В его задачи входило «идеологически-политическое наблюдение и регулирование книжного рынка… изъятие из него и из библиотек вредной литературы, вышедшей как в дореволюционные годы, так и за годы революции». Воспрещалось издание и распространение произведений, содержащих агитацию против советской власти, разглашающих военные тайны республики, возбуждающих общественное мнение путем сообщения ложных сведений, возбуждающих националистический и религиозный фанатизм. В докладной записке о деятельности Главлита за пять лет его существования подчеркивалось, что ему приходится ожесточенно бороться в оригинальной и переводной художественной литературе против порнографии, нездорового эротизма, матерщины, халтуры и бульварщины, изображения ОГПУ как застенка, иногда против явной контрреволюции. Ему предписывалось при выдаче разрешения на издательство книг и журналов руководствоваться не только политическими соображениями, но и экономическими и педагогическими, приспосабливая частные издательства к нуждам государства, и не допускать издательств, преследующих одну наживу. Со временем Главлит объединил идеологический контроль за всеми произведениями печати, радиовещания, снимками, картинами, лекциями, выставками, за всей иностранной литературой, ввозимой в СССР, контролировал изъятие политически вредных публикаций. К 1940 г. в центральном аппарате Главлита работали 174 цензора, по РСФСР – 5 тысяч.

Как в прошлые века наиболее значительные перемены в деятельности прессы происходили с появлением нового самодержца, так и в СССР все важнейшие нововведения в СМИ осуществлялись после вступления на пост нового руководителя партии. Самодержавный принцип в этом смысле продолжал действовать и здесь. История советского периода, как и царского, подтверждает, по мнению ученых, патерналистский характер российского социума. В период индустриальной модернизации, осуществлявшейся в рамках социалистического выбора, все дети младшего школьного возраста были октябрятами – «внучатами Ильича». Четверть века страной управлял «отец народов» – И.В. Сталин. Партийные органы осуществляли функции опеки, надзирая, поощряя, наказывая и защищая граждан, руководствуясь не Конституцией СССР, а партийным уставом и нормами морального кодекса строителя коммунизма. Генеральный секретарь ЦК КПСС был высшим источником справедливости в глазах многих сограждан.

В годы правления И.В. Сталина система советской печати получила значительное развитие и дальнейшую дифференциацию. Партийно-государственный аппарат старался охватить влиянием прессы все основные возрастные, социальные, профессиональные слои населения и прежде всего рабочие, крестьянские и красноармейские массы. Был разработан тип рабочих и крестьянских газет, которым надлежало популярно освещать все политические, хозяйственные и партийные вопросы. Крестьянская газета мыслилась как проводник советского и партийного влияния в деревне, не превращаясь в узкоспециальное агрономическое издание.

В числе основных мероприятий в прессе первой половины 20-х гг. было расширение комсомольско-молодежной печати («Комсомольская правда», «Пионерская правда» – 1925 г., создание комсомольских газет в регионах, на национальных языках), отраслевой прессы («Строительная газета», «Учительская газета», «Красная звезда» – 1924 г.), литературно-художественных журналов («Красная новь», «Новый мир», «Октябрь», «Молодая гвардия» – 1922-1924 гг.), массовых журналов («Работница», «Крестьянка», «Экран», «Хочу все знать», «Юные строители», «Мурзилка» - 1922-1924 гг.). В этом же, 1924 г. появляются новые издательства «Земля и фабрики», «Молодая гвардия», «Новая деревня», «Красная новь». Наконец, в 1925 г. было учреждено Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС).

Советская печать, по сути, стала правопреемницей российской печати, так же как и СССР - правопреемником дореволюционного государства Российского, включавшего в себя территории, получившие в годы советской власти статус союзных и автономных республик. Поэтому вполне правомерно, на наш взгляд, рассматривать советские СМИ как российские (в рамках прежней царской России). Кстати, заграница долгие годы продолжала по привычке называть СССР Советской Россией. Заложенные В.И. Лениным принципы и функции советской журналистики с полной силой проявились в 30-е гг. – годы социалистической реконструкции народного хозяйства. СМИ стали главными проводниками лозунгов партии в массы. Пропагандистская и агитационная работа была непосредственно увязана с практическими задачами коммунистического строительства -– досрочным выполнением первого и второго пятилетних планов, пропагандой стахановского движения. Печать как коллективный организатор соревнования в деревне проводила массовые рейды по проверке готовности колхозов к севу, уборке урожая, создавала для этого ударные бригады селькоров, выездных редакций. Чтобы усилить политическое и экономическое воспитание крестьян, в 1933 г. был расширен типологический диапазон низовой общеполитической прессы, наиболее близко стоящей к массам (созданы газеты политотделов машинно-тракторных станций (МТС)), которая включала в себя 2150 изданий МТС и 700 совхозных газет. Для укрепления партийного руководства печатью начали выходить журналы ЦК ВКП(б) «Районная печать» (1931), «Фабрично-заводская печать» (1932), «Большевистская печать» (1933). Значительно выросла районная пресса. Если в 1929 г. издавалось 309 газет тиражом 800 тыс. экз., то к 1940 г. насчитывалось 3500 районных газет тиражом 10 млн экз. Усиление роли районной печати было связано с тем, что она рассматривалась как «орудие партии по организации масс на осуществление задач сплошной коллективизации и ликвидации на ее основе кулачества как класса, по социалистическому воспитанию и культурному подъему масс». ЦК ВКП(б) обязал первых секретарей райкомов и горкомов партии лично руководить своей местной газетой, повседневно следить за ее содержанием и направлять газету на разрешение очередных политических и хозяйственных задач, стоящих перед районом.

В 30-е гг. оформилась вполне разветвленная систем печати, охватывавшая практически все население страны. По вертикали она строилась следующим образом: центральные издания – республиканские – краевые – областные – городские – районные – многотиражные (фабрично-заводские, вузовские, газеты МТС и т.д.) – стенные бригадные и цеховые газеты. Вышестоящие издания обязаны были делать обзоры печати нижестоящих, чтобы на основе показа положительного опыта одних и выявления слабых сторон других газет вести постоянное улучшение информационной продукции. Такой подход использовался для руководства местной партийной прессой с первых лет Советской власти. Многие газеты не имели в то время достаточно квалифицированных журналистских кадров, и задачей обзоров было повышение уровня профессионального мастерства работников печати. Обзоры заменяли учебные пособия по журналистике, служили исправлению недостатков в обозреваемых газетах, распространению хороших начинаний, находок в газетной работе. Все это определило судьбу жанра как управленческого. У обзора печати были свои преимущества перед другими формами партийного руководства печатью - это оперативность, гласность, контроль общественности. Одним из главных отличительных свойств жанра была его директивность, которая требовала, чтобы обзоры печати перепечатывались теми газетами, которым они посвящены. Со временем резкую критичность обзора печати сменила проблемность: важно было не только критиковать, но и вскрывать корни негативных явлений, указывать пути их устранения.

Индустриализация народного хозяйства вызвала к жизни новые отраслевые издания. В конце 30-х гг. появляются газеты «Черная металлургия», «Угольная промышленность», «Нефть», «Машиностроение», «Пищевая индустрия», «Легкая индустрия» и др. Совнарком СССР определял, каким наркоматам можно иметь свою отраслевую газету, а каким - нет. Он же устанавливал периодичность, тиражи этих газет и розничную цену номера. Так, самый большой тираж – 275 тыс. экз. – был установлен для газеты «Гудок», а самый маленький – 20 тыс. экз. – для «Авиационной газеты». В 1940 г. разрешение выпускать газеты получили наркоматы электропромышленности, промышленности строительных материалов, мясной и молочной промышленности, рыбной промышленности, текстильной промышленности, целлюлозной и бумажной промышленности.

Создавались новые общественно-политические газеты в освобожденных областях Западной Украины, Западной Белоруссии, Молдавии, Прибалтике. В целом в предвоенные годы в СССР издавалось около 9000 газет и свыше 1600 журналов, работало 93 радиостанции, а в 1938 г. начались первые телевизионные передачи. Таким образом, к концу 30-х гг. сложилась система средств массовой информации: периодическая печать, информационные агентства, радиовещание, телевидение.

Однако с началом Великой Отечественной войны происходит значительная перестройка системы СМИ. 24 июня 1941 г. было создано Советское Информационное Бюро, на которое было возложено освещение событий и военных действий на фронте, составление и публикация военных сводок по материалам Главного командования, руководство освещением международных событий и внутренней жизни СССР в печати и на радио; организация контрпропаганды против немецкой и другой вражеской пропаганды. Руководство страны сократило количество центральных и отраслевых журналов, многие родственные издания были объединены; уменьшило тиражи и периодичность центральной и местной печати (с 8806 газет в 1940 г. до 4561 в 1942 г.), республиканские, краевые и областные газеты стали выходить на двух полосах пять раз в неделю. Районные – на двух полосах один раз в неделю. Вместе с тем широко развернулась военная печать в действующей армии – в 1942 г. насчитывалось 13 фронтовых, 93 корпусных и армейских, более 600 дивизионных и бригадных газет.

На оккупированных территориях была организована партизанская и подпольная печать: в Белоруссии выходили 162 таких газеты, на Украине – 30. Кроме того, был налажен выпуск листовок для сбрасывания в тыл врага, чтобы информировать советских людей о положении на фронтах. Многие известные писатели стали военными корреспондентами центральных газет.

В начале войны советское командование издавало также газеты, рассчитанные на разложение войск противника, однако их эффективность была мала и их заменили выпуском листовок. Немецкое командование тоже распространяло массовую информацию для населения на оккупированных территориях СССР – Украине, Белоруссии, Молдавии, Прибалтике с помощью газет, листовок и радио. Оккупационные власти, частные издатели, профашистские националистические партии пропагандировали «освобождение» и «новый немецкий порядок», которые несли завоеватели восточным народам. Однако фашистские СМИ не могли найти большой поддержки среди населения. Ответом на эту пропаганду было расширяющееся партизанское движение.

В послевоенные годы журналистика стала инструментом в организации восстановления разрушенного хозяйства. В многочисленных партийных постановлениях были определены задачи каждой группы изданий, ориентированных на конкретную читательскую аудиторию. Так, многотиражные газеты должны были освещать вопросы внутрипартийной жизни и деятельности предприятия в целом, социалистического соревнования, бороться с лодырями и нарушителями трудовой дисциплины. Городские газеты нацеливались на всестороннее освещение жизни промышленных предприятий, культурных учреждений, городского хозяйства, популяризацию опыта соцсоревнования. Главной задачей районных газет ставилось идейно-политическое воспитание населения, организация его на решение местных задач. Для повышения качества изданий в 1948 г. были созданы редакционные коллегии в республиканских, краевых и областных изданиях. Несколько постановлений (1946, 1947, 1953 гг.) было посвящено улучшению распространения печати на селе.

Партийно-государственный аппарат не оставлял вне поля своего зрения и литературно-художественные журналы. В 1946 г. вышло постановление «О журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором названные издания подверглись резкой критике за безыдейность и аполитичность. Главными виновниками оказались Михаил Зощенко и Анна Ахматова, чьи произведения, опубликованные в ленинградских журналах, на взгляд партийных органов, были идейно чуждыми советскому читателю. В результате журнал «Ленинград» был закрыт, а на главных редакторов была возложена полная ответственность за идейно-политическую направленность журналов (это постановление было отменено решением политбюро ЦК КПСС только в 1988 г.). Чтобы сатирики и юмористы не просто смешили публику, но и воспитывали ее, в постановлении ЦК ВКП(б) «О журнале «Крокодил» (1948 г. ) им были определены следующие задачи: борьба с пережитками капитализма в сознании людей, обличение расхитителей, рвачей, бюрократов, проявлений чванства, угодничества, пошлости; критика буржуазной культуры Запада, показ ее идейного ничтожества и вырождения.

В целом журналистика в годы правления И.В. Сталина превратилась в эффективный инструмент идеологического управления обществом, «приводной ремень» между партией и массами. Велика была ее роль и в создании культа личности вождя, мифологизации жизни страны рабочих и крестьян. Монополия на истину в руках руководства страны позволяла делать произвольный отбор тех или иных событий, исторических фигур, умалчивать или преувеличивать их значение.

В годы хрущевской «оттепели» культ личности подвергся резкой критике. Новый курс КПСС, провозглашенный на ХХ съезде партии, был направлен на преодоление сложившихся стереотипов в СМИ. Демократизация общественной жизни благотворно сказалась на дальнейшем развитии структуры СМИ, обогащении типологии центральной и местной печати. С 1953 по 1961 г. появилось много новых газет и журналов. В целом советская печать в это время насчитывала 24 всесоюзных газеты, 600 республиканских, краевых и областных, свыше 4,5 тыс. городских и районных, свыше 2 тыс. многотиражных газет, а также свыше 650 журналов. Заметно увеличились тиражи центральных изданий: тираж «Известий» составлял 15 млн экз., «Правды» – 6 млн. Были созданы Союз журналистов СССР (1959), Агентство печати «Новости» (АПН) (1961), Государственный комитет по печати при Совмине СССР и в союзных республиках (1963). АПН занималось внешнеполитической пропагандой, созданием благопристойного имиджа страны за рубежом, выполняло те же функции, что и первая петровская газета «Ведомости». Оно издавало 27 газет и 5 журналов, целью которых было распространение в 102 странах информации о жизни в СССР.

ЦК КПСС называл журналистов «подручными» партии, что означало высшее признание их заслуг. Многие работники СМИ гордились этим званием. Хотя «подручные» подразумевались партийным аппаратом как послушные, всегда находящиеся под рукой и беспрекословно исполняющие все указания парткомов. В духе партийной преданности готовили новые кадры для СМИ 24 факультета и отделения журналистики государственных университетов. Этим же занимались и партшколы.

Точно следуя партийным решениям (в том числе и ошибочным, как выяснялось позже), советские СМИ активно проводили их в массы (пропаганда посева кукурузы в непригодных для этого климатических условиях, создание Совнархозов, компания по «коммунизации» деревни, итогом которой стала ликвидация подсобных хозяйств, повлекшая разрушение традиционного быта крестьянства, исчезновение деревень, бегство народа в города). Усердие журналистов приводило к тому, что массовая информация оказывалась не во благо, а во зло самим массам.

С приходом к руководству партией Л.И. Брежнева в содержании газет, журналов, теле- и радиопередач стали заметны парадность, некритическое отражение действительности, умалчивание о деформациях и противоречиях в жизни общества. Широко освещались различные юбилейные даты и подготовка к ним – 50-летие и 60-летие Октябрьской революции, 50-летие ВЛКСМ, 100-летие со дня рождения В.И. Ленина, 50- и 60-летие образования СССР. Чтобы не омрачать негативными фактами этих и других знаменательных дат, партийные комитеты и руководимые ими СМИ стали сглаживать, обходить нерешенные проблемы, острые вопросы, недостатки, трудности, у них появилась боязнь открыто ставить на обсуждение актуальные вопросы общественной жизни. Вместо этого газеты выступали с разнообразными новыми починами, искусственно насаждаемыми в рабочих коллективах.

К середине 60-х гг. в стране уже насчитывалось 47 тысяч членов Союза журналистов СССР. В 1967 г. на смену профессиональному журналу газетчиков «Советская печать» пришел журнал «Журналист», охватывающий деятельность всех видов отечественных и зарубежных СМИ.

В противовес официальной пропаганде в 1960 – 1980-е гг. в стране возник и начал развиваться «самиздат». Он не был массовым с точки зрения большого охвата читательской аудитории. Но он давал возможность инакомыслящим, которые получили название диссидентов, выражать свое несогласие с официальным курсом партии в общественно-политической жизни, быть островком оппозиции в едином информационном пространстве страны. «Самиздат» выполнял ряд функций: 1) информационную – доведение нужных сведений до определенного круга лиц; 2) критическую – обличение пороков тоталитарного государственного строя; 3) коммуникативную – укрепление социальных связей между людьми; 4) самореализации – обретение возможности познания и самовыражения; 5) компенсаторную – восстановление социокультурных утрат. Известным печатным изданием «самиздата», которое выходило нелегально в стране в 1968–1983 гг., был информационный бюллетень «Хроника текущих событий», отражавший факты нарушения прав человека в СССР. Другие издания печатались за границей.

Развитие прессы в годы перестройки

С уходом из жизни Л.И. Брежнева, а вслед за ним еще двух генеральных секретарей ЦК КПСС Ю.В. Андропова и К.У. Черненко к партийному руководству в 1985 г. пришел М.С. Горбачев, который объявил предыдущие десятилетия застоем, провозгласил перестройку советского общества и построение социализма «с человеческим лицом». Одной из основных характеристик этой перестройки стала гласность, которую следовало осуществлять средствам массовой информации. Они должны были, по мнению новых партийных руководителей, помочь народу понять свое прошлое и настоящее. В «толстых», литературно-художественных журналах в большом количестве стали публиковаться запрещенные ранее художественные произведения советских и зарубежных авторов, писателей-эмигрантов. Общеполитические газеты и журналы наполнились публикациями архивных, ранее секретных материалов. На страницах газет шла реабилитация, восстановление несправедливо забытых имен деятелей отечественной культуры и науки. Изменилось и освещение текущей жизни. СМИ более оперативно и правдиво информировали о чрезвычайных происшествиях, анализировали положение дел в «закрытых» ранее регионах и ведомствах, писали о преступных действиях должностных лиц, бывших ранее вне критики.

Все эти преобразования в СМИ прямо сказались на функционировании Главлита (с 1966 г. получившего название Главного управления по охране государственных тайн в печати при Совете Министров СССР), терявшего в ходе перестройки свои контролирующие функции. К 1987–1988 гг. Главлит вынужден был частично отменить институт предварительной политической и идеологической цензуры, сохраняя за собой лишь охрану государственных тайн, понимаемую все же достаточно широко. В 1990 г., в связи с выходом «Закона о печати и других СМИ», отменившего цензуру, Главлит перешел в своих отношениях со СМИ на хоздоговорную основу. Дальнейшая его судьба складывалась драматично: после попытки реанимации цензуры во время путча 1991 г. органы Главлита были расформированы. По «Закону о печати и других СМИ» цензура отменена окончательно.

Качественно изменилась отечественная международная журналистика. Отказ от конфронтации с западными СМИ, оценка Запада как партнера привели к некритическому восхвалению буржуазного образа жизни, активному внедрению зарубежных СМИ на отечественный информационный рынок. Бурные внутренние события в стране отодвинули на второй план освещение международной жизни, читательский интерес к ним заметно понизился, что сразу же сказалось на информационной политике редакций - они стали сокращать число собкоров за рубежом.

Новой, не свойственной коммунистической журналистике, чертой стала религиозная тематика в советских СМИ. С 1988 г., когда в СССР широко отмечалось 1000-летие крещения Руси, атеистическая пропаганда практически исчезла со страниц газет и журналов, из эфира. Ее место заполнили положительные публикации о религии. В общеполитической печати началось активное переосмысление роли церкви в об<