Аудитория газеты как субъект журналистской

Деятельности

Массовая информация как информация масс. Термин «массовая информация» имеет много определений. Одни исследователи считают, что это массовое информирование населения; другие - что это информация, вызывающая массовый интерес, адресованная массам, соответствующая нуждам масс; третьи подчеркивают, что информация становится массовой, благодаря стремительному росту количества и качества средств передачи информации; четвертые - что это стремление к созданию единой позиции массы по касающимся ее вопросам, интеграции ее в социальную общность и выработке единой активной позиции по этому кругу вопросов. В целом, эти формулировки можно свести к обобщенному определению массовой информации как социальной информации, распространяемой с помощью технических средств на неограниченную аудиторию и вызывающей массовый интерес. Данные определения объединяет то, что главная роль в них отводится источнику информации, массы же являются пассивным потребителей сообщений. Они - объект деятельности субъекта информации. Поток информации носит односторонний характер: от СМИ к аудитории.

Во второй половине 1980-х гг. в работах исследователей СМИ наметился подход к рассмотрению взаимодействия СМИ и аудитории как равноправных субъектов в информационных процессах. Участие населения в производстве массовой информации стало оцениваться одним из условий эффективности журналистики. Изменились и акценты в изучении взаимоотношений «журналист - читатель»: от управляющего воздействия они сместились к развивающему взаимодействию.

Сегодня, на наш взгляд, пришло время рассматривать СМИ и их аудиторию как субъектов массовых информационных процессов, где ведущую роль начинает играть аудитория. Развитие нашего общества, уровень образования и политическая зрелость населения, расширение компьютеризации и интернетизации, демократии и самоуправления народа дают основания для того, чтобы массовая информация из информации для масс, которую создают профессиональные журналисты, превратилась в информацию, производимую массами, направленную на них же для самосовершенствования общественной жизни.

Актуальность данной проблемы состоит в том, что непосредственная демократия, на которой главным образом строится самоуправление народа, функционально связана с общественным мнением, выражается в предоставлении каждому гражданину права высказывать свое отношение к вопросам государственного и местного характера, в обязанности учета мнения большинства государственными органами и всеми гражданами. Наиболее же универсальным средством выявления общественного мнения являются сегодня СМИ, сети новых телекоммуникаций. По своей всеохватности, массовости, оперативности они намного опережают другие каналы прямой демократии (выборы в органы власти, наказы избирателей, отзыв депутатов, собрания и сходы граждан, петиции, митинги, уличные шествия, демонстрации). Влияние СМИ распространяется на все социальные, профессиональные, возрастные, национальные слои и группы населения, все государственные и общественные организации. СМИ также не имели в недавнем прошлом себе равных по масштабу обратной связи. В отличие от других демократических институтов эта связь у них каждодневная и гласная. Метод решения стоящих перед СМИ задач - только убеждение в отличие от метода принуждения, который используют другие институты (государство, партии и т.д.).

Социологи считают, что вероятность усвоения информации зависит не только от ее качества, уровня образования читателей, но и от степени их причастности к созданию и распространению этой информации. Поэтому эффективность функционирования СМИ во многом зависит и от того, насколько активно участвует в них аудитория.

Все вышесказанное позволяет, на наш взгляд, массовую информацию трактовать и как информацию, производимую массами, с помощью которой создается и выражается общественное мнение, играющее заметную роль в управлении обществом. В роли основного субъекта этой информации выступает народ. Это не просто сумма индивидов с неопределенными качественным и количественным составом, размытыми границами, меняющимися с каждой конкретной ситуацией. Наоборот, это массы, состоящие из определенных социальных групп, упорядоченных по тому или иному признаку - национальному, классовому, возрастному, половому, профессиональному, функциональному, образовательному, региональному, по социальному и семейному положению т.д. Собственно, это те признаки аудитории, которые учитываются издателями при создании тех или иных газет и журналов (издания для детей и взрослых, женщин и мужчин, журналы, отражающие профессиональные, творческие, любительские интересы). Люди, выступающие в газетах, и выражающие собственное мнение, на самом деле являются выразителями общественного мнения тех групп, представителями которых они являются, того коллективного суждения, которое они приняли и считают своим. Следовательно, субъектом массовой информации можно считать и определенную социальную группу (или индивида как представителя этой группы, выразителя ее интересов), которая в ходе своей жизнедеятельности производит и распространяет социальную информацию, выполняющую в обществе управляющую функцию.

Общественные начала в журналистике. История русской журналистики уже знала деятельность масс как субъекта информации. Распространенной в советский период формой участия аудитории в СМИ было, как отмечалось выше, рабселькоровское движение. Рабочие и сельские корреспонденты считались активными выразителями общественного мнения, которое они распространяли с помощью СМИ, и в то же время нештатными представителями редакционных коллективов на местах. То есть они воплощали тот полифункционализм, который заключается в совмещении источника информации и приемника этой информации в одном лице. Рабселькоры составляли наиболее активную часть аудитории, которая входила на общественных началах в СМИ.

В середине 1980-х гг. в советских СМИ трудилось 100 тыс. профессиональных журналистов и около 6 миллионов нештатных, общественных корреспондентов, представлявших все слои и группы населения. Такое устойчивое сотрудничество объясняется отсутствием в СМИ возрастных и профессиональных ограничений, привязки к месту жительства, добровольностью вступления в роль нештатного сотрудника и таким же добровольным выходом из нее.

Доступ к материалам 20-х гг. ХХ в., содержавшихся долгие десятилетия в закрытых «спецхранах» библиотек и возвратившихся к широкому читателю в середине 80-х гг., дает возможность восстановить истинный смысл организации рабселькоровского движения именно как контроля масс над государственным и партийным аппаратом, их учебы самостоятельному управлению обществом через печать. К сожалению, эти мысли о самоуправлении масс не получили своего воплощения в жизнь из-за большой неграмотности населения в те годы, нехватки у него общей, политической культуры.

Рабселькоровское движение дало пролетарской печати целые поколения рабочих-журналистов, активных работников прессы, но оно не смогло стать той решающей силой, которая бы подняла народ до самостоятельного управления обществом. Массовая информация, которая мыслилась как информация самих масс, осталась информацией для масс. Создание этой информации была возложено на профессионального журналиста, чаще всего интеллигента, стоящего на пролетарских позициях. Он как бы выступал от имени масс выразителем их мыслей и желаний.

Усиление в последующие годы субъективизма в управлении обществом, его бюрократизация, укрепление командно-административной системы привели к свертыванию рабселькоровского движения. Бюрократия, с которой, рабочие и сельские корреспонденты вступили в борьбу, одержала верх. А профессиональный журналист из выразителя мнения народа стал выразителем мнения бюрократического аппарата. Массовая информация превратилась в такую информацию для масс, какой ее желали видеть тогдашние руководители партии и правительства: она замалчивала правду, создавая ложную картину благополучия народной жизни. Народ стал объектом манипулирования. За него и без его ведома решалось, что ему нужно знать, а что не нужно.

«Оттепель» в общественной жизни после XX съезда КПСС возродила инициативу и энтузиазм народа. В 60-е гг. в массовом рабселькоровском движении участвовало свыше 5 млн человек. Широкое распространение получили рейды, посты, привлечение общественников к проверке поступающих в редакцию писем и материалов, нештатные отделы в редакциях, рабселькоровские и авторские советы при отделах. Анализ развития рабселькоровского движения показывает, что оно шло параллельно усилению или ослаблению процесса демократизации в стране. «Пик» распространения общественных начал в СМИ приходится на 20-е - начало 30-х гг. и на вторую половину 50-х - 60-е гг. Спад - на конец 30-х - начало 50-х гг. и на 70-80-е гг., т.е. как раз на те годы, которые отличались усилением субъективизма в управлении обществом, его бюрократизацией.

Демократизация, гласность в первые годы перестройки давали все основания для возрождения активности аудитории СМИ, для широкого участия в журналистике различных слоев и групп населения.

Взаимодействие официальных и неофициальных субъектов СМК. Информационную деятельность аудитории можно рассматривать и с точки зрения функционирования неофициального субъекта СМК, который использовал для распространения собственных текстов официальные информационные каналы. В годы советской власти в стране провозглашался и поддерживался лозунг о том, что народ и партия едины. И партия давала народу достаточно широкий выход на полосы газет и в эфир. Разумеется, если там не было прямой критики самой партии. Наряду с одобрительными откликами на инициативы и курс партии в целом, в СМИ публиковалось довольно много проблемных и критических авторских материалов, реально отражавших положение дел в народном хозяйстве и общественной жизни. По этим выступлениям официальными структурами принимались конкретные меры для исправления недостатков. В то время авторитет СМИ, подкрепленный авторитетом партийного издателя, был очень высок и среди чиновников, и среди населения.

То есть налицо было взаимодействие официального и неофициального субъектов СМК. Однако неофициальный субъект неоправданно мало учитывался официальными учреждениями в общей системе информационно-пропагандистской деятельности, основными средствами которой традиционно значились тогда СМИ, кино, лекционная пропаганда. А ведь социализация личности, подчеркивают социологи, происходит при непременном опосредовании «макроуровня» «микроуровнем», т.е. массового общения межличностным. Воспитательное воздействие массового общения эффективно лишь тогда, когда оно опирается на такое же воздействие общения межличностного, подтверждается им, когда опосредованный жизненный опыт личности хорошо согласуете с его непосредственным опытом. Другими словами, информация официального субъекта принимается и успешно усваивается людьми только тогда, когда она положительно оценена неофициальным субъектом массовых информационных процессов (МИП), поддержана им. Любое важное сообщение СМИ, как правило, обсуждается и получает свою оценку в семье, трудовом коллективе, неформальной группе. Именно эта оценка близких человеку людей больше всего влияет на его отношение к тем или иным сообщениям официальных источников информации. Если у неофициального коллектива складывается стойкое отрицательное отношение к официальной информации, например из-за замалчивания СМИ отдельных фактов, проблем, то на большую эффективность и действенность средств массовой информации в этом случае рассчитывать не приходится.

Неофициальный субъект объективно включен в информационное поле - он производит и распространяет свои тексты в той или иной форме. И если не прислушиваться к ним, отмахиваться, как второстепенных, ничего незначащих, то это приводит ко всяким просчетам и негативным явлениям. Во-первых, власть не слышит самого народа, его мыслей, забот, чаяний. Во-вторых, бесконтрольное неофициальное общественно мнение может производить не только правдивую, но и ложную информацию в виде домыслов, слухов, которые идут во вред обществу, дезориентируя его. В-третьих, остается не использованным неисчерпаемый резерв интеллектуальных, моральных сил общества. В-четвертых, невольное противопоставление официальных и неофициальных субъектов часто подрывает авторитет первых, которые нередко замалчивают или искажают информацию в угоду политической или экономической целесообразности, а неофициальный источник информации в любом случае ее распространяет, дает собственное толкование всем жизненным явлениям, фактам, событиям.

В интересах успешного развития нашего общества, необходимо включение творческой энергии масс в созидательные дела. Яркий тому пример - годы Великой Отечественной войны. У народа, потрясенного войной, столкнувшегося с реальной опасностью своей гибели, появилась неодолимая потребность непосредственно самому откликнуться на все события. Творческие силы масс проявились здесь во всей своей мощи. Наряду с профессиональными писателями, журналистами, артистами народ сочинял и распространял песни, частушки, устные рассказы, анекдоты, пословицы, поговорки. Официальный и неофициальный субъекты СМК как никогда раньше слаженно работали на общую цель - защиту Отечества и победу над врагом.

В нынешней ситуации системного кризиса, постигшего Россию, когда она так же, как и в годы войны, стоит перед серьезной опасностью национальной катастрофы, нужно вновь обратиться за помощью к народному духу и самосознанию, разбудить его, вывести из гипнотического состояния подавленности и апатии, в которое его ввергают прозападно настроенные СМИ на протяжении многих лет. Отрадно, что в некоторых местах народ по-прежнему стоек, благодаря своему неформальному творчеству.

Повторим еще раз: для национального возрождения крайне необходима координация официальных и неофициальных субъектов МИП, согласование и приведение в систему их действий как равноправных участников массовых информационных процессов, направление всех сил и средств для достижения общей цели.

В нашем обществе системы информационного обмена, писали исследователи в первые годы перестройки, могут и должны функционировать как сознательно и научно управляемые, а их «взаимоотношения» строиться по принципу взаимодополнения и оптимизации. Гласность не сводится только к свободе слова, мнения, к публичному обсуждению проблем. Это лишь первое необходимое условие гласности. Цель же ее - в создании безотказно действующей системы обмена информацией, охватывающей и микросреду, и макросреду личности, трудовых коллективов и всю политическую систему общества. Переналаживание механизма общения является важнейшей составляющей перестройки всей общественной жизни. Бюрократизм создал такую организацию общения людей, которая жестко отграничивала одни каналы общения от других, противопоставляла формальное и неформальное общение, т.е. фактически отрывала систему массового общения от межличностного. Этому способствовала двойная мораль, разрыв между словом и делом.

Эти слова не потеряли своей актуальности и сегодня. Одно и то же явление получает противоположные оценки в интерпретации официального и неофициального субъектов СМК. Это говорит о большой пропасти между управляющими и управляемыми, хронической болезни всего общества. В числе мер по выводу России из кризиса должно быть разрушение нынешнего информационного механизма торможения и создание на его месте системы информационного взаимодействия в обществе, которая бы объединила в общем деле и официальные, и неофициальные субъекты СМК.

С усилением роли СМИ как средства непосредственной демократии аудитория, на наш взгляд, должна превратиться в основной субъект информационного процесса, а редакция - во вспомогательный механизм, обеспечивающий всеобщее участие масс в управлении обществом через СМИ. По мнению Герберта Шиллера, вовлечение многих людей в информационную деятельность по их же собственной инициативе в конечном счете представляет собой самую надежную защиту общества от контроля над информацией и манипуляции сознанием. СМИ станут универсальным инструментом самоуправления народа, а главным работником СМИ будет нелитератор, любой член общества. С переустройством органов общественного управления «для народа» в органы управления «посредством народа» массовая информация из информации для масс станет информацией самих масс. Со временем, в информационном, гражданском обществе весь народ превратится в такой субъект информационных процессов, в котором сольются неофициальный и официальный субъекты СМК.

Участие аудитории в современной газете. В настоящее время в российском обществе существуют газеты, которые по-разному относятся к участию своей аудитории в журналистской деятельности. Новые демократические издания, появившиеся в ходе рыночных реформ и исповедующие буржуазные принципы журналистики, не раскрывают редакционной кухни перед своими читателями. Здесь считают, что газету должны делать профессионалы, а аудитории отводят роль потребителя информации, то есть работают по еще дореволюционной формуле: «писатель пописывает, а читатель почитывает». Издания демократического толка публикуют в основном материалы штатных сотрудников. Обратные связи очень ограничены, письма появляются редко. Аудитория рассматривается как объект информационно-пропагандистского воздействия, как потенциальный покупатель информационного товара (особенно, в информационно-коммерческих изданиях), который не может и не должен участвовать в его производстве, т.е. в публикации собственных текстов.

Старые же издания, сохранившие в своей работе с читателями формы массовой работы советских времен, наоборот, активно используют обратные связи редакции с аудиторией, которые стали гораздо интенсивнее. Читатели нашли в этих изданиях своих союзников, участливых собеседников, с которыми можно поделиться самыми сокровенными мыслями, излить наболевшее. В таких газетах по-прежнему публикуются многочисленные читательские письма, отклики на публикации, произведения устного народного творчества - частушки, песни, анекдоты. Эти издания, в подзаголовках которых часто значится «независимая народная газета», действительно публикуют много материалов непрофессиональных авторов. Аудитория выступает здесь подлинным субъектом журналистики.

Бурное внедрение в общественную жизнь новых телекоммуникационных технологий, Интернета, которые действуют в интерактивном режиме, заставляют средства массовой информации приспосабливаться к новым условиям – вводить у себя сетевые версии изданий, устанавливать в них интерактивный режим с читателями, переходить от субъектно-объектных к субъектно-субъектным отношениям со своей аудиторией. Для поддержания сетевой версии и общения в Интернете с читателями в режиме реального времени газеты расширяют штаты своих редакций, специализируют сотрудников для связи с аудиторией.

II семестр:

Лекция №19.